Специальная военная операция дала множество открытий в военном деле. Открытия были с обеих сторон, но самым неожиданным стало массированное применение различных дронов. Мы сейчас поговорим о наиболее ярком явлении на поле боя — малых и сверхмалых беспилотных летательных аппаратах (БЛА), массовое применение которых существенно изменило картину боя.

 

 

Мир будущего — уже сегодня

Разве можно недавно было представить, что оперативное командование бригады или роты может находится в блиндаже и на мониторах наблюдать в режиме реального времени проведение военной операции, корректировать огонь артиллерии, наводить авиацию или ударный дрон-камикадзе, и всё это без спутниковых систем передачи информации и прочих высокотехнологичных и жутко дорогих систем? Китайский лёгкий гражданский квадрокоптер совершил военный прорыв.

Сетецентрическая война внезапно «спустилась с небес на землю» как по уровню технологий, так и по уровню технической и финансовой доступности. Военный мир ещё не до конца осознал это явление.

«В то время как системы борьбы с беспилотниками отстают и «оставляют небо открытым для сложных, но чрезвычайно хрупких объектов», разрабатываются контрмеры», — заявил недавно начальник французского генштаба генерал Пьер Шилл на выставке Eurosatory. «Уже сегодня 75% беспилотных летательных аппаратов на поле боя в Украине теряются из-за средств радиоэлектронной борьбы… Безнаказанность маленьких, очень простых беспилотников над полем боя — это моментальный снимок во времени», — добавил генерал.


Начальник штаба французской армии генерал Пьер Шилль осматривает систему борьбы с беспилотниками Rapid Eagle на оборонной выставке Eurosatory в Париже 19 июня 2024 года

Время конечно покажет, но мне кажется, что месье генерал ошибается. Он судорожно держится за старый, привычный ему мир танков Leclerc и красиво одетых французских солдат. Реальность грязная и кровавая, а танки сейчас не бодро крутят башней, разметая своим огнём боевые порядки, а прячутся под навесами из профлиста. Будут совершенствоваться средства РЭБ, разрабатываться новые тактические решения по противодействию БЛА и многое другое. Но в ответ появится машинное зрение у сверхмалых БЛА, появится пусть и слабый, но уже самостоятельно выполняющий боевую задачу искусственный интеллект (ИИ). Всё это станет нормой.

Реальность

Но постойте, разве этого уже сейчас нет на линии боевого соприкосновения? Это уже есть, и это развивается с немыслимой скоростью, а заправляют этим прогрессом не в больших ОКБ с кучей компьютеров и испытательных стендов. Это факт. Прогресс в этой области движется теми, кто применяет это беспилотное оружие, и теми, кто практически «на коленке» собирает его. Я говорю про боевые расчеты «дроноводов» и «народный ОПК».  

Если про сами дроны и тех, кто их производит, сказано и показано много, то вот про тех, кто готовит операторов, инженеров и техников БЛА, информации мало, хотя в рамках страны идёт масштабная работа по их подготовке.

Оператор БЛА

Операторов готовят и в недрах Министерства обороны, и в системе ДОСААФ, и много ещё в каких околовоенных и даже гражданских структурах. Но мы сейчас поговорим не об операторах «Орланов», «Ланцетов» и других сложных, дорогих БЛА. Мы говорим об операторах самых простейших FPV (First Person View — взгляд от первого лица) дронов. На эти невероятно юркие и быстрые (до 160 км/ч) машины уже легло множество боевых задач, и вариант дрона-камикадзе уже не единственный вариант боевого применения. Честно, я не встречал более динамично развивающегося направления. Примерно каждый месяц, а то и чаще меняются или корректируются тактические приёмы, частоты и элементы конструкции этих маленьких, но смертоносных боевых птичек.


Работа сводного расчёта БЛА. Разведка, наведение и уничтожение

Им под стать операторы, которых, ради справедливости, стоит назвать пилотами. Дело в том, что в пилотировании обычного дрона, даже небольшого, оператору помогает множество различных систем, которые стабилизируют полёт, помогают бороться с ветром, корректируют ошибки. При полета на FPV в режиме «ACRO» дрон и оператор предоставлены сами себе — электронных помощников нет. Ощущение, как на при полёте на лёгком вертолёте при выключенном автопилоте, причём есть два важных нюанса. Дрон гораздо более чувствителен к действиям оператора, который управляет им не руками и ногами, а только двумя пальцами. Моторика движений очень маленькая, а скорость изменения воздушной обстановки очень высокая. Тут конечно нет ничего не достижимого — «терпение и труд всё перетрут».

Дроноводом быть хочу, пусть меня научат!

Как правило, на обучение приходят уже воевавшие военнослужащие, которых в учебные центры отправляют командиры тактических подразделений. Оператор БЛА сейчас нужен везде и всем. Это и разведка, и средство борьбы с танками, и средство удара по ближайшим тылам. Беспилотниками можно «размотать» атакующие порядки противника и сорвать ротацию обороны. Эффективность этой работы зависит от опыта и навыков расчёта БЛА. Именно расчёта, потому что «один в поле не воин».

Расчёт БЛА чаще всего рождается в учебном центре, где инструктора распределяют воинов по их умениям и навыкам. Некоторые лучше летают, некоторые лучше разбираются в инженерном и сапёрном деле. Обучение очень интенсивное и длится всего от двух до четырех недель с перерывами на сон и еду. Мотивация будущих «пилотов беспилотной авиации» просто зашкаливает — это я видел своими глазами.

Будущие пилоты — это зрелые люди (возраст 25–40 лет), но им не чужд мальчишеский азарт, а учитывая серьёзное отношение к жизни и войну, учатся они не за диплом, а на совесть, на жизнь. При чём тут азарт, если они готовятся к такой важной и опасной работе? Чувствительность управления, маневренность дрона, мир, который вы видите «глазами дрона» — эмоциональные ощущения от полета в FPV-очках и адреналин зашкаливают. 

Добавьте сюда еще и диссонанс, который возникает в вестибулярной системе — глаза и мозг сообщают, что вы бешено несётесь где-то в небесах, а другая часть сигнальной системы вашего организма говорит — нет, вы твёрдо стоите на земле. К этому тоже надо привыкнуть. Поэтому мне и кажется, что оператор — это тот, кто, наблюдая в экран монитора, управляет достаточно автоматизированной и сложной беспилотной авиационной системой, а вот тот первый, который в FPV-очках — это пилот.

Обучение

Как уже было сказано выше, курс обучения длится от двух до четырех недель. Это, конечно, мало, чтобы дать полный массив информации, навыков и умений, но фронту срочно нужны специалисты беспилотной авиации. Много и «вчера».

Как и любой учебный процесс, курс подготовки состоит из теоретической и практической частей. Курсанты изучают следующие дисциплины:

  • навигация, топография и передача данных;
  • работа с РЭБ и РЭР;
  • инженерно-сапёрное дело;
  • тактическая подготовка, отработка взаимодействия расчётов;
  • техническая подготовка по инженерной работе с различными моделями дронов.

Но это «по-максимуму». Часто большая часть учебного времени, которого просто не хватает, тратится на самое важное — обучение непростой технике пилотирования. Как уже было сказано ранее — не каждому дано стать пилотом FPV-дрона. Тут нет ничего особенного — далеко не все становятся лётчиками, даже после прохождения психологического и профессионального отбора. Просто к любому делу надо иметь предрасположенность, в том числе и физиологическую.

Как учат летать

Обучение лётному мастерству, конечно, начинается с тренажёра, который в нашем случае представляет собой компьютерную программу, а органами управления является похожий на игровой пульт управления, например Radiomaster, который лично мне больше всех понравился по ощущениям. Пультов, кстати, великое множество и они же могут потом использоваться при реальном пилотировании дрона, при совместимости протоколов связи, конечно. Курсант, используя пульт, учится пилотировать дрон в виртуальной компьютерной среде, и вот тут начинается первое «но».

Во всех учебных центрах, которые я посетил, в качестве тренажёров используются западные игровые симуляторы LiftOff и Uncrashed, с помощью которых отрабатывается координация, мелкая моторика и навыки пилотирования. Это на самом деле не очень хорошо, т.к. прививает ложные лётные навыки, но к этому важному моменту мы вернёмся позднее.

После симулятора курсант переходит на совсем маленький, комнатный дрон, на котором отрабатывает навыки реального полёта, и вот здесь у некоторых и возникает проблема ложного лётного навыка, которую он получил на игровом симуляторе. На переучивание тратится время. Время, которого крайне мало.

После того как будущий пилот научился справляться с дроном-малюткой, он переходит на более серьёзные и мощные машины. На этом этапе часто применяется параллельное обучение технике работы с паяльником, или «собери свой дрон сам». Оператор дрона должен досконально знать устройство своей машины и уметь её починить. Собрать свой личный дрон, прошить его и настроить — наверное, лучшая техническая практика в этой ситуации.

С переходом в более взрослую лигу дроноводов начинающий FPV-пилот получает и новые навыки — работа на открытом пространстве, скорость, полёт с полезной нагрузкой и т.д. Конечно, вместо «морковки» (выстрела от РПГ) цепляют имитационный груз. Часто это заполненная пластиковая бутылка, но имитация очень важна. Дрон с полезной нагрузкой летит совсем по-другому — смещается центр тяжести, а с ним и центровка, меняется аэродинамическое сопротивление, он более инертен, на полёт требуется больше мощности, а следовательно, растёт расход батареи, и всё это пилот должен не просто почувствовать, он должен довести до автоматизма навыки полёта.

К сожалению, большую часть отпущенного учебного времени приходится тратить именно на обучение технике пилотирования и базовых технических знаний. Навигация, инженерно-сапёрное дело, групповая работа расчётов отходят на второй план. Всё как и в начале Великой Отечественной войны — на фронте нужны пилоты, много пилотов.

Возможное решение

Решить эту проблему можно многими путями, и часто это совмещение наиболее эффективных, зарекомендовавших себя методов.

Необходимо корректировать, стандартизировать программу обучения, создавать единые, методически грамотные учебные блоки и базы знаний, и, конечно, необходим лётный тренажёр. Не игровой симулятор полёта, а именно тренажёр, причём в нашей ситуации — военный.

Потому что только хороший тренажёр позволит не только привить более правильные лётные навыки, но и отработать отдельные элементы боевой работы в виртуальной среде. Ведь лётчиков готовят на больших и правильных тренажёрах, а не за джойстиками компьютерной игры, и тому есть множество причин. Надо перенимать наиболее эффективный опыт в столь родственных профессиях, модифицировать его и массово внедрять с использованием средств автоматизации учебных процессов.

Это сократит не только время на обучение конкретного пилота, но и позволит уменьшить количество разбитых тренировочных машин с одновременным повышением квалификации обучаемого.

Российские тренажёры

Теперь главный вопрос — а есть ли у нас подобные разработки? Исследование, проведённое редакцией «Арсенал Отечества», показало, что на нашем рынке есть не только собственные симуляторы полёта дронов, но и несколько вполне серьёзных разработок, включённых в Реестр отечественного ПО.

В большей степени это, конечно, гражданские тренажёры, предназначенные для подготовки операторов беспилотных авиационных систем (БАС), которых в нашей экономике уже сейчас требуется много, но есть и сугубо военные разработки.

Сейчас я говорю конкретно про подготовку пилотов FPV-дронов. Разработанные в России тренажёры имеют достаточно высокий уровень достоверности при пилотировании и позволяют не только настраивать «среду» — время суток, погоду, тип дрона и полезной нагрузки, но и «конструировать» свою машину.

Такие тренажёры позволяют не только отрабатывать реальные боевые задачи (разведка, корректирование огня артиллерии, сопровождение войск, камикадзе, бомбардировка на реальной местности), но и отрабатывать групповую работу расчётов в единой информационной среде. Обратите внимание — не на поле боя, даже не на полигоне, а именно в виртуальной цифровой среде. Где можно «разбивать» дроны, исправлять ошибки до бесконечности, пока всё не будет работать на «автомате». И уже потом осуществлять шлифовку обретённых знаний в реальном мире.

Например, наведение и атака, осуществляемые несколькими расчётами в режиме реального времени, но в виртуальной среде. Взаимодействие, корректировка действий, радиообмен…

Ускоренное внедрение отечественных тренажёрных систем, стандартизация и автоматизация обучающих решений может помочь решить ещё одну из насущных проблем СВО — подготовку пилотов военной беспилотной авиации


Дмитрий Дрозденко        

 

 

Последние материалы

Новости
Статьи
Блог

Партнёры

Реклама

Журнал онлайн

Подписка на журнал

Журнал «Арсенал Отечества» продолжает подписку на 2023 год.

По вопросам подписки для юридических лиц или приобретения журнала в розницу обращайтесь к С.А. Бугаеву
bugaev@arsenal-otechestva.ru
+7 (916) 337-14-17

Электронная подписка - https://www.ivis.ru/

Оформить подписку для физических лиц можно через компанию ООО «Деловая Пресса» тел. (499)704-1305, Email: podpiska@delpress.ru,
сайт: https://delpress.ru/information-for-subscribers.html  и ООО « Урал-Пресс Округ » http://www.ural-press.ru/catalog/

Стоимость годовой подписки — 15 000 руб.

Редакция журнала

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 777 23 14

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru