Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 1(21) за 2016 г.

В военной истории Великобритании слово «Балаклава» прочно ассоциируется с конной атакой британской Легкой бригады под командованием лорда Кардигана на позиции Русской армии во время Балаклавского сражения 25 октября 1854 года в ходе Крымской войны. Эта атака стала примером напрасной жертвы, она была заведомо обречена на неудачу. Историки спорят до сих пор, исследуя причины этой безумной отваги британской кавалерии.

Любой военный эксперт, изучив исторические документы, скажет вам, что основная причина была в нечётком управлении войсками и в неправильной оценке боевой обстановки. Лорд Кардиган не стал утруждать себя доведением информации до подчинённых, постановкой конкретных задач, он просто скомандовал: «В атаку!». Нападение было внезапным для русской армии, но она достойно встретила противника. Легкая бригада, получив отпор и отступая под перекрёстным огнём русской артиллерии, была полностью уничтожена.

После Крымской войны, мировая военная наука не раз пересматривала систему управления войсками, чтобы свести к минимуму подобные ошибки и обеспечить максимальную эффективность боевого применения войск. Эффективность любой системы управления определяются достигнутым результатом, а также какой ценой он был получен.

Современное высокотехнологичное вооружение, подготовка к его применению офицеров и солдат стали намного дороже за последние сто лет. Не всегда стоящая на вооружении дорогостоящая техника гарантирует победу. Это хорошо продемонстрировала война во Вьетнаме, где обладавшая современным оружием армия США не смогла одолеть уступающую ей в вооружении армию Вьетнама и была вынуждена эвакуироваться из Индокитая.

Фраза «Победителей не судят» давно перестала быть оправдательным критерием для оценки результатов военных действий, так как боевое применение современных вооруженных сил требуют больших затрат из государственного бюджета, зачастую несоразмерных полученным результатам.

История показала, что государства, развязывающие войну и страны ведущие защиту своего суверенитета, сталкиваются с одинаковыми проблемами, вызванные ресурсным голодом: в финансовых средствах, материалах для производства вооружения, мобилизационном потенциале.

В связи с этим к подготовке и оснащению вооруженных сил со стороны любого государства предъявляются все более высокие требования, которые ужесточаются с каждым годом. «Задача предстоящего десятилетия (для Вооруженных сил России), — говорил Президент России Владимир Путин, — заключается в том, чтобы новая структура Вооруженных Сил смогла опереться на принципиально новую технику. На технику, которая „видит“ дальше, стреляет точнее, реагирует быстрее — чем аналогичные системы любого потенциального противника. Наша цель — построение полностью профессиональной армии».

Построение профессиональной армии и создание эффективной системы управления войсками – это две взаимосвязанные задачи, которые должны базироваться на общих принципах, обеспечивающих достижения поставленных целей при наименьших затратах, в том числе и в ходе реальных боевых действий.

Основные принципы управления войсками определяются Министерством обороны РФ в следующем виде:

  1. Единоначалие;
  2. Централизация управления во всех звеньях с предоставлением подчинённым возможности проявлять инициативу в определении способов выполнения поставленных им задач;
  3. Твёрдость и настойчивость в реализации принятых решений; оперативность и гибкость при реагировании на изменения обстановки;
  4. Личная ответственность командующих (командиров) за принимаемые решения, применение подчинённых войск и результаты выполнения ими поставленных задач;
  5. Высокая организованность и творчество в работе командующих (командиров), штабов и др. органов военного управления.

Обращу ваше внимание на пункты 2, 3 и 5, которые, по моему мнению, являются одними из ключевых показателей в искусстве управления войсками. В современной российской армии они стали воплощаться в полной мере начиная с 1 декабря 2014 года, когда Национальный центр управления обороной Российской Федерации (НЦУО РФ) заступил на круглосуточное боевое дежурство. Первое «боевое крещение» НЦУО РФ получил во время операции российских ВКС в Сирии.

Именно участие российских ВКС в уничтожении группировок ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусра» (обе запрещены в Российской Федерации) показали правильность принятого 8 мая 2013 года Президентом России решения.

«Решение о создании НЦУО было принято Президентом России в целях совершенствования системы централизованного управления военной организацией государства и экономикой страны при решении вопросов подготовки к вооружённой защите страны. Национальный центр – это, по сути, действующий в круглосуточном режиме механизм управления всеми сферами деятельности Вооружённых Сил. Он должен обеспечить способность и готовность войск к решению поставленных задач, выполнение гособоронзаказа, финансовые и материально-технические ресурсы, комплектование войск и подготовку кадров, решение медицинских и жилищных вопросов, нашу международную деятельность» - эти слова Министра обороны Сергея Шойгу показывают, как на практике было достигнута реализация пункта 2 принципов управления войсками.

В предшествующие 50 лет обеспечение управления Вооруженными Силами (ЦКП ВС РФ) осуществлялось Центральным командным пунктом Генштаба. В современных условиях объемы информации многократно увеличились, цикл изменения актуальности сократился с недель и суток до часов и минут. Информационный обмен ЦКП ВС РФ, базировавшийся на табеле срочных донесений с низкой периодичностью предоставления информации в письменных документах (телеграммах, донесениях, сводках и других), перестал удовлетворять предъявляемым требованиям по информационному обеспечению руководства Министерства обороны.

После заступления на боевое дежурство НЦУО РФ фактически свёл к минимуму время принятия решений для быстрого реагирования на любую ситуацию. Именно это и обеспечило успех российских ВКС в Сирии.

Поясню. Четыре года правительство Сирийской арабской республики, возглавляемое Башаром аль-Асадом, и её армия проигрывали пядь за пядью территорию своей страны подготовленным инструкторами ЧВК (США, Турции и некоторых арабских стран) и оснащенным современным оружием, средствами связи и разведки группировкам боевиков, включая ИГИЛ. Боевики успевали везде - они наносили эффективные удары по воинским частям, по позициям обороны, по военным конвоям и городам Сирии. Тактика группировок была не предсказуема, захваченные населённые пункт тут же превращались в крепости с развитой инфраструктурой снабжения и фортификаций. Где произойдёт очередной прорыв, никто в командовании армии САР не мог сказать со 100% уверенностью.

Дело в том, что в действиях группировок ИГИЛ прослеживалась отработка доктрины «сетецентрических войны» (англ. Network-centric warfare) армии США, которую они начали разрабатывать в 1998 году. Главный принцип ведения боевых действий в условиях «сетецентрической войны» – это создание так называемых «стай» (вооруженных группировок), с последующими атаками противника на всех направлениях при помощи небольших по численности подразделений. 

Это концепция ведения боевых действий, предусматривающая увеличение боевой мощи группировки объединённых сил за счет образования информационно-коммутационной сети, объединяющей источники информации (разведки), органы управления и средства поражения (подавления), обеспечивающая доведение до участников операций достоверной и полной информации об обстановке в реальном времени.

Сетецентрическую войну (СЦВ), по замыслу авторов, способны вести только высокоинтеллектуальные силы. Такие силы, пользуясь знаниями, полученными от всеохватывающего наблюдения за боевым пространством и расширенного понимания намерений командования, способны к большей эффективности, чем при ведении автономных, сравнительно разрозненных действий.

Группировки ИГИЛ были лишь инструментом в войне против правительства Башара Асада, управление через АСУВ и координацию боевых действий этих группировок вероятнее всего обеспечивали подрядчики ЧВК и сотни военных инструкторов, расквартированных в Турции, Кувейте и Ираке.

Доктрина СЦВ предусматривает четыре основные фазы ведения боевых действий.

  1. Достижения информационного превосходства посредством опережающего уничтожения (вывода из строя, подавления) системы разведывательно-информационного обеспечения противника (средств и систем разведки, сетеобразующих узлов, центров обработки информации и управления)
  2. Завоевания превосходства (господства) в воздухе путем подавления (уничтожения) системы ПВО противника.
  3. Постепенное уничтожение оставленных без управления и информации средств поражения противника, в первую очередь ракетных комплексов, авиации, артиллерии, бронетехники.
  4. Окончательное подавление или уничтожение очагов сопротивления противника.

Была ли возможность у армии САР противостоять боевым действиям на основе доктрины СЦВ, ответ очевиден. Поэтому российские ВКС действительно переломили эту «безысходную» ситуацию, так как свои боевые действия они координировали и управляли ими из единого центра АСУВ ВС РФ, в который собиралась вся информация по ТВД в Сирии. Помимо боевых задач НЦУО РФ централизованно и параллельно решал все вопросы по снабжению  и размещению на базах Хмеймим и Тартус нашей группировки вооруженных сил, сведя логистические операции к минимальным затратам. Не стоит забывать и об информировании мировых СМИ о ходе боевых действий с предоставлением эксклюзивных кадров со средств воздушной и космической разведки.

Можно ли назвать российскую АСУВ ВС РФ и несущий боевое дежурство НЦУО РФ ответом доктрине СЦВ? И да, и нет.

Проще рассмотреть это сравнение по критерию «как есть».

АСУВ АРМИИ США.

Доктрина СЦВ, стартовавшая в 1998 году,  впервые на практике была применена в войне с Ираком в 2003 году. Технической основой этой доктрины стали две АСУВ армии США - система боевого планирования и управления авиацией на ТВД - ТВМСS (Theater Battle Management Core Systems) и информационная система боевого управления FBCB2 (Force XXΙ Battle Command Brigade or Below), охватывающая тактическое управление по иерархии «бригада-батальон-рота».

Терминалы FBCB2 размещались на борту танков, БМП, БТР, САУ, ракетных пусковых установок и многоцелевых автомобилей повышенной проходимости линейных подразделений Армии и Корпуса морской пехоты США. Они были подключены к двухуровневой сети радиосвязи, включающей воздушно-наземный сегмент EPLRS/SINCGARS и космический сегмент INMARSAT. Обмен данными осуществлялся в рамках виртуальной сети тактического Интернета.

Таким образом, командирам передовых подразделений американских дивизий на поле боя были предоставлены возможности напрямую взаимодействовать с артиллерийскими подразделениями и тактической, а в отдельных случаях и стратегической авиацией.

Действия иракской армии были практически парализованы ситуационной информированностью американских войск на ранней стадии о переброске и накапливании сил обороняющихся. Характерным примером служит операции по захвату большого моста на юго-востоке Багдада.

В отчётах предоставленных командованию армии США эта операция характеризуется как «отражение попытки ночной контратаки двух бригад Республиканской гвардии при поддержке 70 танков на предмостный плацдарм одного батальона 3-й механизированной дивизии, усиленный 10 танками Abrams и 4 БМП Bradley, в городской застройке Багдада. Наткнувшись на бомбовой удар и артиллерийский огонь еще до начала перехода в контратаку и потеряв в плотных предбоевых порядках половину состава убитыми и ранеными, иракцы вынуждены были отступить».

На самом деле АСУВ дала сбой, так как не смогла обнаружить выдвигающиеся  иракские бригады своевременно. Перед началом операции разведка внимательно изучила фотографии, полученные со спутников, сообщила, что мост не охраняется и никаких войск противника в окрестностях не наблюдается. Поэтому появление иракских подразделений для американского батальона стало полной неожиданностью, задержав выполнение боевой задачи почти на сутки. Лишь абсолютное господство в воздухе и превосходство в огневой мощи спасли американцев от поражения.

В целом во время компании в Ираке объединённая АСУВ оказалась малоэффективной по причине низкой пропускной способностью информационных каналов, поэтому подразделения армии США и Корпуса морской пехоты часто переходили на традиционные средства связи. По результатам войны в Ираке АСУВ была отправлена на доработку, а до тех пор рекомендована к использованию против иррегулярных войск противника..

После войны в Ираке перспективная АСУВ прошла комплексную доработку в соответствии с программой Joint Battle Command Platform. Она включает в себя информационная стыковку систем АСУВ сухопутных войск, ПВО, авиации и военно-морского флота с помощью программного интерфейса DIB (DCGS Integrated Backbone) и оснащение их терминалами FBCB2. В космическом и воздушном сегменте завершается переход на широкополосную связь. Операции в Ливии и война в Сирии показывают направление дальнейшего совершенствования этой АСУВ на практике

В настоящее время эта система действует параллельно с мультиспектральной разведывательной сетью HART (Heterogeneous Airborne Reconnaissance Team), которая имеет летный парк БПЛА в количестве 7400 единиц.

Отдельно от АСУВ работает Кибернетическое командование США (United States Cyber Command, USCYBERCOM), которое планирует, координирует, объединяет, синхронизирует и проводит мероприятия по руководству операциями и защите компьютерных сетей министерства обороны США. Также особняком стоит Стратегическое командование Вооружённых сил США (United States Strategic Command, USSTRATCOM), которое объединяет управление стратегическими ядерными силами, ПРО и военными космические силами.

Таким образом, говорить о действующей единой автоматизированной системе управления войсками в армии США не приходится. Единственным преимуществом в управлении войсками Армии США являются спутниковые группировки глобальной космической связи INMARSAT (11 геостационарных спутников) и IRIDIUM (66 спутников, обращающихся вокруг Земли по 11 орбитам на высоте примерно 780 км), которые позволяют осуществлять оперативное стратегическое управление войсками США на большом расстоянии, минимизируя задержки прохождения информации.

АСУВ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ

Это первая в мире единая система управления всеми воинскими подразделениями входящими в структуру Вооруженных сил России, в том числе и ядерной триадой, реализованная в действующем Национальном центре управления обороной Российской Федерации и соответствующих центрах подчинённых органов управления: военный округ (оперативно-стратегическое командование) – армия – дивизия (бригада).

Техническую основу АСУ ВС РФ составляет автоматизированная система управления войсками (АСУВ) отечественного производства «Акация-М», которая имеет в войсках мобильный аналог (МЧ АСУ Р «Акация-М»), поставляемый на вооружении военных округов России с 2005 года. АСУВ «Акация-М» позволяет военнослужащим находиться в одном и том же информационном пространстве, как в местах постоянной дислокации (НЦУО и Центры управления войскам округов), так и при выходе в поле или в ходе боевых действий. По сути «Акация-М» - это военный аналог интернета. Программное обеспечение, на котором работает АСУВ разработано под типовые силы и средства управления, а также типовые боевые расчеты.

АСУВ «Акация-М» в сочетании с развернутыми своими мобильными вариантами обеспечивают оперативно-стратегическое и оперативное управление Вооруженными силами России.

Оперативно-тактическое и тактическое управление войсками осуществляют комплексы Единой системы управления тактического звена (ЕСУ ТЗ) «Созвездие-М2» и ЕСУ ОТЗ «Андромеда-Д».

ЕСУ ТЗ «Созвездие-М2» проходит обкатку и дальнейшее совершенствование в Сухопутных войсках, а ЕСУ ОТЗ «Андромеда-Д» в войсках ВДВ. Обкатка этих комплексов проходила во время многочисленных общевойсковых учений и внезапных проверок, которые Вооруженные силы России провели в 2015 году, а также в реальных боевых условиях во время операции российских ВКС в Сирии.

Все информационные потоки от АСУВ концентрируются в «Ставке Верховного Главнокомандования» - НЦУО РФ. В ПАК НЦУО действует информационная система на базе ОС Astra Linux производства компании «РусБИТех», а обеспечение геопространственной информацией строится на концепции территориально распределенного сбора, хранения и доставки геопространтсвенных данных (полное наименование - ЕАСО ВС РФ ГПИ) разработки Группы «Кронштадт».

Основу Национального центра составляют три центра управления:

  • Центр управления стратегическими ядерными силами (СЯС) предназначен для управления применением ядерного оружия по решению высшего военно-политического руководства страны;
  • Центр боевого управления осуществляет мониторинг военно-политической обстановки в мире, анализ и прогноз развития угроз для Российской Федерации или ее союзников. Он же обеспечивает управление применением Вооруженных Сил, а также войск и воинских формирований, не входящих в структуру Минобороны России;
  • Центр управления повседневной деятельностью, ведущий мониторинг всех направлений деятельности военной организации государства, касающихся всестороннего обеспечения Вооруженных Сил. Он же координирует деятельность федеральных органов власти по удовлетворению потребностей не входящих в состав Минобороны других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований.

 Следующим этапом работы предполагается масштабирование данных информационных технологий вниз по структуре вооруженных сил до штабов соединений и тактических единиц, с сохранением базовых принципов архитектуры системы и апробированных в НЦУО конкретных программно-аппаратных решений мониторинга обстановки, поддержки принятия решений и других элементов управления войсками и силами.

В ходе «полевых испытаний» во время учений и боевого применения в Сирии АСУВ ВС РФ показала следующие результаты:

  1. Была достигнута высокая оперативность информационного обмена, (сбора, обработки и отображения информации о тактической обстановке), повышающая скорости выполнения основных задач управления в 5-6 раз, по сравнению с неавтоматизированными системами управления.
  2. За счет постоянного сбора данных обстановки в режиме круглосуточного мониторинга, была обеспечена непрерывность работы всей АСУВ ВС РФ от оперативно-стратегического уровня (НЦУО) до уровня тактического звена (ЕСУ ТЗ) .
  3. В результате использования единых аппаратно-программных комплексов (АПК), единого программного обеспечения (в том числе для графического отображения данных обстановки) для всех уровней управления от солдата до командующего Вооруженными силами, была достигнута высокая степень унификации элементов системы управления.
  4. Была проверена живучесть АСУВ на случай выхода из строя группы АПК (штабов с АПК), которая благодаря способности АСУВ быстро восстанавливать свою работоспособность, в том числе и в распределенном режиме, показала высокую степень надежности применяемых средств и элементов комплексов.

Российская космическая группировка военных спутников связи и разведки на данный момент уступает американским группировкам INMARSAT, IRIDIUM и разведывательным спутникам Национального управления военно-космической разведки США (National Reconnaissance Office, NRO).

С введением в эксплуатацию космических аппаратов Единой космической системы и других образцов космических аппаратов военного и двойного назначения, ВС РФ и в этом сегменте выйдут на передовой мировой уровень.

 

Алексей Леонков

Военный эксперт журнала «Арсенал Отечества»

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru