Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 2 (70) за 2024 г.

Алексей Леонков, военный аналитик

Специальная военная операция (СВО) давно стала испытательным полигоном, на котором не только проверяются действующие и перспективные образцы вооружения и военной техники (ВиВТ), но апробируется новая тактика ведения боевых действий. В то же время стоит отметить тот факт, что наиболее ярким моментом ведения боевых действий в зоне СВО стало масштабное применение беспилотных летательных аппаратов (БЛА) не только по всей линии боевого соприкосновения (ЛБС), но и в глубоком тылу воюющих сторон.

При этом тактика нападения с помощью БЛА и тактика защиты от таких атак объектов гражданской и военной структуры у каждой воюющей стороны различны и многовариантны. Однако, несмотря на такое разнообразие, можно выявить ключевые (стержневые) элементы тактики, вокруг которых выстраивается все разнообразие тактических приемов, позволяющих эффективно выполнять поставленные боевые задачи.

Тактика НАТО для ПВО/ПРО — теория

В построении системы ПВО на территории Украины блок НАТО использовал самую передовую архитектуру построения средств обнаружения и средств поражения воздушных целей — интегрированную (эшелонированную), распределенную систему ПВО, которая является базисом для будущей обновленной системы ПВО и ПРО.
Основным элементом данной системы выбранная общая информационная сеть, к которой подключаются все существующие и перспективные комплексы контроля за воздушным пространством, а также все комплексы поражения (ПВО и ПРО) и подавления средств воздушного нападения (СВН). При этом все эти комплексы распределяются на местности так, чтобы поражения отдельных боевых элементов не приводили к снижению боевой эффективности и живучести системы в целом.
Боевой единицей комплексов ПВО и ПРО становится любая пусковая установка (ПУ), которая может находиться в любом месте обороняемой местности. ПУ получает полную информацию о воздушной обстановке от всех задействованных радиолокационных станций (РЛС) и комплексов радиотехнической разведки (РТР) по защищенной линии связи с пакетами данных, содержащих распределение и целеуказание СВН от командных пунктов. Основным приемом стрельбы такой ПУ будет «стрельба из засады».
По такому же принципу будут выстраиваться на местности станции РЛС и РТР, которые не будут иметь явную связь со своими штатными комплексами ПВО и ПРО. Вся информация от РЛС и РТР будет обрабатываться в командных пунктах (КП) вычислительными комплексами с использованием искусственного интеллекта (ИИ). Использование ИИ для обработки и анализа ситуационной воздушной обстановки должно не только ускорить информационные процессы, но и способствовать выработке боевых алгоритмов в реальном масштабе времени.
Военные эксперты блока НАТО считают, что выстроенная таким образом система будет давать минимальное количество информации разведывательным средствам противника и одновременно способствовать высокоэффективной боевой работе комплексов ПВО и ПРО против любых СВН.

Тактика НАТО для ПВО/ПРО — практика

Стоит признать тот факт, что построенный прототип интегрированной системы ПВО и ПРО на Украине в течение 2022 и первой половины 2023 года вполне справлялся с поставленными боевыми задачами. В этот период группа российских войск в зоне СВО вынуждена была ограничить применение своих ВВС в нанесении ударов по объектам военной и гражданской инфраструктуры. Штурмовая и армейская авиация выполняла боевые задачи с высот до 300 метров и ограниченным выходом за ЛБС. Фронтовая и дальняя бомбардировочная авиация применяла по объектам противника ракетные комплексы класса «воздух — земля» без захода в зоны вероятного поражения украинскими комплексами ПВО и ПРО.
Ситуация стала меняться, когда в качестве СВН российская армия стала использовать дальние БЛА типа «Герань‑2» для нанесения ударов по стационарным объектам гражданской и военной инфраструктуры, которые были задействованы в обеспечении боевых действий вооруженных сил Украины (ВСУ). Большинство «Гераней» благополучно долетали до намеченных целей, т. к. в построенной системе ПВО и ПРО отсутствовали средства по обнаружению и уничтожению таких СВН. Срочные допоставки антидронных станций из стран НАТО лишь частично изменили ситуацию.
В то же время против гиперзвуковых СВН, таких, как гиперзвуковой авиационный комплекс «Кинжал» и гиперзвуковой противокорабельный комплекс «Циркон», ни средств обнаружения и целеуказания, ни средств поражения у блока НАТО не существовало.
Оценив такие уязвимости в интегрированной системе ПВО/ПРО Украины, оперативный штаб группы российских войск в зоне СВО разработал алгоритм комбинированных атак различных СВН на объекты противника. В результате удары стали наноситься не только по объектам критически важной гражданской и военной инфраструктуры, задействованной в обеспечении боевых действий ВСУ, но и по отдельным элементам интегрированной системы ПВО/ПРО.
Первоначально странам из блока НАТО удавалось оперативно заменять уничтоженные комплексы, но начиная с осени 2023 года, такая оперативность резко снизилась. Причинами недопоставок стали — уничтожение большого количества комплексов ПВО/ПРО во время летнего наступления ВСУ, а также неспособность военно-промышленного комплекса стран НАТО быстро восполнять образовавшиеся потери. Дело в том, что производство систем ПВО/ПРО в странах НАТО до начала СВО происходило по остаточному принципу — их собирали не более 2–4 комплексов в год, а на складах длительного хранения большинство резервных комплексов было отправлено на Украину.
В настоящее время ВКС России полностью захватило превосходство в воздухе в тактической зоне по обеим сторонам ЛБС. Появление на вооружении универсальных модулей планирования и коррекции (УМПК) как дополнительных устройств для свободно падающих авиационных бомб позволило расширить зону применения таких СВН до 90 км вглубь обороны противника.
Помимо этого, на такую же глубину стали применятся барражирующие боеприпасы типа «Ланцет», которые эффективно уничтожают не только бронированную и специальную технику противника, но и боевые машины, станции РЛС, командные пункты интегрированной системы ПВО/ПРО, развернутых вдоль ЛБС.
Есть еще одна причина, связанная с техническими характеристиками комплексов ПВО/ПРО, которая не позволяет им эффективно бороться с современными СВН российского производства. Дело в том, что все эти комплексы хоть и работают в одних и тех же зонах ответственности (ближней, средней или дальней), в номенклатуре целей имеют как тождества, так и отличия.
Например, ЗРК Patriot плохо работает против БЛА из композитных материалов и бесполезен против гиперзвуковых целей. При этом его РЛС AN/MPQ‑65 способна сопровождать 125 целей на дальности до 180 км.

РЛС TRML‑4D из состава германской ЗРК IRIS-T SLM способна обнаруживать до 1500 целей на дальности до 250 км, в том числе и БЛА.
Помимо этого, в зоне СВО в качестве источника информации о БЛА используется РЛС AN/MPQ‑50 от американской системы FS-LIDS (Fixed Site-Low, Slow, Small Unmanned Aircraft System Integrated Defeat System), которая обнаруживает такие цели на дальности 10–15 км.
Организованное сопряжение и обмен данными от таких РЛС по таким целям, как БЛА не дают ощутимых результатов. Поэтому эффективность интегрированной системы ПВО Украины продолжает снижаться. Неудивительно то, что БЛА «Герань‑2» до сих пор имеют высокую результативность по защищаемым объектам, как и барражирующие боеприпасы (ББ) типа «Ланцет‑3», которые поражают не только бронетехнику, но и комплексы ПВО, находящиеся на глубине до 70 км от ЛБС.
В то же время можно зафиксировать тот факт, что построенный прототип интегрированной системы ПВО/ПРО был эффективен ограниченное время и оказался бессилен против современных российских СВН и выбранной тактики комбинированных ударов. Поэтому все попытки насытить этот прототип современными средствами ПВО/ПРО, в том числе экспериментальными, вряд ли изменят этот факт.

Тактика войсковой/объектовой ПВО России — теория и практика

Перед началом СВО части и подразделения войсковой ПВО в борьбе с СВН опирались на классическую тактику построения противовоздушной обороны по прикрытию войск в обороне, на марше и в наступлении. Боевые операции в зоне СВО показали спорную эффективность такой классики. Поэтому в зоне ЛБС зародилась новая архитектура построения войсковой ПВО — инициативная эшелонированная система ПВО (ИЭС ПВО).

В статье «Инициативная система ПВО. Модульный подход» (журнал «Арсенал Отечества» № 6 (68), декабрь 2023 г.) была разобрана суть построения ИЭС, поэтому останавливаться на ее теоретических основах не будем. Благо, что методическая и практическая работа по созданию ИЭС на поле боя из существующих комплексов войсковой ПВО идет полным ходом.
Теоретические основы построения объектовой ПВО, которая должна эффективно бороться с СВН, таким, как высокоточное оружие (ВТО) и БЛА подробно были разобраны в цикле статей:

  • Крымский мост: всеракурсная защита, («Арсенал Отечества» № 5 (31) 2017 г.)
  • Система активной защиты объектов, («Арсенал Отечества» № 5 (31) 2017 г.)
  • Защита важных объектов, («Арсенал Отечества» № 5 (43) 2019 г.)
  • Небо Карабаха, («Арсенал Отечества» № 6 (50) 2020 г.)
  • Прикрытие объектов стратегических ядерных сил от ударов высокоточного оружия, («Арсенал Отечества» № 4 (54) 2021 г.)

Естественно, экспертов нашего журнала радует, что часть этой теории стала активно использоваться на практике, во время СВО после того, как противник стал активно использовать БЛА дальнего действия для организации террористических атак гражданской и военной инфраструктуры, находящейся в глубоком тылу от ЛБС.
Однако именно практическая сторона реализации теоретических выкладок пока далека от совершенства. Такой вывод сделан на основании того, что противнику до сих пор удается отправлять БЛА самолетного типа по наиболее протяженным маршрутам, на дальность полета свыше 1000 км.
Первоначальную «успешность» таких полетов можно объяснить двумя причинами. Во-первых, БЛА самолетного типа атакующие цели на больших расстояниях, имеющих отличные аэродинамические характеристики и качества, комплектуются, как правило, двумя роутерами связи от американской системы глобального интернета StarLink. Такая комплектация позволяет поддерживать связь типа «оператор — БЛА» на неограниченную дальность, т. к. один спутник StarLink способен обеспечить связь в реальном масштабе времени на дальность до 1400 км, а группировка из 4,5 тысяч — дает неограниченную дальность.
Стоит отметить тот факт, что случаи использования Пентагоном спутниковой группировки StarLink в зоне СВО подтверждались много раз. Помимо этого, давно известно о многочисленных контрактах компании SpaceX с Пентагоном. Так, в 2022 году она заключила контракт с Национальным управлением военно-космической разведки (NRO) на создание глобальной космической системы связи, разведки и целеуказания на основе спутников StarLink. Новая глобальная система разведки называется — Starshield, она заменит устаревающую систему JSTARS (объединенная радиолокационная система разведки и обеспечения поражения целей), в которой ключевым элементом является воздушная разведка.
Первые экспериментальные спутники системы Starshield выводятся на низкую орбиту с февраля 2023 года. Примечательно, что выведение этих военных спутников совпало с началом атак БЛА самолетного типа по объектам гражданской инфраструктуры на европейской части России. Поэтому обеспечение атак БЛА самолетного типа на дальнее расстояние могут осуществлять военные спутники Starshield (вероятно, это Starlink v2 Mini), которые маскируются под гражданскую группировку спутников StarLink.

Продолжение статьи — Часть 2

Последние материалы

Новости
Статьи
Блог

Партнёры

Реклама

Журнал онлайн

Подписка на журнал

Журнал «Арсенал Отечества» продолжает подписку на 2023 год.

По вопросам подписки для юридических лиц или приобретения журнала в розницу обращайтесь к С.А. Бугаеву
bugaev@arsenal-otechestva.ru
+7 (916) 337-14-17

Электронная подписка - https://www.ivis.ru/

Оформить подписку для физических лиц можно через компанию ООО «Деловая Пресса» тел. (499)704-1305, Email: podpiska@delpress.ru,
сайт: https://delpress.ru/information-for-subscribers.html  и ООО « Урал-Пресс Округ » http://www.ural-press.ru/catalog/

Стоимость годовой подписки — 15 000 руб.

Редакция журнала

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 777 23 14

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru