Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 2 за 2014 г.

Одной из наиболее острых проблем в развитии вооружения и военной техники вот уже на протяжении тысячелетий остается диалектическое противостояние средств нападения и защиты. Применительно к подвижным объектам наземной военной техники примерно со второй половины XX века такое противостояние вышло далеко за рамки прямого соревнования снаряда и брони.

Первым качественным скачком в развитии средств борьбы с бронированной техникой стало создание и массовое распространение кумулятивных боеприпасов. Наступил момент, когда применение традиционных подходов к повышению защищенности (увеличение габаритов и качества броневых преград, применение новых материалов и конструкций) перестало обеспечивать необходимый уровень защиты от новых высокоэффективных боеприпасов. Наиболее ярко эта проблема проявилась в арабо-израильской войне в октябре 1973 года, когда обе стороны всего за 18 дней боев потеряли около 2600 танков (то есть около 50% от имевшихся на фронте), пораженных преимущественно кумулятивными боеприпасами. Война фактически закончилась из-за истощения военных сил сторон.

Война в октябре 1973 стала знаменательным событием и в том смысле, что на поле боя впервые зримо проявился второй качественный скачок – появление высокоточного оружия (ВТО) в виде наземных противотанковых управляемых ракет и управляемых ракет «воздух-поверхность».

В дальнейшем эффективность кумулятивных боеприпасов и боевых частей непрерывно увеличивалась, а ВТО из отдельных образцов и систем эволюционировало в разведывательно-огневые и разведывательно-ударные комплексы, а затем интегрировалось в качестве разведывательно-ударно-огневых контуров в современную сетецентрическую схему структуры войск, систему управления войсками и оружием.

В результате потребовались новые подходы к решению проблемы защищенности ВВТ как на поле боя, так и в тактическом и оперативном тылу. Почти параллельно велись разработки систем динамической защиты (срабатывавших при попадании боеприпаса) и комплексов активной защиты (осуществлявших перехват боеприпаса до встречи с объектом защиты).

ДОРОГА ДЛИННОЙ В 50 ЛЕТ

Пионерами в разработке и внедрении комплексов активной защиты (КАЗ) стали советские конструкторы. Такие работы развернулись в начале 1960-х годов. В конце 1970-х годов в тульском Центральном конструкторском исследовательском бюро спортивно-охотничьего оружия (ЦКИБ СОО) под руководством В.И. Бакалова была выполнена опытно-конструкторская работа по созданию комплекса активной защиты танка «Дрозд». В основу идеи КАЗ был положен принцип заблаговременного обнаружения атакующего противотанкового снаряда и активного противодействия посредством защитного боеприпаса, выстреливаемого в расчетную точку встречи.

Танк Т-55АД с КАЗ "Дрозд" в бронетанковом музее в Кубинке

Техническая реализация идеи потребовала решения ряда проблемных вопросов, в том числе обнаружения малоразмерных объектов на фоне подстилающей поверхности, определения оптимальных точностных характеристик РЛС обнаружения. Радиолокационные модули миллиметрового диапазона волн, которые были установлены с каждой стороны танковой башни, предназначались для обнаружения и сопровождения боеприпасов, подлетающих в лобовом секторе со скоростью от 70 до 700 м/с.

Все задачи были успешно решены и в 1983 году комплекс активной защиты 1030М «Дрозд» впервые в мире был принят на вооружение и поставлен в серийное производство. Танки Т-55АД оснащались КАЗ «Дрозд» на 61-м бронетанковом ремонтном заводе и направлялись в основном в Закавказский военный округ. РЛС для КАЗ «Дрозд» разработки тульского НИИ «Стрела» (главный конструктор Симачев В.И.) выпускал Электромеханический завод (г. Ижевск). Завод транспортного машиностроения (г. Омск) поставлял систему вооружения и бронекорпуса составных частей комплекса, челябинский завод «Электромашина» - пульты и блоки управления.

КАЗ «Дрозд» имел четыре парные пусковые установки неуправляемых ракет калибра 107 мм, массой 9 кг, с осколочной боевой частью, радиолокатор и электронный блок управления. Пусковые установки устанавливались попарно по бортам башни, радиолокатор располагался на крыше башни. Рубеж обнаружения цели радиолокатором составлял 330 метров, рубеж сопровождения цели – 130 метров, рубеж перехвата цели – 6 метров. Комплекс обеспечивал защиту танка в секторе по азимуту 80° и углу места 20°. После подрыва боевой части ракеты образовывался направленный пучок осколков с углом раскрытия 30°. Максимальная скорость перехватываемой цели не превышала 700 м/с, время между двумя пусками ракет – 0,35 секунды.

Второй в мире серийный комплекс активной защиты поступил на вооружение только через 26 (!) лет - в 2009 году. Им стал израильский КАЗ Trophy-HV для основного танка Меркава, разработанный компанией Rafael Advanced Defense Systems Ltd. РЛС с АФАР для этого комплекса создана компанией ELTA Systems Ltd. Отличительной особенностью КАЗ Trophy является использование в качестве защитного элемента матричного поля ударных ядер (Multiple Explosively Formed Penetrator), которое формирует направленный на цель поток ударных ядер, резко уменьшающий возможность сопутствующего ущерба по сравнению с обычными осколочными контрбоеприпасами. По утверждению разработчиков, использование матричного поля зарядов, формирующих ударные ядра, обеспечивает 90-процентную вероятность поражения атакующего боеприпаса в диапазоне дальностей 30-60 метров.

Антенна РЛС (слева) и активный элемент КАЗ Trophy-HV, установленного на основном танке Меркава 4

В Советском Союзе работы по КАЗ вели несколько организаций. В 1980-е годы в Коломенском конструкторском бюро машиностроения, возглавляемом С.П. Непобедимым, под руководством главного конструктора Н.И. Гущина был разработан КАЗ «Арена». Конструктивно он отличался от КАЗ «Дрозд» размещение антенны РЛС сверху башни боевой машины для обеспечения кругового обзора, а также малогабаритными перехватывающими боеприпасами, обеспечивающими уменьшение опасной для своих войск зоны вблизи танка.

В КАЗ «Арена» впервые была решена задача защиты радиолокатора с низкой мощностью излучения (с целью снизить радиозаметность боевой машины) от помех со стороны средств радиоэлектронной борьбы высокой мощности. Для этого был применен метод корреляционных поясов детектирования целей – РЛС принимает отраженный сигнал с расстояния не более 50 метров, приняв его, переключается на более ближний корреляционный пояс и ожидает нового сигнала с меньшего расстояния. Этим достигается устойчивость к естественным помехам и игнорируется постановка искусственных помех со стороны противника. Однако в серию «Арена» так и не поступила.

Блок РЛС КАЗ "Арена", установленный на крыше башни танка

Советская и российская промышленность за последние 50 лет разработала немало образцов перспективных КАЗ (в рамках НИР и ОКР «Веер-1, 2, 3», «Дикообраз», «Азот», «Дождь», «Штандарт», «Афганит», «Дрозд», «Дрозд-1», «Дрозд-2», «Арена», «Арена-Э» и др.), но серийным среди них стал только «Дрозд». Примерно аналогичная картина сложилась и в развитых зарубежных странах: разработки КАЗ много лет ведут повсеместно десятки компаний, но на сегодняшний день в мире серийно выпускается только КАЗ Trophy.

В чем причина такого «осторожного» отношения к комплексам активной защиты среди военных? Думается, что для общевойсковых командиров пока не ясны пути решения некоторых вопросов тактического и технического характера, в том числе связанных со взаимодействием спешенной пехоты и боевых машин, оснащенных КАЗ. Основой общевойскового боевого порядка считается структура, объединяющая танки и пехоту при их взаимной огневой поддержке. Между тем поражающие элементы КАЗ способны нанести ущерб не только атакующему вражескому боеприпасу, но и расположенным рядом своим войскам, включая легкобронированую технику, не говоря о живой силе.

Также в ходе боя неизбежны ситуации ведения огня своими войсками в промежутки боевых порядков и поверх них, в том числе по траекториям, пересекающим сферу защиты КАЗ своей техники, что может вызывать срабатывание активной защиты. Кроме того, при оснащении КАЗ атакующих боевых машин практически исключается применение самого эффективного метода огневой поддержки атаки – подвижной огневой зоны с первым огневым рубежом, формируемым снарядами на воздушных разрывах над боевой линией своих войск.

При ведении боевых действий на урбанизированной местности, в лесу, на мерзлых и каменистых грунтах типичным явлением будет проникновение в зону защиты КАЗ высокоскоростных обломков, камней, комьев земли, крупных осколков и т.д. К тому же при бое в городе бронетехника зачастую должна пробивать корпусом баррикады, здания и сооружения, прокладывая путь пехоте.

Еще одной проблемой является воздействие активной и динамической защиты, осколков атакующего противотанкового средства (ПТС) на защищаемый объект. Воздействие осколков ПТС и вторичных осколков, образуемых при его взаимодействии с боеприпасами КАЗ, элементами динамической защиты, корпусом бронемашины, является существенным негативным фактором. Испытания, проведенные в СССР в последней трети XX века, свидетельствовали о значительном вреде, наносимом прицельным устройствам, стволам вооружения, антеннам и другим наружным элементам бронемашин осколками, образующимся в результате взаимодействия ПТС с активными элементами КАЗ и динамической защиты, что иногда приводило к утрате боеспособности.

Тем не менее, российские военные специалисты считают, что «наиболее рациональным и приемлемым способом повышения защищенности бронированных машин при их модернизации, а также при разработке новых образцов, представляется использование КАЗ, работы над которым продолжаются у нас и существенно активизировались в наиболее развитых государствах. В отличие от других типов защиты, КАЗ перекрывает не отдельные участки корпуса и башни, а с определенной вероятностью всю проекцию бронированных машин.

Оборудование КАЗ стабилизированной, полноповоротной системой вооружения в сочетании с комплексами оптико-электронного подавления (КОЭП) позволяет оперативно реагировать на угрозу обстрела образца с любого направления.

Использование в качестве контрбоеприпаса осколочно-фугасных снарядов позволит бороться с любым кумулятивным боеприпасом, в том числе тандемным, имеющим большое время задержки срабатывания основного заряда, а также, в отличие от осколочных контрбоеприпасов, позволит эффективно воздействовать на оперенные бронебойные подкалиберные снаряды (БПС) танковых пушек, при решении проблемы обеспечения точного срабатывания контрбоеприпасов - по высокоскоростным снарядам. Эксперименты, проведенные в течение последних лет, показали принципиальную возможность создания активной защиты, способной защитить танки, в том числе от оперенных БПС. При этом в качестве защитного боеприпаса использовался осколочно-фугасный снаряд. Созданный в 1970-80-х годах КАЗ для защиты танков в настоящее время адаптируется на легкобронные машины.

Защита верхней полусферы от кассетных боеприпасов и пикирующих снарядов представляет собой наиболее сложную проблему и может быть решена комплексным применением многоспектральных ловушек активной и динамической защиты».

По расчетам отечественных специалистов, уменьшение вероятности поражения танка только за счет встроенной динамической защиты (ВДЗ) невелико - на 12%. Это объясняется размещением ВДЗ, при котором она закрывает зоны бронирования танка, имеющие достаточную защиту (зоны комбинированной защиты башни и верхней лобовой детали корпуса танка), а зоны пониженной стойкости пассивной защиты остаются без усиления. В то же время установка КАЗ уменьшает вероятность поражения танка на 67%.

Конфигурация КАЗ "Арена-Э" на модернизированном танке Т-72Б3, выставка RAE-2013

Направления технического совершенствования КАЗ связаны в основном с повышением эффективности активных защитных элементов (контрбоеприпасов) при минимизации сопутствующего ущерба, улучшением избирательности и точности систем обнаружения и целеуказания, обеспечением всеракурсности действия (включая верхнюю полусферу), повышением быстродействия, уменьшением массо-габаритных параметров. Важнейшим направлением развития также является интеграция КАЗ с КОЭП, системами управления огнем (СУО) и бортовыми информационно-управляющими системами (БИУС) бронетехники.

НАЙТИ И УНИЧТОЖИТЬ

Одним из ключевых элементов КАЗ являются средства обнаружения и целеуказания в сочетании с системами управления. В качестве таких средств испытывались самые разные технические устройства, в том числе оптического диапазона (в частности, в рамках НИР «Веер-2»). Однако испытания показали, что система обнаружения ПТС оптическими средствами имеет ряд существенных недостатков, в числе которых отмечены сильное негативное влияние на эффективность оптических систем загрязнения, пыли, плохих погодных условий, прямой солнечной засветки.

Между тем, за рубежом разработка КАЗ с оптическими средствами обнаружения и целеуказания продолжается. Так, немецкая компания ADS Gesellschaft für aktive Schutzsysteme создает КАЗ AMAP-ADS с системой пассивных датчиков инфракрасного излучения дальнего радиуса действия и лазерных дальномеров ближнего радиуса действия. Датчики инфракрасного излучения служат для определения направления атаки, лазерные дальномеры – для определения координат и скорости движения цели при подлете к защищаемому периметру на дистанцию 10 метров. В некоторых образцах КАЗ (например, AVePS немецкой компания Diehl Defence) используется сочетание РЛС и инфракрасной системы обнаружения.

Блок инфракрасных датчиков и лазерных дальномеров КАЗ AMAP-ADS

Но все же в большинстве современных КАЗ в качестве средства обнаружения и целеуказания используются РЛС различных диапазонов. Встречаются варианты КАЗ с отдельными РЛС обнаружения и целеуказания. В частности, американской компанией TRW по заказу армии США был разработан КАЗ с РЛС обнаружения Ka-диапазона и РЛС целеуказания W-диапазона.

Таблицы 1. Частотные диапазоны РЛС стандарта IEEE Обозначение диапазона Частота Длина волны L 1—2 ГГц 15—30 см S 2—4 ГГц 7,5—15 см C 4—8 ГГц 3,75—7,5 см X 8—12 ГГц 2,5—3,75 см Ku 12—18 ГГц 1,67—2,5 см K 18—27 ГГц 1,11—1,67 см Ka 27—40 ГГц 0,75—1,11 см V 40—75 ГГц 4,0—7,5 мм W 75—110 ГГц 2,7—4,0 мм

СПРАВКА: ДЛЯ НАВЕДЕНИЯ НЕУПРАВЛЯМЫХ ВЫСОКОСКОРОСТНЫХ КИНЕТИЧЕСКИХ СНАРЯДОВ ТРЕБУЕТСЯ ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ ИЗМЕРЕНИЯ УГЛОВ. НАПРИМЕР, ДЛЯ ПОРАЖЕНИЯ ЦЕЛИ НА ДАЛЬНОСТИ 4 КМ С ОШИБКОЙ 0,6 М ОДИНОЧНЫМ ВЫСТРЕЛОМ ПРОТИВОТАНКОВОГО (ТАНКОВОГО) ОРУДИЯ РЛС УПРАВЛЕНИЯ ОРУЖИЕМ ДОЛЖНА ОБЕСПЕЧИТЬ ТОЧНОСТЬ ИЗМЕРЕНИЯ УГЛОВ ДО 0,5 МИНУТЫ. ОШИБКА ЖЕ РЛС ТРЕХСАНТИМЕТРОВОГО ДИАПАЗОНА ДОСТИГАЕТ 10 МИНУТ, А В ТРЕХМИЛЛИМЕТРОВОМ ДИАПАЗОНЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕСКОЛЬКО ЛУЧШЕ 2 МИНУТ. СЕЙЧАС РЛС ИСПОЛЬЗУЮТСЯ В ОСНОВНОМ ДЛЯ НАВЕДЕНИЯ АВТОМАТИЧЕСКИХ МАЛОКАЛИБЕРНЫХ ПУШЕК И ПРИЦЕЛИВАНИЯ ПРОТИВОТАНКОВЫХ УПРАВЛЯЕМЫХ РАКЕТ, ГДЕ ТРЕБОВАНИЯ К ТОЧНОСТИ ИЗМЕРЕНИЯ УГЛОВ НИЖЕ, ЧЕМ ДЛЯ ПРОТИВОТАНКОВЫХ И ТАНКОВЫХ ОРУДИЙ. ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ АКТИВНЫМИ ЭЛЕМЕНТАМИ КАЗ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИМИ ПОРАЖЕНИЕ ЦЕЛИ НА ДАЛЬНОСТИ 100-150 М ОБЫЧНО ДОСТАТОЧНО ТОЧНОСТИ ПО УГЛУ ОКОЛО 15 МИНУТ, А НА ДАЛЬНОСТИ 10-15 М ОКОЛО 1 ГРАДУСА. ПРИ РАЗМЕРАХ АНТЕННЫ ДО 300 ММ ТАКИЕ ТОЧНОСТИ ОБЕСПЕЧИВАЮТСЯ УЖЕ В С-ДИАПАЗОНЕ. ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ ПАССИВНЫМИ СРЕДСТВАМИ ЗАЩИТЫ (ЛОВУШКИ И ЗАВЕСЫ) ВЫСОКОЙ ТОЧНОСТИ НЕ ТРЕБУЕТСЯ, ДОСТАТОЧНО ОБЕСПЕЧИТЬ ОШИБКУ В ПРЕДЕЛАХ 15-30°. ТАКИЕ ТОЧНОСТИ ДОСТИЖИМЫ И В ДЕЦИМЕТРОВОМ ДИАПАЗОНЕ.

В современных КАЗ наземной техники по задачам и характеристикам можно выделить две группы РЛС. Первые предназначены для выдачи команд на выброс ловушек, постановку завес и помех (такие средства в англоязычной литературе объединены термином Soft Kill), вторые обеспечивают применение активных поражающих элементов (такие средства в англоязычной литературе объединены термином Hard Kill). Ключевое отличие РЛС пассивных средств защиты от РЛС управления активными элементами – относительно невысокие требования к дальности обнаружения и точности измерения углов.

Первоначально для наземной техники создавались РЛС управления активными средствами защиты с дальностью действия в десятки метров. С разработкой мини-ракет и пассивных средств защиты с дальностью действия в сотни метров требования к дальности обнаружения возросли почти до километра. Так, к американскому КАЗ Quick Kill, который компания Raytheon разрабатывала в рамках программы создания перспективных боевых платформ FCS, предъявлялось требование обеспечить перехват на рубежах 150-800 метров всех видов атакующих боеприпасов – артиллерийских снарядов, противотанковых ракет, реактивных гранат и боеприпасов с ударным ядром.

Очевидно, что требования к потенциалу РЛС для КАЗ «дальнего перехвата» выросли на несколько порядков. Такой потенциал не могут обеспечивать простые и дешевые РЛС с непрерывным режимом работы, поскольку их потенциал ограничен динамическим диапазоном приемника и уровнем развязки приемо-передающих каналов. Поэтому применение простейших РЛС, вроде уровнемеров, и даже более сложных РЛС с простейшими антенными системами, малоперспективно. Этим определяется переход к РЛС с квазинепрерывным режимом работы, уровень сложности которых соизмерим с РЛС управления вооружением. В итоге большинство зарубежных разработчиков КАЗ пошли на приближение рубежей перехвата и повышение точности целеуказания. Например, немецкая компания Krauss-Maffei Wegmann в комплексе активной защиты Aktives Schutzsystem, предлагаемом для оснащения основных танков Leopard 2, использует РЛС с АФАР, работающую в Ka-диапазоне. Компания считает этот диапазон оптимальным по точности, необходимой для целеуказания активным элементам защиты.

В израильском КАЗ Trophy-HV применяется радиолокационная станция ELM-2133 WindGuard, которая представляет собой импульсно-доплеровскую РЛС миллиметрового диапазона с четырьмя распределенными АФАР, предназначенную для обнаружения и автоматического отслеживания реактивных противотанковых гранат, противотанковых управляемых ракет и кинетических артиллерийских боеприпасов.

КАЗ Trophy-HV, установленная на американскую ББМ Stryker 3

Импульсно-доплеровская РЛС с АФАР непрерывно производит поиск исходящих от противника угроз вокруг защищаемого транспортного средства. При обнаружении летящего объекта РЛС захватывает и отслеживает его, постоянно измеряя все параметры - азимут, угол места, скорость и дальность. Блок управления непрерывно ведет расчет точки встречи атакующего боеприпаса с защищаемым объектом, времени до столкновения и координат точки перехвата защитным элементом КАЗ.

При обнаружении угрозы прямого попадания в защищаемое транспортное средство автоматически инициируется сигнал тревоги экипажу и запускается процесс ответной реакции, включающий активацию дымовой защиты, системы постановки ИК-помех и активной подсистемы уничтожения цели.

Кроме этого, рассчитывается вероятное место пуска (выстрела) оружия противника по боевой бронированной машине (ББМ), соответствующие сигналы поступают экипажу и в систему управления огнем, что обеспечивает быстрое огневое противодействие противнику со стороны обстреливаемой ББМ.

Отдельным направлением повышения общей эффективности КАЗ является проблема противодействия самоприцеливающимся боевым элементам (СПБЭ) комплексов ВТО, например типа SADARM, BONUS, TGSM, ВАТ и др. Большинство типов СПБЭ имеют инфракрасную или радиолокационную (миллиметрового диапазона) систему прицеливания. Поскольку защищаемые мобильные средства имеют достаточно высокую инфракрасную заметность, их поражение с помощью СПБЭ возможно в любое время суток и даже в плохих погодных условиях. В свою очередь, для обнаружения СПБЭ необходимо включать в состав КАЗ соответствующую РЛС управления средствами защиты. В частности, разработку такой РЛС для российских КАЗ ведет ОАО «Фазотрон». РЛС предназначена для работы на малых дальностях с малой длительностью зондирующих импульсов.

Вариант конфигурации российского КАЗ "Арена-Э" с распределенными антеннами АФАР и активными элементами

Решение задачи обнаружения СПБЭ с помощью РЛС сопряжено с преодолением ряда трудностей. Во-первых, СПБЭ отличаются небольшой скоростью полета, обычно от 10 до 50 м/с или несколько более. Поскольку скорость движения мобильных сухопутных средств может достигать 20 м/с, окружающие местные предметы и постройки могут создавать ложные отметки при обнаружении СПБЭ. Во-вторых, мобильные средства могут располагаться на небольшом расстоянии друг от друга, например при движении в колонне. Это обостряет проблему электромагнитной совместимости, и без того достаточно сложную. В-третьих, необходимо предусмотреть меры защиты антенны от средств поражения, меры снижения влияния воды и грязи, попадающей на защитное покрытие антенны. Конструкция должна обеспечить замену антенны при ее повреждении. Усложняет задачу необходимость компенсировать изменение крена и тангажа мобильного средства.

В современных РЛС управления пассивными средствами защиты часто используется широкая диаграмма направленности антенны (ДНА), обычно в пределах 60-90°. Если ДНА уже, то при работе на фоне земли уменьшается уровень помех от поверхности и повышается разрешение в сложной фоноцелевой обстановке. Возможна также селекция отметки по боковому лепестку диаграммы направленности (ДН) по изменению амплитуды при ее перестройке. Перестройка ДН необходима также для стабилизации зоны обзора при крене и тангаже. Дешевая механическая перестройка ДН для обеспечения обзора и компенсации вибраций трудно реализуема, более целесообразно использование малоэлементных ФАР или АФАР. Исходя из допустимых габаритов, возможны следующие варианты малоэлементных антенных решеток для РЛС управления средствами защиты:
- L-диапазона с 8-ми или 16-ти элементной решеткой с шириной ДНА до 40°;
- S-диапазона с 36-ти элементной решеткой с шириной ДНА до 20°;
- С- или Х-диапазона со 128 элементной решеткой с шириной ДНА до 10-15°.

Толщина защитного радиопрозрачного слоя может составлять до четверти длины волны, но для выполнения защитных функций обычно достаточно 20-25 мм. Поэтому в L- и S-диапазоне негативное влияние скопления на защитном слое пыли, грязи и воды считается приемлемым. Влияние дрожание антенны на амортизаторах относительно защитного слоя в L- и S-диапазоне также можно признать несущественным.

При использовании С-диапазона толщина защитного слоя может составлять до 15 мм. Этого достаточно для защиты от осколков, стрелковых боеприпасов и зажигательных веществ. Однако влияние грязи и воды в С-диапазоне может быть заметным. Влияние дрожания антенны относительно защитного слоя в С-диапазоне считается приемлемым.

В Х-диапазоне амплитуда дрожания на амортизаторах оказывает более существенное влияние на параметры работы, чем толщина защитного слоя и не должна превышать 7 мм, а характеристики антенны могут сильно зависеть от наличия грязи и воды на защитном слое. Таким образом РЛС управления пассивными средствами защиты целесообразно реализовать в L- или S-диапазонах. В настоящее время для улучшения характеристик малогабаритных антенн можно использовать метаматериалы, что позволяет добиться более высоких характеристик антенны даже в L-диапазоне.

В разработанной ОАО «Фазотрон» РЛС управления пассивными средствами защиты наружный антенный модуль выполнен в виде фазированной антенной решетки, сравнительно невысокой стоимости. Специальный отсек колодцеобразной формы защищает антенный модуль от пуль, осколков и другого внешнего воздействия. В случае повреждения модуль легко заменяется на запасной. Приборный блок РЛС, размещаемый внутри объекта, состоит из передатчика, приемника, процессора сигналов и процессора данных. Все элементы РЛС связаны системой встроенного контроля непрерывного действия.

РЛС обеспечивает автоматическое обнаружение СПБЭ в верхней полусфере над защищаемым подвижным объектом как на стоянке, так и в движении, выдачу команд на исполнительные элементы пассивной защиты КАЗ и КОЭП. Зона обзора стабилизирована относительно вертикали и не зависит от угла крена и тангажа машины. Используемый диапазон рабочих частот РЛС позволяет снизить до минимума влияние воды и грязи, попадающих на поверхность антенного модуля.

В перспективе интеграция в едином комплексе средств активной и пассивной защиты, КАЗ и КОЭП, их сопряжение с системой управления огнем, бортовой информационно-управляющей системой бронетехники (военной автомобильной техники), автоматизированной системой управления войсками тактического звена, позволит еще более повысить эффективность защиты войск, их устойчивость к воздействию противника на поле боя, в тактическом и оперативном тылу.

Мураховский Виктор Иванович, полковник запаса
Мойбенко Виктор Иванович, главный конструктор НИИ «Рассвет» ОАО «Корпорация «Фазотрон-НИИР»

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru