Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 4(30) за 2017 г.

На международной выставке «Технопром» (г. Новосибирск) в июле текущего года был представлен доклад Экспертного совета Председателя коллегии Военно-промышленной комиссии РФ под названием «Диверсификация ОПК: как побеждать на гражданских рынках». Авторами доклада являются С. Д. Розмирович, Е. В. Манченко, А. Г. Механик, А. В. Лисс. В качестве экспертов привлекались Бочкарев Олег Иванович, заместитель председателя Коллегии Военно-промышленной комиссии Российской Федерации; российские экономисты, представители научных институтов и предприятий ОПК.

В докладе отмечается, что Государственные программы вооружений на 2007–2015 гг. и 2011–2020 гг. (ГПВ–2015 и ГПВ–2020 соответственно) дали толчок к масштабной модернизации оборонно-промышленного комплекса (ОПК), которая реализовывалась через ряд федеральных целевых программ (ФЦП) и, в первую очередь, федеральную целевую программу развития ОПК на 2011–2020 гг. Однако объемы госзакупок в рамках гособоронзаказа (ГОЗ) уже в ближайшей перспективе будут существенно уменьшены.
В своем ежегодном послании Федеральному собранию в декабре 2016 г. президент РФ Владимир Путин поставил задачу довести к 2025 г. долю гражданской продукции до 30% от общего объема производства оборонно-промышленного комплекса (ОПК), а к 2030-му — до 50%.
За время существования Советского Союза его ОПК пережил четыре конверсии: после Гражданской войны, после Великой Отечественной войны, во времена правления Никиты Хрущева и на закате Советской власти при Михаиле Горбачеве.
В новейшей истории России для управления процессом конверсии в 1992 г. был принят закон «О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации», а в правительстве началась разработка государственной программы конверсии на 1993–1995 гг. Оценивая конверсионные усилия правительства России после 1992 г., директор Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, академик Виктор Ивантер заметил, что на самом деле «после краха Союза никакой конверсии не было, была имитация, ОПК вместо конверсии просто перестали выдавать ресурсы».
В связи с этим представляется поучительным опыт тех зарубежных стран, которые в целом успешно провели диверсификацию своих военно-промышленных отраслей.
В докладе Экспертного совета анализируется позитивный опыт конверсии, осуществленной в США в 1984–1994 годах и в Китае после 1980 года.
Особый интерес для российского ОПК представляет опыт конверсии китайской военной промышленности. Далее мы предлагаем вниманию читателей сокращенный вариант соответствующего раздела доклада Экспертного совета.
Изначально военно-промышленный комплекс КНР создавался по «рецептам» ВПК СССР и во многом при его участии. Однако Китай на десятилетие раньше начал реформы национального ВПК и добился при этом, в отличие от позднего СССР, значительных результатов.
Китайское руководство в 1979 г. начало кардинальный пересмотр подходов к развитию национального военно-промышленного комплекса. В 1980 г. в стране работало почти две тысячи предприятий военной промышленности, на которых миллионы работников производили все виды обычного вооружения, а также ракетно-ядерное. Китай на тот момент обладал самым развитым военно-промышленным комплексом среди всех стран «третьего мира», уступая по уровню военного производства и военных технологий только СССР и странам НАТО. По разным оценкам, в 1970-е гг. до 65% средств, предназначенных в КНР на развитие науки, шло на исследования, связанные с военными разработками. При такой милитаризации армия и ВПК Китая были неизбежно вовлечены во все сферы жизни и экономики страны. Это была своеобразная конверсия наоборот, когда армейские части и военные предприятия, помимо прямых задач, занимались и самообеспечением продовольствием и гражданской продукцией. В рядах Народно-освободительной армии Китая (НОАК) насчитывалось несколько так называемых производственно-строительных корпусов и сельскохозяйственных дивизий. Служащие сельхоздивизий, кроме военной подготовки, занимались строительством каналов, посадками риса и выращиванием свиней в промышленных масштабах.
В 1978 г. гражданская продукция китайского ВПК составляла не более 10% от производства, за следующие пять лет эта доля выросла вдвое. Причем китайское руководство не ставило задачу провести конверсию быстро — за все 1980-е гг. намечалось довести долю гражданской продукции китайского ВПК до 30%, а к концу XX века — до 50%.
В 1982 г. для реформирования и управления ВПК была создана особая комиссия по науке, технологии и промышленности в интересах обороны. Именно на нее возложили задачи по конверсии военного производства. Почти сразу структура ВПК КНР подверглась радикальным изменениям. Ранее вся военная промышленность Китая была разделена на семь строго секретных «номерных министерств». Теперь же «номерные» министерства официально перестали скрываться и получали гражданские наименования.
Все эти рассекреченные министерства учредили свои торгово-промышленные корпорации, через которые отныне должны были развивать гражданские производства и торговлю этой продукцией. Так, Седьмое министерство, ставшее министерством космической промышленности, учредило корпорацию «Великая стена». Ныне это широко известная в мире China Great Wall Industry Corporation, одна из крупнейших компаний в области производства и эксплуатации коммерческих спутников Земли.
В 1986 г. в Китае была создана специальная Государственная комиссия машиностроительной промышленности, которая объединила управление гражданским министерством машиностроения, выпускавшим все индустриальное оборудование в стране, и министерством вооружения и боеприпасов, производившим все артиллерийские орудия и снаряды. Это было сделано для повышения эффективности управления национальным машиностроением. Отныне вся военная промышленность, обеспечивавшая многочисленную китайскую артиллерию, была подчинена гражданским задачам и гражданскому производству.
Дальнейшие изменения в структуре ВПК КНР произошли в 1987 г., когда многие созданные для ядерной войны предприятия «третьей линии обороны» в континентальном Китае закрыли или переместили ближе к транспортным узлам и крупным городам либо безвозмездно передали местным властям для организации гражданского производства. Всего местным властям передали свыше 180 крупных предприятий, ранее входивших в систему военных министерств. В том же 1987 г. несколько десятков тысяч работников министерства атомной промышленности Китая, ранее занятых в добыче урана, были переориентированы на добычу золота.
Однако первые годы китайская конверсия развивалась медленно и без громких достижений. В 1986 г. предприятия ВПК КНР экспортировали за рубеж чуть более 100 наименований гражданской продукции, заработав в том году 36 млн долларов.

Китайская конверсия шла одновременно с сокращением многочисленной армии. За десятилетие, с 1984 по 1994 гг., численный состав НОАК сократился примерно с 4 млн до 2,8 млн человек, в том числе на 600 тысяч кадровых офицеров. Были сняты с вооружения устаревшие образцы: 10 тысяч стволов артиллерии, свыше тысячи танков, 2,5 тысячи самолетов, 610 кораблей.
Широкомасштабная хозяйственная деятельность НОАК была разрешена и развивалась с начала 1980- х гг. в качестве подспорья национальной экономике. Помимо конверсии оборонных предприятий, постепенно переходивших на выпуск гражданской продукции, специфическая конверсия шла непосредственно в войсковых частях Народно-освободительной армии Китая.
В военных округах, корпусах и дивизиях НОАК, как грибы, возникали собственные хозяйствующие структуры, нацеленные не только на самообеспечение, но и на капиталистическую прибыль. Эти армейские хозструктуры включали сельскохозяйственное производство, производство электроники и бытовой техники, транспортное обслуживание, ремонтные услуги, сферу досуга (развитие аудио- и видеотехники и даже организацию армией коммерческих дискотек), банковское дело. Важное место заняли также импорт вооружений и технологий двойного назначения, торговля излишним и новым оружием со странами «третьего мира» — поток дешевого китайского оружия направлялся в Пакистан, Иран, КНДР, арабские государства.
По оценкам китайских и зарубежных аналитиков, годовой объем военного бизнеса КНР в его пиковый по масштабам и результатам период (вторая половина 1990-х гг.) достигал 10 млрд долларов ежегодно, а чистая ежегодная прибыль превышала 3 млрд долларов. Не менее половины этой прибыли расходовалось на нужды военного строительства, на закупки современных вооружений и технологий. По тем же оценкам, коммерческая деятельность НОАК в 1990-х гг. ежегодно обеспечивала до 2% объема ВВП Китая. Речь здесь идет не о конверсионной военной промышленности, а именно о коммерческой деятельности самой армии КНР.
К середине 1990-х гг. армия Китая управляла почти 20 тысячами коммерческих предприятий. По оценкам западных экспертов, до половины личного состава сухопутных войск, то есть более 1 млн человек, в действительности не являлись солдатами и офицерами, а были заняты в коммерческой деятельности, обеспечивали перевозки или работали за станками в войсковых частях, которые в сущности являлись обычными фабриками гражданской продукции. В те годы такие армейские фабрики выпускали 50% всех фотоаппаратов, 65% велосипедов и 75% микроавтобусов, производившихся в Китае.
Конверсия собственно военной промышленности к середине 1990-х гг. также достигла внушительных объемов, например, почти 70% продукции министерства вооружения и 80% продукции флотских предприятий судостроения были уже гражданского назначения. В этот период правительство КНР распорядилось о рассекречивании 2237 передовых научно-технических разработок оборонного комплекса для использования их в гражданском секторе. К 1996 г. предприятия китайского ВПК активно производили более 15 тысяч видов гражданской продукции, в основном направлявшейся на экспорт.
По оценке Института экономики промышленности Академии общественных наук Китая, к 1996 г. стране удалось трансформировать ВПК из производителя только военной техники в производителя как военной, так и гражданской продукции. Несмотря на все перипетии реформ и довольно дикого рынка, к концу 1990-х гг. китайский ВПК состоял более чем из двух тысяч предприятий, на которых были заняты около 3 млн человек, и 200 НИИ, где работали 300 тысяч научных сотрудников.
К концу ХХ века Китай в ходе рыночных реформ накопил достаточный промышленный и финансовый потенциал. Активная хозяйственная деятельность армии явно мешала росту ее боеспособности, а накопленные страной средства уже позволяли отказаться от коммерческой деятельности вооруженных сил.
Поэтому в июле 1998 г. ЦК КПК принял решение о прекращении всех форм коммерческой деятельности НОАК. За два десятилетия реформ китайская армия создала огромную предпринимательскую империю, деятельность которой простиралась от транспортных перевозок коммерческих грузов военными судами и авиацией до шоу-бизнеса и торговли ценными бумагами. Ни для кого не была секретом и вовлеченность военных в контрабандные операции, включая неподконтрольный госструктурам ввоз нефти, торговлю беспошлинными автомобилями и сигаретами. Число армейских торговых и производственных предприятий в КНР достигало нескольких десятков тысяч.
Поводом к запрету армейской коммерции послужил скандал, связанный с созданной НОАК крупнейшей на юге страны брокерской компанией J&A. Ее руководство было арестовано по подозрению в финансовых махинациях и этапировано в Пекин. Вслед за этим и было принято решение о прекращении вольного военного предпринимательства.
Поэтому с 1998 г. в КНР началась масштабная реорганизация и НОАК, и всего военно-промышленного комплекса. Для начала были рассекречены и пересмотрены свыше ста законодательных актов о военной промышленности и создана новая система военного законодательства. Был принят новый закон КНР «О государственной обороне», реорганизован комитет оборонной науки, техники и промышленности, учреждена новая структура китайского ВПК.
Возникли 11 ориентированных на рынок крупных объединений китайской военной промышленности:

  • корпорация ядерной промышленности;
  • корпорация по строительству объектов ядерной промышленности;
  • первая корпорация авиационной промышленности;
  • вторая корпорация авиационной промышленности;
  • северная промышленная корпорация;
  • южная промышленная корпорация;
  • корпорация судостроительной промышленности;
  • корпорация тяжелого судостроения;
  • корпорация аэрокосмической науки и техники;
  • корпорация аэрокосмической науки и промышленности;
  • корпорация электронной науки и техники.

За первые пять лет своего существования эти корпорации внесли большой вклад в модернизацию обороны и развитие народного хозяйства Китая. Если в 1998 г. оборонная промышленность была одной из наиболее убыточных отраслей, то в 2002 г. китайские военно-промышленные корпорации впервые стали рентабельными. С 2004 г. акции 39 предприятий ВПК уже котировались на китайских фондовых биржах.
Военно-промышленный комплекс Китая начал уверенно завоевывать гражданские рынки. Так, в 2002 г. на военно-промышленный комплекс, в частности, приходилось 23% общего объема выпускаемых в КНР автомобилей — 753 тысячи машин. Предприятия оборонной отрасли также массово производили гражданские спутники, самолеты, суда и реакторы для АЭС. Доля товаров гражданского назначения в валовой продукции оборонных предприятий Китая в начале XXI века достигла 80%.
Что представляет собой типичная военно-промышленная корпорация КНР, можно увидеть на примере Северной промышленной корпорации (China North Industries Corporation, Norinco). Она является крупнейшим в стране объединением по производству вооружений и военной техники и находится под непосредственным контролем Госсовета КНР, насчитывает более 450 тысяч сотрудников, включает более 120 научно-исследовательских институтов, производственных предприятий и торговых компаний. Корпорация разрабатывает и производит широкий спектр высокотехнологичных вооружений и военной техники (например, ракетные и противоракетные системы) и наряду с этим выпускает разно­образную продукцию гражданского назначения.
Если в военной сфере Северная корпорация производит оружие от простейшего пистолета Type 54 (клон довоенного советского ТТ) до систем залпового огня и противоракетных систем, то в гражданской сфере она выпускает широкий спектр товаров: от тяжелых грузовиков до оптической электроники.
Например, под контролем Северной корпорации выпускается несколько известнейших в Азии торговых марок грузовых автомобилей и работает один из самых значимых и крупных заводов Beifang Benchi Heavy-Duty Truck. В конце 1980-х гг. это был ключевой проект для КНР, главной целью которого стало решение проблемы нехватки тяжелой грузовой техники в стране. Благодаря существовавшему в те годы режиму наибольшего благоприятствования в торговле с ЕЭС, автомобили «Бейфан Беньчи» (в переводе на русский «Северный Бенц») производятся по технологии Mercedes Benz. И ныне продукция компании активно экспортируется в арабские страны, Пакистан, Иран, Нигерию, Боливию, Туркменистан, Казахстан.
Одновременно та же Северная корпорация не без оснований подозревается США в военном сотрудничестве с Ираном в области создания ракетного оружия. В процессе расследования этих отношений китайской компании с аятоллами Тегерана американские власти обнаружили на своей территории восемь дочерних компаний Norinco, занимавшихся деятельностью в области высоких технологий.
Все без исключения военно-промышленные корпорации КНР работают в гражданской сфере. Так, ядерная промышленность КНР, выпускавшая ранее в основном военную продукцию, следует политике использования атома во всех сферах хозяйствования. Среди основных направлений деятельности — строительство атомных электростанций, широкое развитие техники изотопов. К настоящему времени в отрасли завершено формирование научно-исследовательского и производственного комплекса, позволяющего проектировать и строить ядерные энергоблоки мощностью 300 тысяч КВт и 600 тысяч КВт, а в сотрудничестве с зарубежными странами (Канада, Россия, Франция, Япония) — ядерные энергоблоки мощностью 1 млн КВт.
В космической отрасли Китая сформирована разветвленная система научных исследований, разработки, испытаний и производства космической техники, позволяющая осуществлять запуски спутников различных типов, а также пилотируемых космических аппаратов. Для их обеспечения развернута система телеметрии и управления, включающая наземные станции на территории страны и морские суда, действующие во всем Мировом океане. Китайская космическая отрасль, не забывая свое военное назначение, выпускает высокотехнологичную продукцию для гражданского сектора, в частности, станки с программным управлением и робототехнику.
Заимствование и производственное освоение зарубежного опыта в авиастроении позволили КНР занять прочное место на внешнем рынке в качестве поставщика запчастей и узлов самолетов в большинство развитых стран. К примеру, Первая корпорация авиационной промышленности (число работников свыше 400 тысяч) еще в 2004 г. заключила соглашение с компанией Airbus об участии в производстве запчастей для крупнейшего в мире серийного авиалайнера «Аэробус А380». В России же представительство этой корпорации с 2010 г. активно занимается продвижением своих тяжелых карьерных экскаваторов.
Таким образом, оборонная промышленность Китая стала базой для гражданской авиации, автомобилестроения и других отраслей промышленности. При этом конверсионный ВПК Китая не только способствовал бурному развитию экономики, но и сам существенно повысил технический уровень. Если 30 лет назад Китай имел самый развитый ВПК среди стран «третьего мира», сильно отставая в передовых разработках от НАТО и СССР, то в начале XXI столетия благодаря продуманной конверсии и умелому использованию благоприятных внешних обстоятельств оборонная промышленность страны уверенно догоняет лидеров, входя в пятерку лучших военно-промышленных комплексов.
Крайне важно отметить роль руководства КНР, приложившего все усилия, чтобы реструктуризация ОПК не оказала отрицательного влияния на мобилизационные возможности военной промышленности. В условиях формирования многоукладной экономики одной из главных задач ее реформирования стало создание комплексной системы контроля за сохранением государственного имущества и управления госсобственностью. В 2003 г. в структуре Госсовета КНР был создан комитет по контролю и управлению гос­имуществом, который представляет государство в качестве собственника активов во всех крупных гос­корпорациях, включая военно-промышленные.
Все отраслевые корпорации военной промышленности в рамках общегосударственной реформы, так же как и все крупные государственные корпорации, были акционированы и переданы под контроль этого комитета. Таким образом, государственная собственность на основные оборонные предприятия и формирование оптимального состава отраслевых военно-промышленных корпораций, а также меры государственной поддержки в условиях рыночных преобразований позволили сохранить мобилизационные мощности и квалифицированные кадры военной промышленности.
В процессе реформирования ОПК была значительно повышена устойчивость функционирования военной промышленности за счет диверсификации производства, создания территориальных производственных комплексов и повышения экономической эффективности работы предприятий. На сегодняшний день в целом в стране достигнуто соответствие масштабов и структуры отрасли изменившимся потребностям вооруженных сил, а ее производственные мощности позволяют обеспечить боеготовность вооруженных сил страны и экспортные поставки вооружений и военной техники.
В настоящее время реформа оборонно-промышленного комплекса Китая продолжается. Важнейшим направлением реформы ОПК Китая сегодня является формирование современной научно-технической базы военного производства на основе интеграции предприятий оборонной промышленности и передовых в технологическом отношении гражданских компаний и предприятий, включая частные и с иностранным капиталом. Указанная программа направлена на интегрирование различных военных инноваций в гражданский сектор, а также адаптацию военной техники для использования в гражданских целях.
По мнению руководства КНР, это позволит создать более конкурентоспособную и ориентированную на конкретный результат научно-производственную структуру, которая будет входить в единую экономическую систему страны в качестве органичного составного компонента, способного в мирное время концентрировать основные мощности на выпуске гражданской продукции, а во время войны быстро переключаться на обеспечение потребностей вооруженных сил. 

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru