С гуся обычно имеем шкварки. В вот с сирийского конфликта наш гешефт ощутимее.

Перво-наперво, конечно, мы свои «крылатки» в боевых условиях испытали, чем несказанно всю мировую военщину подивили. Они-то думали, что мы только в полигон на Камчатке (Кура) попадать умеем. Шалишь, мы и по Сирии кучно кладем.

Далее, естественно, тренируемся из-под воды шмалять. Тоже, как ни крути, опыт ценный. Технику, тактику отрабатываем в реале. Опять польза. Но это все цветочки.

Самый цимус (чему НАТОвцы диву даются) — это, ребята, наш «Гефест». Да не греческий бог огня, а наш российский. В миру известный как специализированная вычислительная подсистема СВП-24. А дивятся наши европейские и заокеанские партнеры (или уже не пущие партнеры?) тому, что российские ВКС, используя старые еще советские фугасы и проверенные временем, но тоже не очень новые бомбардировщики Су-24 и штурмовики Су-25, кладут заряды точно в цель. Конечно, в Сирии летают также Су-34 и применяются корректируемые авиабомбы, но это больше похоже на испытания в полевых условиях и рекламу для потенциальных покупателей российского оружия. Мы сейчас о другом.

Во время войны во Вьетнаме, только на безуспешные попытки разбомбить север этой страны и заставить его выйти из войны штатникам понадобилось 7,7 млн. тонн бомб и более чем 2 млн. самолетовылетов. Все это стоило 4000 самолетов, а результат так и не был достигнут. Каждая бомба — деньги. В результате Вьетнам обошелся США от 110 до 350 млрд. долларов (по разным оценкам). С тех пор НАТО, в особенности США, вкладывают громадные средства в высокоточное оружие и системы наведенияя. Но таким образом безумно дорожают боеприпасы. Один 155-миллиметровый управляемый снаряд Excalibur обходится американской армии в 50 тысяч долларов (это при условии крупносерийного производства). Большинство объектов, уничтожаемых таким дорогим способом, стоят кратно меньше.А дорогущий боеприпас- одноразовый.

Наши хитрецы пошли своеобычным асимметричным путем. Берем простые НУРСы различного калибра и бомбы свободного падения. Применяем СВП-24, и готово дело — противник повержен. СВП-24 обеспечивает совмещение цели с местоположением носителя с поправкой на траекторию полета бомбы, рассчитываемой бортовым вычислительным комплексом с учетом гидрометеоусловий и ее баллистики. Т.е., по-простому это выглядит так: мы «подвешиваем» самолет (вертолет) в точку, откуда при учете всех параметров (скорость полета, высота, влажность, температура, вес боеприпаса и т. д.) сбрасываемый фугас сам ложится точно в цель. Причем результативность бомбометания с СВП-24 мало зависит от погодных условий и пределов видимости в районе цели, поскольку она определяется системой ГЛОНАСС и работой бортовых систем самолета. И обычный боеприпас приобретает эффективность, соизмеримую с высокоточным оружием. В среднем для поражения одного объекта требуется чуть более одного самолетовылета — 1,16. Это очень хороший результат. А как дешево-то!

Итак, на вопрос, поставленный в заголовке, отвечаем следующее: при помощи войны в Сирии мы освобождаем склады от старого советского неликвида, сокращаем количество кладовщиков и сторожей арсеналов, оптимизирую расходы, рекламируем наши дешевые методы ведения боевых операций и, заодно, новую продукцию. Это все для тех, кто считает переднеазиатскую операцию затратной.

А на самом деле, мы в шоколаде!

Знай русских!

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru