Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 2(28) за 2017 г.

Леонид Карякин

Реактивные системы залпового огня в вооруженных конфликтах XXI века (часть 1)

Как показывает опыт вооруженных конфликтов последних лет, огневое превосходство над противником продолжает иметь решающее значение для его решительного разгрома и достижения целей боя. А потому роль реактивной артиллерии при выполнении задач огневого поражения, несмотря на массированное применение в боевых действиях штурмовой и бомбардировочной авиации, остается актуальной как никогда. Современные реактивные системы залпового огня (РСЗО) представляют собой один из ключевых видов вооружения сухопутных войск, способные обеспечить огневое превосходство с последующим завоеванием и удержанием инициативы на поле боя.

Главными достоинствами РСЗО являются внезапность атаки с высокой плотностью огневого поражения на значительной площади, минимальное время огневого налета с последующим быстрым выходом из-под ответного удара, относительная простота и низкая стоимость по сравнению со ствольной артиллерией. Оснащение подразделений РСЗО в XXI веке новейшими автоматизированными системами боевого управления в сочетании с современными средствами разведки, реактивными снарядами с увеличенной дальностью и точностью стрельбы, выводит реактивную артиллерию на качественно новый уровень. Передовые позиции в мире по совершенству, надежности, эффективности боевого применения занимают реактивные системы залпового огня российской разработки и производства.

История появления и развития современных РСЗО

Боевое применение первого реактивного оружия (ракет) началось еще в XIX веке, когда оно использовалось совместно со ствольной артиллерией, в частности во время сражения под Лейпцигом (1813 г.), в Русско-турецкую войну (1828–29 гг.) и в Гражданской войне в США (1861–65 гг.). Однако наиболее значительное развитие реактивная артиллерия получила в период Второй Мировой войны (1939–45 гг.), когда это оружие стало применяться массово, причем несомненный приоритет в этой области принадлежал СССР.
16 июля 1941 года, когда батарея 132-мм реактивных установок БМ-13–16 под командованием капитана Ивана Флерова совершила первый огневой налет на немецко-фашистские войска под Оршей, фактически началась эпоха советской реактивной артиллерии.
С этого момента гвардейские минометные части РККА с боевыми машинами, получившими у солдат имя «Катюша», применялись на наиболее ответственных участках фронта, сея смерть и разрушение на передовых позициях и в тылу врага. В дальнейшем во время войны в Советском Союзе были созданы более мощные установки БМ-31–12 с 300-мм реактивными снарядами. Обе системы имели схожую конструкцию, только первая с рельсовыми направляющими, а вторая с сотовыми направляющими, установленными на шасси автомобиля и различались лишь калибром реактивных снарядов. Хотя аналогичные по назначению реактивные установки использовались союзными войсками США и Великобритании, а также войсками Вермахта, их вклад в огневое поражение был менее значительным, чем в Красной Армии.
После окончания Великой Отечественной войны развитие реактивных систем в нашей стране было продолжено. На вооружение Советской Армии поступили сразу несколько систем полевой реактивной артиллерии — 240-мм БМ-24, 140-мм БМ-14, 200-мм БМД-20, буксируемая 140-мм РПУ-14. Все эти образцы с дальностью стрельбы менее 20 км сохранили в себе проверенные во время войны основные принципиальные конструктивные решения РСЗО военного периода, даже после снятия с вооружения в СССР некоторые из них оставались в составе армий разных стран вплоть до конца XX в.
В развитии линии реактивных систем залпового огня знаковое событие произошло в 1963 г., когда в СССР была создана РСЗО нового поколения М-21 «Град» калибра 122 мм с дальностью стрельбы 20,4 км, ставшая на долгие годы классическим образцом реактивной артиллерийской установки. На этой базе были созданы полковая система «Прима», десантируемый «Град-В», переносная одноствольная установка «Град-П», облегченная «Град-1» и даже корабельная «Град-М». Конструкция РСЗО «Град» с пакетом из 40 трубчатых направляющих, со снарядом, стабилизируемым вращением, была настолько удачной и имела такой большой модернизационный потенциал, что она массово принималась на вооружение многих армий по всему миру. Нередко «Град» становился образцом для копирования (в большинстве своем нелицензионного) при создании собственных разработок в некоторых странах.
Используя конструктивно-компоновочные схемы составляющих РСЗО «Град», советские конструкторы продолжили разработку более мощных реактивных систем. В 1976 году Советская Армия получила на вооружение 220-мм систему залпового огня «Ураган» (дальность 35 км), а в 1987 г. — мощнейшую в мире на тот момент 300-мм РСЗО «Смерч» (дальность 70 км). Эти новые системы имели не только увеличенную дальность стрельбы, площадь поражения и точность, но также оснащались средствами механизации, ускоряющими процесс подготовки стрельбы и перезаряжания пусковых установок.
В отличие от СССР, за рубежом после войны реактивным системам залпового огня уделялось значительно меньше внимания. Лишь в 1969 г., впечатленное успехами советского «Града», первым западным государством, принявшим на вооружение РСЗО, стала Федеративная Республика Германии. Немецкая 110-мм установка LARS с дальностью 14,7 км по большому счету повторяла общую конструкцию системы «Град». Позже в других странах также были приняты на вооружение реактивные системы залпового огня собственной разработки — 140-мм «Teruel» в Испании, 122-мм «Firos» в Италии, 127-мм «Astros» в Бразилии, 127-мм «Valkirie» в ЮАР, 131-мм «Тип 75» в Японии. Впоследствии своими РСЗО обзавелись Индия, Иран, Израиль, Аргентина, КНДР и Южная Корея, Пакистан, Турция, Тайвань, и, наконец, Китайская народная республика. Причем в армии КНР к концу XX века насчитывалось более десятка различных типов РСЗО, большая часть которых представляла собой модификации 122-мм РСЗО «Град» и 107-мм РПУ, установленные на различные шасси. После распада СССР в 1991 г. многие бывшие государства социалистического блока, а также Китай, используя имеющийся технический задел, активно создают и экспортируют системы собственного производства в армии «третьих стран».

ТОС-1А «Солнцепек» ведет стрельбу


В 1982 г. в США было начато серийное производство собственной 227-мм РСЗО MLRS с дальностью 32 км (позже калибр увеличен до 240 мм, а дальность до 46 км). От других зарубежных образцов MLRS принципиально отличалась не только базой (гусеничный транспортер вместо колесного шасси), но и конструкцией артиллерийской части, где вместо пусковой установки с трубчатыми направляющими использовались пакеты одноразовых пусковых контейнеров с быстрой перезарядкой. Фактически с появлением этой системы началось перевооружение стран НАТО на новую стандартную реактивную систему залпового огня. В 1986 г. было подписано соглашение между США, ФРГ, Францией, Великобританией и Италией о совместной разработке и производстве MLRS международным консорциумом этих стран. Таким образом, РСЗО MLRS заменила собой все ранее принятые на вооружение реактивные системы стран участников консорциума. В дальнейшем система MLRS также поступила на вооружение армий Греции, Египта, Израиля, Турции, Финляндии, Японии, Южной Кореи, Норвегии, Нидерландов и некоторых других стран.
Еще одним знаковым событием в истории создания реактивных систем стало появление в СССР принципиально нового оружия — тяжелой реактивной огнеметной системы ТОС-1 для поражения противника на дальности прямой видимости. По своим боевым возможностям эта система и поныне не имеет равных среди штурмового оружия непосредственной поддержки войск. На вооружении Российской армии сейчас состоят модернизированные варианты этой 220-мм реактивной системы под обозначением ТОС-1А «Солнцепек».
Очередной новый этап в развитии реактивных систем залпового огня наступил на рубеже XX — XXI веков, когда развитие технологий позволило оснащать боевые машины РСЗО средствами высокоточной спутниковой навигации и аппаратурой управления огнем с приемом целеуказания от командных пунктов практически в реальном масштабе времени. В то же время, внедрение в состав батарей и дивизионов РСЗО автоматизированных систем боевого управления, сокращающих время подготовки залпа, повышающих оперативность и гибкость боевого применения, а также оснащение разведывательных подразделений беспилотными летательными аппаратами, позволяющими осуществлять разведку и доразведку целей и производить оценку результатов огневого поражения, еще больше повысили боевые возможности современных реактивных систем. В этот период в России начали поступать на вооружение новые РСЗО «Торнадо-Г»,  воплотившие в себе лучшие достижения отечественной оборонки. За рубежом принципиально новые реактивные системы в этот период практически не создавались, а лишь доводились до современного уровня путем глубокой модернизации.

Концепция современных РСЗО и их боевые возможности

Практически все реактивные системы залпового огня, принятые на вооружение в 1970-х — 2000-х гг. имеют схожие конструктивно-схемные решения, а их характеристики принципиально отличаются лишь в плане тех задач, которые были поставлены перед разработчиками той или иной страны. В большинстве своем базой для боевых машин РСЗО (пусковых установок) служат полноприводные автомобили с колесной формулой 6Х6 (реже 8Х8), но есть образцы созданные и на гусеничных шасси бронемашин или танков. Артиллерийская часть пусковой установки, как правило, включает пакет из определенного количества стволов, поворотную установку с силовыми приводами горизонтального и вертикального наведения, а также прицельные приспособления и электрооборудование. Экипаж из 3–4 человек обычно размещается в кабине боевой машины, внутри которой имеется аппаратура связи, навигации и управления огнем. Иногда кабина выполняется герметичной с возможностью выполнения задач при использовании противником ОМП. На некоторых образцах экипаж укрыт противопульной и противоосколочной бронезащитой. Реактивные снаряды имеют твердотопливный двигатель, работающий на небольшом активном участке траектории, а головная часть с дистанционным или ударным взрывателем снабжена моноблочной или кассетной боевой частью. В последнем случае возможности по борьбе с бронетехникой в местах ее сосредоточения значительно вырастают (применение кумулятивных боевых элементов), кроме того, это дает возможность осуществлять дистанционное минирование местности (применение противотанковых мин) с целью затруднения маневра танков противника, создавая одновременно благоприятные условия для поражения их другими противотанковыми средствами.
С конца прошлого века развитие РСЗО идет по пути увеличения дальности и повышения точности стрельбы; повышения огневой производительности; расширения числа решаемых задач, а также повышение мобильности и боевой готовности.
Увеличение дальности стрельбы осуществляется за счет увеличения калибра реактивных снарядов, применения новых высокоэнергетических смесевых ракетных топлив, а также облегчения головных частей. Если сравнить дальность стрельбы РСЗО близких калибров периода 1980-х гг. и современных, можно увидеть, что она в некоторых случаях возросла в 1,5–2 раза. В большинстве случаев дальность стрельбы РСЗО составляет от 10 до 45 км, что позволяет наносить удары не только по передовым частям противника, но и по его вторым эшелонам и маршевым колоннам на подходах к районам боевых действий. Однако с появлением советской 300-мм РСЗО «Смерч» с дальностью 70 км (позже возросшей до 90 км) реактивные системы приблизились по досягаемости к тактическим баллистическим ракетам при существенно меньшей стоимости и более высокой огневой производительности. В настоящее время это направление активно осваивает Китай. Ранее на вооружение НОАК уже поступила 300-мм система «Тип 03» по своей конструкции и дальности стрельбы близкая к российскому «Смерчу», а сейчас китайцы разработали несколько типов реактивных систем с дальностью 100 и 180 км (302-мм РСЗО WS-1 и WS-1B), и даже до 200 или 220 км (425-мм РСЗО WS-2, 370-мм AR-3).
Повышение точности стрельбы достигается за счет оснащения боевых частей реактивных снарядов системой коррекции (как это сделано на российской РСЗО «Смерч», американской MLRS, китайской AR-3), оснащения кассетных головных частей самонаводящимися и самоприцеливающимися элементами (SADARM, «Мотив-3М», 9Н282) для поражения отдельных бронеобъектов, а также за счет использования автоматизированных систем управления огнем. Автоматизированное управление огнем батареи РСЗО значительно сокращает время на подготовку к открытию огня и увеличивает эффективность стрельбы за счет сокращения цикла боевого управления. При обнаружении цели и принятии решения на ее поражение, вычислительная система, как правило, по введенным координатам автоматически выбирает количество боевых машин подразделения РСЗО для наиболее эффективного решения задачи, рассчитывает все необходимые установки прицельных устройств и взрывателей боевых частей, передавая эту информацию по закодированным каналам связи непосредственно на пусковые установки.
Помимо этого, для увеличения точности стрельбы РСЗО оборудуются автоматическими системами восстановления наводки, восстанавливающие углы наведения ПУ при стрельбе, которые неизбежно меняются при ее динамическом нагружении, что уменьшает рассеивание реактивных снарядов при стрельбе залпом.
За счет устройств автоматического ввода поправок и установки прицела для компенсации наклона пакета направляющих на местности, сокращается время перевода боевой машины из походного положения в боевое. Если ранее для этого приходилось вывешивать машину на домкратах и горизонтировать ее, то на современных РСЗО имеется возможность блокировки ходовой части с одновременным выключением ее подрессоривания.

РСЗО MLRS ведет стрельбу


Повышение огневой производительности реактивных систем достигается путем механизации процесса заряжания (перезаряжания) пусковой установки, автоматизации систем наведения и пуска, и применения бортовых автоматизированных систем управления огнем. Если раньше перезарядка осуществлялась вручную, то позже она уже осуществлялась механическими средствами, расположенными на транспортно-заряжающих машинах или самих РСЗО (MLRS). В некоторых случаях (румынская RM-70, китайские «Тип 89» и «Тип 90») пусковые установки имеют запасной боекомплект реактивных снарядов с устройством быстрого заряжания. Появление модульных пакетных пусковых установок (американские MLRS и HIMARS, российские «Ураган-1М» и 9А54–4 «Смерч», турецкая «Sakarya», израильская LarGRAD и др.) еще больше сократило время перезарядки боевых машин. В связи с широким применением механизации и автоматизации в современных РСЗО вообще отпала необходимость выхода экипажа наружу как при подготовке залпа, так и при переводе машины в походное положение и маневра уклонения от удара противника.
Расширение числа боевых задач, решаемых РСЗО, достигается, как правило, созданием различных типов боевых частей реактивных снарядов. В большинстве случаев они являются кассетными, их снаряжение может варьироваться от обычных кумулятивных или осколочных боевых элементов, поражающих большие площадные цели, до самонаводящихся и самоприцеливающихся боевых элементов, способных самостоятельно обнаруживать и поражать отдельные объекты (бронетанковую и автомобильную технику, корабли, здания).

 РСЗО, принимавшие участие в основных вооруженных конфликтах XXI века

Немалое число войн и вооруженных конфликтов, разгоревшихся по всему миру с конца XX века, наследовалось и в новом тысячелетии. Если в период «холодной войны» в боевых действиях происходило не только идеологическое противостояние Запада и СССР, но и противостояние военно-техническое, то после 1991 г. по Земле прокатились войны, в которых США, как доминирующее государство в ставшем «однополярным» мире, без каких-либо серьезных помех решало свои политические и экономические задачи с активным применением силовых средств. С наступлением XXI в. Россия вновь появилась на мировой арене как один из главных игроков, а потому военно-техническое противостояние возобновилось. Несмотря на самое широкое применение в современных вооруженных конфликтах боевой авиации и средств информационной войны, реактивная артиллерия, как средство достижения огневого превосходства над противником продолжает оставаться одним из ключевых видов вооружения. Особенно это актуально при ведении боевых действий с технологически более развитым противником. Зачастую даже нерегулярные вооруженные формирования во время гражданских войн также активно применяют РСЗО. Как правило, это различные самодельные образцы, выполненные на базе гражданской автотехники.
Основными рассматриваемыми в данной статье вооруженными конфликтами начала XXI века являются: война в Афганистане (с 2001 г. по наши дни), война в Ираке (с 2003 г. по наши дни), операция по принуждению Грузии к миру (август 2008 г.), гражданская война в Сирии (с 2012 г. по наши дни), вооруженный конфликт в Йемене (с 2014 г. по наши дни), гражданская война в Ливии (2011 г.), вооруженный конфликт на юго-востоке Украины (с 2014 г. по наши дни), вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе (2015–2016 гг.), а также обстрелы Израильской территории реактивными снарядами в период 2001–2012 гг. В большинстве этих войн тайно или явно, прямо или опосредованно участвовали спецслужбы и вооруженные силы США.
Реактивные системы залпового огня в вышеперечисленных вооруженных конфликтах применялись достаточно широко. Наиболее заметными стали РСЗО «Град» (или его модификации, в том числе китайского и иранского производства), «Ураган» и «Смерч» российского (советского) производства, российская тяжелая огнеметная система ТОС-1А, китайские легкие реактивные установки «Тип 63», иранские РСЗО HM20 «Хадид» (иранская версия «Града»), «Фаджр-3», «Фаджр-5», а также американские РСЗО MLRS и HIMARS. В значительно меньшей степени использовались израильские, турецкие, румынские, бразильские и хорватские РСЗО, а также большое количество импровизированных реактивных установок на шасси гражданских автомобилей, бронемашин или буксируемых шасси.

Опыт боевого применения РСЗО в вооруженных конфликтах XXI века

Афганистан (с 2001 г. по наши дни). В 2001 г. с целью борьбы с исламистской организацией Талибан на территорию Афганистана были введены так называемые Международные силы содействия безопасности (ISAF) во главе с США, Великобританией и некоторыми другими странами НАТО в рамках операции «Enduring Freedom». Несмотря на полный разгром армии Талибана, основной вклад в который внесла авиация, оставшиеся многочисленные мелкие группы боевиков перешли к партизанской войне, которая то разгоралась, то затихала на протяжении всех последних лет.
В 2007 году Великобритания перебросила батарею боевых машин РСЗО MLRS с корректируемыми боеприпасами GMLRS-U в Афганистан на передовую базу «Эдинбург» в провинции Гельменд прямо из Ирака. Американцы еще до этого развернули там свои РСЗО HIMARS. Командование многонациональных сил НАТО планировало использовать высокоточные реактивные снаряды против боевиков, укрывающихся в зданиях и других укрытиях. Однако на тот период о боевом использовании ничего не сообщалось.
В ночь с 12 на 13 февраля 2010 г. в провинции Гильменд в южном Афганистане Международные силы содействия безопасности начали крупнейшую с начала военных действий в этой стране операцию «Моштарак». Ее целью был город Марджа, удерживаемый силами Талибов и являющийся их базой тылового обеспечения и центром торговли опиумом. На второй день операции было решено применить американские РСЗО HIMARS по складу оружия мятежников недалеко от города (по другим данным — по позициям талибов, ведущих огонь по наступающим). Однако вскоре выяснилось, что в результате залпа две ракеты (очевидно GMLRS-U) отклонились более чем на 300 м от цели и попали в гражданский жилой дом, погубив 12 мирных жителей. Командующему силами НАТО в Афганистане американскому генералу С. Маккристалу пришлось выразить афганскому президенту Х. Карзаю глубокое сожаление в связи с «трагической потерей жизней» и приостановить участие РСЗО в операции. Таким образом, первый эпизод боевого применения системы HIMARS оказался неудачным.
В то же время известно, что в составе подразделений Талибана использовались импровизированные установки РСЗО, использующие артиллерийскую часть 107-мм реактивной установки «Тип 63» и блоки авиационных управляемых ракет, установленные на гражданских автомобилях и бронемашинах. Большое количество 122-мм и 107-мм реактивных снарядов применялись боевиками как обычные самодельные взрывные устройства, которыми минировали оставленные территории.
Ирак (с 2003 г. по наши дни). Военная операция в Ираке началась утром 20 марта 2003 г. с вторжения вооруженных сил США и их союзников в Ирак с целью свержения режима Саддама Хусейна. Она носила кодовое название «Iraqi Freedom». За полтора месяца активная фаза войны была фактически закончена, однако по стране сразу же развернулись партизанские боевые действия, переросшие в 2006 г. в полномасштабную гражданскую войну. Впоследствии после вывода многонациональных сил и с образованием так называемого «Исламского государства», иракская армия вновь начала полномасштабную войну с боевиками на своей территории.
Известно, что во время операции «Iraqi Freedom», многонациональными силами на территории Ирака были развернуты РСЗО MLRS, а также опытные образцы боевых машин РСЗО HIMARS. Однако об их применении на тот период практически неизвестно, так как командование не спешило использовать оружие, накрывающее большую площадь, помня об опыте войны с армией Саддама Хусейна 1991 г., когда выяснилась низкая эффективность кумулятивно-осколочных боевых элементов М77. Как раз в этот период компания «Lockheed Martin» завершала разработку корректируемых реактивных снарядов M31 GMLRS-U с моноблочной боевой частью и дальностью стрельбы до 70 км.
Первые реактивные снаряды GMLRS-U были поставлены в многонациональный корпус в Ирак в мае-июне 2005 г. и уже в сентябре были впервые успешно применены подразделениями 214-й полевой артиллерийской бригады, вооруженными MRLS, для уничтожения противника в густонаселенных районах во время проведения одной из войсковых операций. Так, по данным разведки стало известно о том, что в двух зданиях в Тал-Афаре, к западу от г. Мосул, наблюдается скопление боевиков. По цели был произведен пуск реактивных снарядов M31 с расстояния 50 км. Цели были поражены первым же выстрелом, было уничтожено 48 бойцов противника. Двумя днями позже реактивные снаряды M31 вновь были применены, на этот раз с их помощью был разрушен мост Мишаль, что сделало невозможным его использование вооруженными формированиями исламистов в Ал-Анбаре на западе Ирака. По словам военных, новые высокоточные реактивные снаряды уничтожали обнаруженные цели «с точностью хирурга» с нанесением незначительного сопутствующего ущерба находящимся рядом гражданским объектам. Продемонстрированная точность реактивных снарядов GMLRS-U превзошла установленные техническим заданием параметры. Благодаря этому обеспечивались действия своих войск на городской территории с полным подавлением сопротивления противника, в то время как применение обычных кассетных боеприпасов М26 с кумулятивно-осколочными боевыми элементами в таких условиях было бы невозможно.
В июле 2007 г. в иракской провинции Аль-Анбар были размещены серийные боевые машины РСЗО HIMARS батареи «Фокс» 2-го батальона 14 полка морской пехоты. Это первое подразделение морской пехоты, использовавшее HIMARS в боевых действиях.
В то же время боевики активно использовали импровизированные реактивные установки калибра 122 мм и 107 мм иранского и китайского производства, которые устанавливались на автомобилях «пикап» или грузовиках. Некоторые пусковые установки применялись дистанционно.

Боевая машина М142 РСЗО HIMARS калибра 227 мм

К началу августа 2010 г. основной контингент американских войск был выведен из Ирака и местной армии пришлось самостоятельно решать вопросы борьбы с вооруженными группировками боевиков, терроризирующих шиитское население. 28 июля 2014 г. в Ирак была доставлена батарея из трех боевых и трех транспортно-заряжающих машин системы ТОС-1А, закупленных в России в 2013 г. Уже в начале 2015 г. тяжелые реактивные огнеметные установки ТОС-1А были применены иракской армией в ходе боев с формированиями «Исламского государства» за город Тикрит, показав высочайшую эффективность. По словам очевидцев, боевики после ударов ТОС-1А были полностью деморализованы и в панике покидали позиции и укрепления, побросав все оружие. В мае и июне 2015 г. в Ирак доставили еще две партии по три системы «Солнцепек», доведя их общее число до девяти. При этом иракские военнослужащие, обслуживающие эти системы, проходили обучение в России.
Помимо этого в Ирак поставлялись иранские 122-мм РСЗО HM20 «Хадид», которыми вооружались подразделения «Бадр» — местной шиитской проиранской милиции, а также курдские военизированные формирования «Пешмерга». Эти установки использовались против боевиков на открытой местности.
Стоит также упомянуть, что иракская армия применяла и некоторое количество 122-мм РСЗО «Бастион», созданной при помощи украинских специалистов на шасси автомобиля КрАЗ-6322 (6Х6). В 2004–2014 гг. Ирак закупил для нужд собственной армии около 2800 таких автомобилей. При этом часть грузовиков переоборудовали в РСЗО, установив на них артиллерийскую часть от системы «Град», большое количество которых осталось в наследство еще от армии Садамма Хусейна.
Грузия (август 2008 г.). В ночь с 8 на 9 августа 2008 г. грузинские вооруженные силы предприняли попытку проведения операции по установлению контроля над территорией непризнанной Республики Южная Осетия, планируя к исходу первых суток операции выйти на линию государственной границы Грузии с Россией. Так как в результате серьезного сопротивления, оказанного грузинским войскам местными силами самообороны, выполнить поставленные задачи не удалось, с утра 8 августа грузинские войска приступили к обстрелу г. Цхинвал с господствующих высот ствольной и реактивной артиллерией. В связи с началом боевых действий и потерями среди российского миротворческого контингента, политическое руководство Российской Федерации приняло решение о развертывании Объединенной группировки войск (сил) и ее вводе в зону конфликта с целью принуждения Грузии к миру.
В боевых действиях грузинская сторона активно применяла РСЗО «Град» (советского производства), а также LAROM (Румыния) и RM-70 (Чехия). При этом реактивная артиллерия била в основном по элементам гражданской инфраструктуры. Надо сказать, что, несмотря на значительные разрушения, материальный ущерб, и жертвы среди мирного населения, реального военного успеха данные обстрелы не принесли, выполнив лишь функцию устрашения. По сообщениям очевидцев, некоторое количество дальнобойных систем «GradLAR» калибра 122/160 мм (Израиль) и M87 «Orkan» калибра 262 мм (Югославия) использовались грузинами при обстреле населенных пунктов к северу от Цхинвала и коммуникаций в направлении Рокского туннеля и Транскавказской магистрали с целью затруднить подход подкреплений на помощь защитникам осетинской столицы. Огонь грузинской ствольной и реактивной артиллерии, корректируемый беспилотниками и отрядами спецназа, открывался по колоннам частей 58-й российской армии, пробивающихся к Цхинвалу по объездной Зарской дороге. Именно здесь личный состав 19-й мотострелковой дивизии СКВО, а также подразделения, участвующие в боях к северу от Цхинвала (район Тлиакана и высоты Сарабук) понесли самые существенные потери за весь период «Пятидневной войны».
В течение 9, 10 и 11 августа части и подразделения ОГВ (С) Вооруженных Сил России вели боевые действия с целью вытеснения грузинских войск из г. Цхинвал и предотвращения обстрелов города грузинской артиллерией и авиацией. Одновременно происходило наращивание Объединенной группировки войск на территории Южной Осетии, в том числе вводом 136-й отдельной артиллерийской бригады, имеющей на вооружение РСЗО «Ураган».

РСЗО «Град» на огневой позиции

Российская армия использовала свои реактивные системы «Ураган» и оперативно-тактические ракеты «Точка-У» против грузинских войск на заключительном этапе боевых действий в Южной Осетии, причем весьма эффективно. Цели, по которым работали РСЗО, тщательно выверялись, а их координаты постоянно корректировались. В частности, четыре боевых машины 9П140 в течение 12 августа вели стрельбу залпами по 4 снаряда, при этом каждые 30 минут артиллеристы получали корректировку данных для нанесения новых ударов. Именно благодаря активному использованию указанных систем в комбинации с ударами боевой авиации российской армией были нанесены значительные потери грузинским войскам, повлекшие их последующую деморализацию и отход.
В большинстве своем грузинские РСЗО были либо брошены личным составом во время массового отступления, либо были захвачены передовыми отрядами российской армии на близлежащих к Цхинвалу высотах. Одна батарея реактивных систем вместе с дивизионом САУ была уничтожена прямо на огневых позициях 12 августа авиаударом по целеуказанию разведдозора батальонной группы 104-го десантно-штурмового полка в районе перекрестка дорог юго-восточнее населенного пункта Дзевера.
К 12 августа грузинская армия фактически прекратила сопротивление, а части и подразделения ОГВ (С) России при поддержке артиллерии, фронтовой и армейской авиации перешли административную границу Республики Южная Осетия с Грузией и установили контроль над соседними районами Грузии. К 15.00 боевые действия были полностью прекращены.
Сирия (с 2012 г. по наши дни). Вот уже шестой год в Сирии идет многосторонний вооруженный конфликт. Начавшиеся на волне «арабской весны» антиправительственные выступления в марте 2011 г. привели к массовым беспорядкам в различных городах Сирии, а уже к лету того же года переросли в полномасштабную гражданскую войну с применением тяжелого вооружения и авиации. Первоначально боевые действия велись между правительственной сирийской армией и формированиями так называемой «Свободной сирийской армии». Однако в дальнейшем ведущую роль в противостоянии правительственным силам стали играть террористические организации «Фронт ан-Нусра» (местное отделение Аль-Каиды) и «Исламское государство» (ИГИЛ). Стремительное наступление и захват террористами значительных территорий Сирии и Ирака летом 2014 г. стал поводом для начала военной интервенции США и ее союзников, которые с сентября 2014 года стали наносить авиаудары по территории Сирии — официально по позициям исламистов, но в реальности — в том числе и по сирийским войскам, преследуя цель свержения законного президента Б. Асада. В то же время по официальной просьбе президента Сирии российские Воздушно-космические силы с 30 сентября 2015 г. начали операцию с целью уничтожения боевиков и поддержки правительственных войск, координируя с ними свои действия. Непосредственно в конфликт также вовлечена Турция, преследующая свои интересы на территории Сирии. На стороне правительства Сирии воюют вооруженные формирования курдов, отряды организации «Хезболла», иранские добровольцы.
К началу гражданской войны в арсеналах правительственных войск, по разным данным, было около 300 реактивных систем «Град» советского производства (на шасси Урал-375Д), которые поставлялись еще в 1970-х гг. Одним из первых случаев применения РСЗО стала крупная войсковая операция подразделений регулярной сирийской армии и отрядов «Хезболлы» по освобождению города Аль-Кусейр в 15 км от ливанской границы в мае-июне 2013 г. 5 июня город был осовбожден в ходе штурма, который поддерживали реактивные установки «Град» совместно со ствольной артиллерией. Огонь, как правило, велся по местам сосредоточения боевиков. Понеся тяжелые потери (до 1000 чел. убитыми и более 200 пленными), мятежники были вынуждены отступить.
В 2014 г. из Сирии стали поступать сообщения о применении правительственными войсками тяжелых РСЗО «Ураган» и «Смерч» советского производства, которые попали в кадры видео– и фотохроники войны. Эти мощные реактивные системы использовались против укреплений и мест скоплений боевиков и техники, в основном на равнинной (пустынной) местности. В частности, кассетные 220-мм реактивные снаряды 9М27К системы «Ураган» применялись по районам скопления боевиков так называемой «вооруженной оппозиции» близ г. Намар в южной провинции Деръа. Кассетные 300-мм реактивные снаряды 9М55К системы «Смерч» в феврале 2014 г. использовались в районе н. п. Кафр-Зита в провинции Хама для уничтожения позиций террористов. При этом сообщалось, что сирийские войска активно применяют беспилотные летательные аппараты, способные передавать разведывательную информацию в режиме реального времени, особенно для ведения огня на полную дальность стрельбы мощных реактивных снарядов РСЗО «Ураган» и «Смерч».
С конца 2015 года, когда Россия начала военную операцию в Сирии, одновременно начались поставки вооружения и гуманитарных грузов из нашей страны. Среди всего прочего, сирийская армия получила из России новые РСЗО «Град» на шасси «Урал-4320». Не остался в стороне и Иран, отправивший в Сирию свою версию «Града» — РСЗО HM20 «Хадид». Причем в отличие от поставок в Ирак, где боевые машины были выполнены на шасси грузовиков MAN, новый вариант имел базу автомобиля «Mercedes-Benz» NG2626. В декабре 2015 г. иранские реактивные системы уже использовались во время наступления в провинции Алеппо.
В марте 2016 г. началась наступательная операция сирийской армии по освобождению Пальмиры от боевиков ИГИЛ. Первоначально подразделения правительственных сил удалось отбить господствующие высоты вблизи древнего города, после чего начался штурм. Несколько дивизионов реактивной и ствольной артиллерии одновременно нанесли удары по укреплениям боевиков у самой черты города (вне исторической части) чтобы обеспечить пехоте коридор для наступления. Использовались все имеющиеся в наличии типы РСЗО — «Град», «Ураган» и «Смерч». Впервые была применена тяжелая огнеметная система ТОС-1А «Солнцепек», доставленная перед этим из России. По сообщениям наблюдателей, сирийские военные смогли максимально сократить время, которое проходит от момента выявления скрытых позиций или бронетехники террористов до нанесения по ним массированного удара. При этом, как правило, огонь из РСЗО велся не полным залпом, а по 2–4 снаряда, обеспечивая незначительную площадь поражения и минимизацию сопутствующего ущерба. В ходе штурма реактивной артиллерией были уничтожены несколько крупных складов боеприпасов и командные пункты боевиков, а самое главное — их резервы, которые спешили к Пальмире для усиления группировки террористов.
Между тем США, до последнего времени в основном использующие в сирийском конфликте только авиацию, с прошлого года также перешли к нанесению ударов по террористам ИГИЛ с помощью РСЗО. В период 2–3 сентября 2016 г. переброшенные в Турцию американские реактивные установки HIMARS впервые нанесли удар по группировке боевиков в северной части Сирии.
Отряды вооруженной оппозиции и террористических формирований в Сирии также используют в боях реактивные системы залпового огня. Обычно это артиллерийская часть 122-мм пусковой установки «Град» (или ее аналог), зачастую облегченная путем уменьшения количества направляющих, или 107-мм пусковая установка «Тип 63» (или ее аналог), которая устанавливается на автомобиль-пикап или грузовик. Иногда используются реактивные снаряды, доработанные кустарным способом с целью увеличения мощности БЧ за счет снижения дальности и точности стрельбы. Как правило, боевики на таких машинах проникали к позициям правительственных войск на дальность пуска, делали залп и быстро покидали свою позицию. Однако целями для РСЗО террористов не всегда были места расположения сирийских войск, часто удары наносились и по гражданским объектам, приводя к гибели мирного населения.
Тайные поставки оружия террористическим организациям в Сирии являются одним из способов затягивания боевых действий. Среди этого оружия оказались и реактивные снаряды для РСЗО. Например, в сентябре 2016 г. один из командующих так называемой «Свободной сирийской армии» заявил, что из-за рубежа его отрядам были в больших количествах поставлены 122-мм ракеты для РСЗО «Град». Боевики тут же заявили, что будут использовать эти боеприпасы в провинциях Алеппо, Хама и прибрежных районах Сирии. Кроме того, до ранее сообщалось о подобных поставках исламистской группировке «Соколы Леванта», которая применяла 122-мм ракеты в районе Аль-Маллах на севере Алеппо. Как выяснилось, реактивные снаряды поставляются из Болгарии предприятием «Vazovski Mashinostroitelni Zavodi», которое цинично наживает капитал на торговле с террористами.
Йемен (с 2014 г. по наши дни). После того, как в 2014–2015 гг. хуситы (шиитская военизированная группировка «Ансар Алла», поддерживаемая Ираном) постепенно захватили власть в Йемене, руководство соседней Саудовской Аравии и некоторых других арабских стран посчитали это государственным переворотом и начали открытую интервенцию с полномасштабными боевыми действиями, используя все виды тяжелого вооружения, авиацию и флот.
Весной 2015 г. ВВС Саудовской Аравии фактически лишили противника авиации, нанеся удары по взлетным полосам и базам хуситов во время операции «Буря решимости» (удары также наносились и по гражданским объектам). Война с йеменской стороны ведется подразделениями «Ансар Алла» в основном наземными средствами, в то время как саудиты и их союзники применяют современные самолеты, реактивную и ствольную артиллерию, танки и другую бронетехнику. Зачастую атакуются не столько сами военные позиции хуситов, сколько инфраструктура на их территории — административные постройки, жилые дома, рынки, что приводит к многочисленным жертвам среди мирного населения. В частности, 27 октября 2015 г. в жилом районе Ахмы (в 10 км к северо-западу от аль-Талх в области Сахар, рядом с городом Сада) было зафиксировано применение вооруженными силами Саудовской Аравии 300-мм кассетных реактивных снарядов РСЗО «Astros II» бразильского производства. По мнению наблюдателей, целью удара мог быть рынок в аль-Талх, где торгуют оружием. Залп РСЗО не достиг цели, но после него на обширной территории осталось множество неразорвавшихся кумулятивно-осколочные боевые элементы, опасных для людей и домашнего скота.

Транспортно-заряжающая машина 9Т234 РСЗО «Смерч»

Вооруженные формирования хуситов активно используют против арабской коалиции тактику неожиданных ударов с помощью реактивных систем залпового огня и тактических ракет. Наиболее часто используются 122-мм реактивные установки «Град» в различных модификациях, или импровизированные установки на шасси гражданских автомобилей. По некоторым данным, в наследство от бывшей йеменской армии хуситским формированиям достались в рабочем состоянии около 200 боевых машин РСЗО «Град» и 15 РСЗО «Ураган».
Во время одной из последних боевых операций в начале 2017 г. подразделения йеменской армии (сторонники Салеха) и ополченцы-хуситы нанесли целую серию успешных ударов по военным объектам Саудовской Аравии. Сообщалось, что с помощью РСЗО «Град» и ствольной артиллерии был нанесен скоординированный залп сразу в нескольких провинциях по местам сосредоточения войск арабской коалиции. Результат — полное уничтожение одного из военных лагерей саудитов с гибелью более 20 военных в провинции Наджин, а также потери в живой силе и разрушения на военных базах Саудовской Аравии в провинциях Асир и Джизан.
Во время вооруженного конфликта в Йемене было задействовано даже такое экзотическое оружие, как РСЗО «Джаханнам». По сообщениям некоторых СМИ армия ОАЭ перебросила в Мариб в районе конфликта эту реактивную систему, которая в течение одного залпа способна выпустить 240 реактивных снарядов калибра 122 мм на дальность до 40 км.
Ливия (2011 г.). Вооруженный конфликт между правительственными силами М. Каддафи и вооруженными отрядами так называемого «Национального переходного совета Ливии» (поддерживался США, Лигой Арабских Государств, Европейским союзом и др. государствами) начался по стандартному сценарию с волнений в феврале 2011 г., которые произошли после свержений правящих режимов в соседних Тунисе и Египте и быстро приняли форму гражданской войны. По некоторым оценкам, на тот момент ливийская армия располагала 230 боевыми машинами РСЗО «Град».
Первоначально верные М. Каддафи вооруженные силы успешно вели боевые действия против так называемых «повстанцев», в том числе применяя ствольную артиллерию и реактивные системы залпового огня «Град». При обстрелах, как правило, в основном страдало гражданское население, так как силы мятежников укрывались в жилых кварталах, ведя оттуда огонь по правительственным войскам. В качестве примера можно привести тяжелейшие бои за город Мисурата, контролируемый вооруженными отрядами боевиков, по которому применялись и РСЗО, и тактические ракеты, а также битву за город Бени-Валид, который войска Каддафи защищали, обстреливая наступавших из «Градов».
На тот момент достаточно многочисленные силы вооруженной оппозиции, обильно снабжаемые западными странами боевой техникой и оружием, несли ощутимые потери, так как в основном использовали гражданские автомобили, на которые устанавливали артиллерийские и реактивные установки, тяжелые пулеметы и зенитные орудия. Впоследствии, когда западные страны прямо вмешались в конфликт, а авиация НАТО начала наносить удары по правительственным ливийским войскам, инициатива перешла к силам «Национального переходного совета Ливии». Боевики захватили некоторое количество РСЗО «Град» и «Тип 63», которые активно использовали в боевых действиях. В конце августа 2011 г. армия мятежников взяла столицу страны Триполи, 23 октября пал г. Сирт, а сам Муаммар Каддафи был убит захватившими его боевиками. Гражданская война в Ливии стала крупнейшей по числу жертв в ходе так называемой «арабской весны», по некоторым данным число погибших достигло 50 тыс. человек.
Юго-восток Украины (с 2014 г. по наши дни). После так называемого «майдана» и государственного переворота в Киеве в начале 2014 г., когда к власти на Украине пришло откровенно националистическое правительство, поддерживаемое США и другими западными странами, на юго-востоке страны, где проживало в основном русскоязычное население, резко обострились противоречия, приведшие к гражданской войне. Вооруженный конфликт фактически начался в апреле с провозглашения новым руководством Украины сторонников самопровозглашенных Донецкой и Луганской Народных Республик террористами и началом «антитеррористической операции».
Боевые действия на Донбассе сразу же наглядно показали решающую роль в них артиллерии, в том числе реактивных систем залпового огня. Известно, что на момент начала конфликта на вооружении украинской армии находились около 300 боевых машин «Град» на шасси «Урал-375Д» и «Урал-4320», больше сотни боевых машин РСЗО «Ураган» и около 80 тяжелых реактивных систем залпового огня «Смерч». При этом с самого начала стало понятно, что РСЗО будут применяться в боях, так как во время стягивания в район конфликта украинских войск в механизированных колоннах находились и боевые машины реактивных систем, и транспортные машины с реактивными снарядами, и машины управления артиллерийской стрельбой.
Первое применение украинских РСЗО «Град» было зафиксировано в районе г. Славянска в начале июня 2014 г. Позиции подразделений ополченцев, оборудованные в инженером отношении, существенно не пострадали, а вот жилые районы и промышленные объекты подверглись серьезным разрушениям с человеческими жертвами. Само собой, украинская сторона тут же обвинила в этих ударах «сепаратистов», хотя на тот момент ни в ДНР, ни в ЛНР «Градов» еще не было.
Стоит отметить, что в период ведения боевых действий большинство военных экспертов обратило внимание на низкий профессионализм украинских военных, и в частности артиллеристов. Сказывалась слабая боевая подготовка в украинской армии, которая по сути, была на самом минимальном уровне в течение последних лет. Кроме того, украинские артиллеристы были плохо оснащены средствами разведки и целеуказания, а потому наведение РСЗО осуществлялись с грубыми ошибками. С учетом специфики целей — ополченцы не имели существенного количества техники и развитой системы укреплений — эффективность залпов была невысокой.
С другой стороны, материальная часть реактивных систем залпового огня (как и других видов вооружения), оставшихся еще со времен СССР оставляла желать лучшего. Большинство используемых реактивных снарядов имело истекшие сроки назначенной службы, что приводило к большому рассеиванию, отказам взрывателей, и даже детонации в момент пуска. Кассетные боеприпасы РСЗО «Ураган» и «Смерч» разбрасывали боевые элементы на больших пространствах, что фактически приводило к минированию местности несработавшими штатно устройствами, в том числе и районов проживания гражданского населения.
Нередко по приказу вышестоящего командования огонь ствольной и реактивной артиллерии намеренно велся по жилым кварталам. При этом украинская сторона цинично утверждала, что на этих территориях нет граждан Украины — там лишь «террористы», «сепаратисты» и «русские наемники». Таким образом, РСЗО стали в основном оружием устрашения мирных жителей. Обстрелы украинской артиллерией жилых кварталов городов и населенных пунктов в зоне конфликта были столь многочисленными, что на это вынуждены были обратить внимание зарубежные правозащитные организации, в то время как политическое руководство западных стран продолжает закрывать на это глаза, отделываясь лишь демагогическими заявлениями.
Коль скоро реактивные системы появились в районе боевых действий, то стоило ждать, что некоторое их количество рано или поздно попадет в руки ополченцев. Что, в конце концов, и произошло. Впервые две установки «Град» ополченцы использовали 11 июля 2014 г. в районе Донецкого аэропорта, добившись прямых попаданий по позициям украинских войск, что вызвало истеричную реакцию в Киеве. После этого боевого дебюта количество ударов реактивной артиллерии со стороны ополчения стало возрастать. При этом профессионализм артиллеристов ополчения Новороссии оказался значительно выше, чем их противников. Именно РСЗО своими залпами сумели уничтожить значительное количество боевой техники и живой силы вооруженных сил Украины, проводивших так называемую «антитеррористическую», а по сути карательную операцию. А это в конечном счет значительно сказывалось на моральном духе украинских войск, вплоть до потери самоконтроля отдельными бойцами и массовой паники целых подразделений.
Надо сказать, что украинская сторона пыталась организовать противодействие тактике внезапных огневых налетов реактивных систем ополченцев. Всеми имеющимися средствами производилась засечка позиций РСЗО, но ответные удары практически никогда не достигали цели, так как расчеты ополченцев настолько быстро меняли позиции, что украинским военным не хватало времени на прохождение команд от штабов до артиллерийских подразделений, назначенных для контрбатарейной борьбы.
Особого успеха РСЗО ополченцев добились в период контрнаступления армий ЛНР и ДНР 2014–2015 гг., когда «Грады» били по обнаруженным отступающим колоннам и местам скопления боевой техники украинской армии. В тот период большинство украинских танков, бронемашин и артустановок было уничтожено огнем артиллерии и реактивных систем залпового огня. Как правило, прямое попадание в бронетехнику 122-мм реактивного снаряда приводило к серьезным повреждениям или полному уничтожению.
Вот уже третий год «антитеррористическая операция» на Донбассе ведется в стиле войн середины XX века — украинская сторона делает упор на массовое применение 122-мм и 152-мм ствольной артиллерии, реактивных систем залпового огня «Град», «Ураган» и «Смерч». И используется это оружие по площадям, не озаботившись какой-либо избирательностью. Появился даже новый термин — «инфраструктурный терроризм», характеризующий стиль ведения войны украинскими войсками, старающимися не столько уничтожать силы повстанцев (против которых такая стрельба оказалась малоэффективной), сколько разрушать объекты гражданской инфраструктуры — жилые здания, больницы, школы, электростанции, предприятия и т. д. По данным ООН, жертвами конфликта стали свыше 30 тыс. человек, из которых значительная часть — гражданское население, беженцами стали свыше 1,5 млн человек.
За весь период войсками ДНР и ЛНР были уничтожены до 30 украинских установок «Град», до 5 боевых машин «Ураган», еще несколько десятков были повреждены или захвачены. Также было захвачено большое количество транспортных машин с боезапасом реактивных снарядов, которые в конечном итоге использовались против ВСУ.
Стоит отметить еще один тип РСЗО, применявшийся на юго-востоке Украины. Желая добиться технического превосходства над ополченцами, украинская сторона приняла на вооружение системы залпового огня «Бастион» собственной разработки. Несмотря на новое название, эти боевые машины представляют собой всего лишь 122-мм артиллерийскую часть советского «Града», которая установлена на шасси автомобиля КрАЗ-6322. По заявлениям разработчиков эти машины будут включены в автоматизированные разведывательно-ударные комплексы с дальностью стрельбы до 40 км. Аналогичным способом была создана и РСЗО «Бастион-3» — на том же шасси была установлена 220-мм артиллерийская часть системы «Ураган».
Помимо вышеперечисленных реактивных систем, сообщалось о применении ополченцами в районе конфликта легкой одноствольной переносной установки «Град-П», которая может обслуживаться расчетом из двух человек и перевозиться на обычном автотранспорте.
Обстрелы Израильской территории в период 2001–2012 гг. Первый со времен Шестидневной войны 1967 г., обстрел израильской территории реактивными снарядами (кустарные ракеты «Кассам» с дальностью до 6 км) был произведен из сектора Газа 16 апреля 2001 г. С этого момента обстрелы Израиля реактивными установками типа «Кассам», «Град» и «Фаджр», а также минометами, осуществлялись боевиками из движения «Хамас» и его союзниками регулярно. После ухода израильской армии и эвакуации еврейских поселений из сектора Газа в августе 2005 г. интенсивность ракетных обстрелов резко возросла.
Первоначально радиус действия ракет «Кассам» составлял 5–6 км, однако со временем их дальность значительно возросла. Кроме того, боевики постоянно снабжались из-за рубежа реактивными установками серийного производства. В период 12.07.2006–14.08.2006 г., когда шла так называемая Вторая ливанская война, группировка «Хезболла» применяла по израильским войскам 122-мм РСЗО «Град» производства Ирана и китайские 122-мм реактивные снаряды (дальность от 20 до 40 км), а также иранские 240-мм РСЗО «Фаджр-3» и 333-мм «Фаджр-5». Во всех случаях результативность этих ударов была невысокой.
В июле 2006 г. армия Израиля впервые применила против позиций боевиков американскую РСЗО MLRS (местное название «Менатэц» — «разрушитель»). В результате удара ракетами с кассетными боевыми частями были уничтожены ракетные установки и боевики «Хезболлы». Однако под залп попали и мирные жители, а некоторые из них позже подорвались на неразорвавшихся боевых элементах (всего погибло около 24 гражданских лиц). Использование кассетных боеприпасов РСЗО вызвало негативную реакцию в мире, а в самом Израиле велось расследование по этому случаю. В этот же период впервые были применены корректируемые реактивные снаряды израильской разработки, которыми постепенно планируется заменить кассетные боеприпасы M26 для MLRS.
Резкое усиление обстрелов в конце 2008 г. было объявлено причиной проведения Израилем в секторе Газа 28.12.2008–20.01.2009 г. военной операции «Литой свинец». Боевики движения «Хамас» использовали в этот период против израильтян установки «Град» и другие 122-мм системы залпового огня иранского и китайского производства. Результатом проведенной Израилем операции стало резкое сокращение интенсивности обстрелов: за 2008 г. было выпущено 3276 ракет, за 2009 г. только 367, а в 2010 г. менее 150. За период с 2001 г. до начала 2011 г. боевики выпустили из сектора Газа по городам на юге Израиля более 11 тысяч ракет и мин. С развертыванием израильской системы ПРО «Железный купол» эффективность ракетных обстрелов снизилась, за период с апреля 2011 г. по декабрь 2012 г. было сбито 520 реактивных снарядов.
Нагорный Карабах (2015–2016 гг.). Имеющий давние исторические корни межобщинный конфликт между азербайджанской и армянской сторонами вновь обострился после долгого перерыва. В сентябре 2015 г. начались многочисленные провокации и обстрелы в районе противостояния. Азербайджан применил реактивную пусковую установку T-107 турецкого производства в направлении карабахских позиций. Армянская сторона неоднократно выражала обеспокоенность закупкой Азербайджаном, помимо танков, артиллерии и беспилотных летательных аппаратов, также израильских РСЗО «GradLAR» калибра 122 мм и более мощных 300-мм РСЗО «Экстра», а также российских систем ТОС-1А и турецких T-122 «Sakarya» (122 мм) и T-300 «Kasirga» (300 мм).
Через несколько месяцев обстановка снова накалилась, обстрелы переросли в полномасштабные боевые действия. Первые бои начались в ночь на 2 апреля 2016 г., когда азербайджанские войска начали наступление по всей протяженности линии соприкосновения с армией непризнанной Нагорно-Карабахской республики. В боевых действиях использовалась артиллерия (в том числе реактивная), бронетехника и авиация. По населенным пунктам на территории Нагорного Карабаха и местам постоянной дислокации его ряда военных частей были нанесены артиллерийские удары, в том числе установками «Град» и «Sakarya».
3 апреля на большей части линии фронта продолжились интенсивные бои, особенно на северо-восточном и юго-восточном направлениях. В Мартакертском и Гадрутском районах происходили перестрелки с применением тяжелой артиллерии. 4 апреля вооруженные силы Азербайджана впервые применили тяжелые огнеметные системы ТОС-1А, нанеся серьезные потери подразделениям армии Нагорного Карабаха. 5 апреля Министерство обороны Армении распространило информацию о том, что Азербайджан впервые применил в Нагорном Карабахе реактивную систему «Смерч», в качестве доказательства предоставив снимки остатков 300-мм кассетных реактивных снарядов. Карабахская сторона также со своей стороны применяла по азербайджанским войскам и РСЗО «Град», и ствольную артиллерию, и другие виды тяжелого вооружения.
Военные действия со 2 на 5 апреля 2016 года стали самыми крупномасштабными после соглашения о прекращении огня в мае 1994 г., человеческие потери (в том числе гражданских лиц) исчислялись сотнями, потери боевой техники — десятками. Карабахская сторона заявила об уничтожении, помимо другой техники, одной боевой машины ТОС-1А и одной РСЗО «Град» азербайджанцев. По мнению большинства наблюдателей, Азербайджан, пытаясь устроить «блицкриг», не смог выполнить поставленную задачу.

Перспективы развития реактивных систем залпового огня и повышение их боевой эффективности

Как уже говорилось выше, роль реактивной артиллерии в современных вооруженных конфликтах (и в перспективе тоже) остается актуальной, несмотря на то, что упор в последнее время делается на массированное применение штурмовой и бомбардировочной авиации. Пройдя долгий путь от так называемых «реактивных минометов» Второй Мировой до современных реактивных систем с высокоточными боеприпасами и автоматизированными системами управления, РСЗО и сейчас продолжают совершенствоваться в плане повышения эффективности огневого поражения противника. Сейчас в России и за рубежом на вооружение РСЗО принимаются реактивные снаряды, оснащенные бортовой системой инерциальной и спутниковой коррекции, многократно повышающие точность поражения, что позволяет наносить удары не по площадям, а точечно. Разработанные боевые самоприцеливающиеся и самонаводящиеся элементы, входящие в состав боевых частей кассетных реактивных снарядов, позволяют выборочно бороться с отдельными бронированными объектами. Все это вместе со значительным повышением дальности стрельбы превращает РСЗО в многоцелевое универсальное тактическое ракетное оружие. Еще одной тенденцией стало создание моноблочных БЧ с готовыми поражающими элементами, что было вызвано в первую очередь необходимостью применения реактивных систем в условиях городской застройки, когда стрельба кассетными боеприпасами была малоэффективной.
Помимо создания высокоточных боеприпасов, решающую роль в повышении эффективности реактивной артиллерии играют средства управления. По некоторым оценкам, ущерб, который в состоянии нанести противнику артиллерийская бригада (ствольной артиллерии и РСЗО) без использования комплексов средств автоматизации, не превышает 15% даже с использованием самых современных огневых систем. В недавнем прошлом были разработаны и приняты на вооружение комплексы автоматизированного управления огнем полевой артиллерии (российские 9С729М1 «Слепок-1» и 1В126 «Капустник-Б», американский AFATDS, французский «Atila», германский ADLER II, норвежский «Odin»), а также различные средства артиллерийской разведки (в том числе с использованием БЛА), что позволило повысить эффективность выполнения огневых задач силами типового реактивного дивизиона.
Исследования показали, что значительное повышение эффективности боевого применения ствольной артиллерии и РСЗО может быть получено за счет комплексной автоматизации процессов управления силами и средствами артиллерии тактического звена. Работы по этому направлению ведутся в США, Франции, Израиле и России еще с 1990-х гг. В настоящее время создаваемые системы разведки, управления и поражения изначально разрабатываются как составные части единой автоматизированной системы управления артиллерии тактического звена, которая позволяет выполнять задачи управления и огневого поражения в реальном масштабе времени. При боевом применении артиллерийские подразделения РСЗО вместе с другими перспективными средствами поражения оперативно включаются во временные огневые (ударные) контуры, в формате как подразделений (батарея, дивизион со штатными средствами автоматизации управления и обеспечения), так и отдельных огневых средств (боевых машин), управление которыми возможно в удаленном режиме.
Как показывают расчеты, использование единой системы автоматизированного управления тактического звена позволит увеличить наносимый противнику ущерб в 2,2–2,5 раза, сократить собственные потери артиллерийских подразделений на 15–30%, повысить количество успешно выполненных огневых задач в 2–2,5 раза, сократить расход боеприпасов для поражения противника на 10–15%, а также сократить среднюю продолжительность циклов управления огневыми средствами в 4–5 раз.
В рамках создания единой системы автоматизированного управления тактического звена на снабжение Вооруженных Сил России уже принята модернизированная подсистема управления ракетными войсками и артиллерией, а также комплекс средств автоматизированного управления формированиями тактического ракетного оружия и дальнобойных РСЗО. При этом российская система выгодно отличается от аналогичных зарубежных систем тем, что может использоваться не только для планирования боевых действий и управления артиллерией в ходе боя, но и в целях решения задач управления артиллерийскими формированиями в процессе повседневной жизни и при приведении их в более высокие степени боевой готовности в переходный период.
Во второй части статьи будут рассмотрены конструкция и боевые возможности современных РСЗО разработки и производства России, США, Китая, Ирана и ряда других стран.

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru