Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 5(25) за 2016 г.

Леонид Карякин

Научно-технический прогресс никогда не стоит на месте, а периодически возникающие на Земле войны и вооруженные конфликты, как правило, ускоряют его темпы. Именно этому обязаны своим появлением в XIX веке корабли одного из самых молодых классов — эскадренные миноносцы. Своего расцвета в классическом виде они достигли в период окончания Второй Мировой войны. В наступившем XXI веке эскадренные миноносцы переродились в океанские многоцелевые корабли с высокоточным ракетным вооружением, призванные решать задачи противокорабельной, противовоздушной, противолодочной и даже противоракетной обороны.

Окончание. (Начало в № 4)

Корпус ЭМ УРО «Arleigh Burke» с протяженным полубаком выполнен из стали и разделен водонепроницаемыми переборками на 13 отсеков. Надстройка с плоскими наклонными стенками также выполнена из стали. При проектировании внедрен комплекс мер по снижению радиолокационной, тепловой и акустической заметности. Полное водоизмещение составляет 8448 тонн (серия I), 9073 тонн (серия IIA), 9648 тонн (серия IIA), длина 153,92 м (155,29 м для серии IIA), ширина 20,4 м, габаритная осадка 9,3 м (9,9 м для серии II и IIA). Двухвальная газотурбинная энергетическая установка включает 4 газотурбинных агрегата суммарной мощностью 105 л. с. с теплоутилизационным контуром, дающим почти 25% экономию топлива. Дополнительно имеются три резервных газотурбинных двигателя по 2,5 МВт каждый. Полная скорость составляет 32 узла, дальность плавания до 6000 миль при скорости 18 узлов, так как ограниченное водоизмещение не позволило увеличить емкость топливных цистерн. Экипаж для серий I и II составляет 337 человек (в том числе 23 офицера), для серии IIA — 380 человек (32 офицера).
Основное вооружение ЭМ УРО «Arleigh Burke» состоит из двух установок вертикального пуска Mk.41 общим числом 96 ячеек (32 в носу и 64 на корме). В стандартный комплект входят 74 зенитные ракеты «Standard-2ER/3», 8 крылатых ракет «Tomahawk» и 8 противолодочных ракет VL-ASROC. В ударном варианте корабль может нести 56 крылатых ракет «Tomahawk», 34 ЗУР «Standard», 6 ПЛУР VL-ASROC. На эсминцах серии IIA в боекомплект также входят 24 зенитные ракеты ЗРК самообороны «Sea Sparrow» (по четыре в одной ячейке). На серии I и II ракетное вооружение дополнено двумя 4-контейнерными ПУ противокорабельных ракет «Harpoon».
Артиллерия представлена одной носовой 127-мм автоматической универсальной артустановкой Mk.45. Mod. 2 (дальность 23 км), а на кораблях серии IIA — ее модификацией Mk. 45. Mod. 4 с увеличенной длиной ствола и дальностью стрельбы до 37 км (в боекомплект также введены активно-реактивные боеприпасы ERGM и BTERM с дальностью до 116 км). Зенитная артиллерия включает два 6-ствольных 20-мм зенитных артиллерийских комплекса ближнего действия «Vulkan/Phalanx» (начиная с DDG-85 заменяются ЗРК «Sea Sparrow») и две 25-мм зенитные установки Mk.38 (на некоторых). Дополнительно имеются четыре 12,7-мм турельных пулемета M2HB. Вместе с тем ЭМ УРО «Arleigh Burke» сохранили стандартное торпедное вооружение из двух трехтрубных 324-мм торпедных аппаратов для противолодочных торпед Mk.46 или Mk.50. На эсминцах серии I и II предусмотрена ВПП для временного базирования противолодочного вертолет SH-60 «Sea Hawk» системы LAMPS, а на эсминцах серии IIA — полноценный ангар для постоянного базирования двух таких вертолетов.
Основным средством обнаружения является радиолокационная станция AN/SPY-1D/E с четырьмя плоскими ФАР, которые позволили отказаться от антенн механического вращения. РЛС способна сопровождать одновременно до 250–300 воздушных целей и одновременно осуществлять наведение ракет на 18 из них. Помимо поиска, обнаружения, опознавания и сопровождения воздушных и надводных целей РЛС выдает точное целеуказание на все подсистемы корабельного оружия. В систему управления ракетной стрельбой Mk.99 входят три РЛС подсветки цели AN/SPG-62, в систему управления артиллерийской стрельбой — станция «Sea Fire». Корабль оснащен подкильной ГАС AN/SQS-53 с антенной в носовом бульбовом обтекателе и протяженной буксируемой ГАС SQR-19 (на кораблях серии I и II), а также комплексом гидроакустического противодействия AN/SLQ-25 «Nixie». Кроме того, в состав радиотехнического вооружения входят средства РЭБ AN/SLQ-32 (V) 3 или AN/SLQ-32 (V) 5, комплекс постановки пассивных помех (4 пусковые установки Mk.36 SRBOC), комплекс радиосвязи, навигационный комплекс.
В 2011 году руководство ВМС США приняло решение об увеличении заказа на ЭМ УРО «Arleigh Burke» и продолжении их строительства как минимум до 2031 года. При этом планируется разработать очередную улучшенную модификацию — серию III, по которой с DDG-122 должно быть заложено 24 новых корабля этого типа. Параллельно с этим в США ведется постройка ограниченной серии перспективных эсминцев нового поколения «Zumwalt», создававшихся по программе DD (X) и впитавших в себя все самые передовые научно-технические достижения.
Сейчас в США в интересах развертывания морского компонента глобальной системы ПРО ведутся активные работы по модернизации ЭМ УРО типа «Arleigh Burke» (а также КР УРО типа «Ticonderoga»). Так, с сентября 2006 г. на осуществляется модернизация 15 кораблей для расширения возможностей системы AEGIS и РЛС AN/SPY-1D (V) по дальнему обнаружению и сопровождению в автоматическом режиме различных баллистических целей, а также размещения на них противоракет типа «Standard-3». Аналогичные работы выполняются также на четырех японских эсминцах УРО типа «Конго».

Японские эсминцы УРО типа «Конго» и «Атаго»

Еще в период проектирования в США кораблей «Arleigh Burke» в рамках реализации японской кораблестроительной программы по строительству новейших эсминцев УРО с американскими специалистами велись переговоры (правда, с переменным успехом) о передаче Японии технологий AEGIS. В конечном счете Конгресс США дал на это согласие, но передача техдокументации затянулась, что отсрочило начало постройки. В период с 1993 по 1998 гг. в состав Морских Сил Самообороны Японии вошли четыре корабля типа «Конго», являющихся полным аналогом «Arleigh Burke». Конструктивно и внешне они также были очень похожи и имели близкие тактико-технические характеристики.
Корпус корабля с удлиненным полубаком разделен водонепроницаемыми переборками на 12 отсеков и полностью (как и надстройка) выполнен из стали. Обводы корпуса и форма надстройки приняты с учетом максимального снижения радиолокационной заметности. Также значительно снижен уровень и других физических полей. Полное водоизмещение составляет 9580 тонн, длина 161 м, ширина около 20 м, габаритная осадка — около 12 м. Двухвальная ГЭУ включает четыре газотурбинных агрегата суммарной мощностью 92000 л. c. и четыре дизель-генератора суммарной мощностью 6000 кВт. Скорость полного хода 30 узлов, дальность плавания 4500 миль при скорости 20 узлов. Экипаж 300 человек.
Вооружение включает: две установки вертикального пуска Мk.41 на 90 ячеек (29 в носу и 61 в корме) для ЗУР типа «Standard-2MR» и ПЛУР VL-ASROC; две четырехконтейнерные ПУ ПКР «Harpoon»; одну 127-мм универсальную артустановку; два шестиствольных 20-мм зенитных артиллерийских комплекса ближнего действия «Vulkan/Phalanx», два трехтрубных 324-мм торпедных аппарата для противолодочных торпед; ВПП для одного противолодочного вертолета SH-60K «Sea Hawk». Как видно из вышеперечисленного, состав вооружения почти полностью идентичен американскому ЭМ УРО I и II серий, за исключением крылатых ракет «Tomahawk». В качестве основного средства обнаружения используется РЛС AN/SPY-1 с ФАР, входящая в систему AEGIS. Помимо этого корабль оборудован подкильной ГАС, средствами управления огнем, средствами РЭБ, связи и навигации японского производства.
В настоящее время эсминцы УРО типа «Конго» с помощью американских специалистов проходят модернизацию и переоснащения в целях осуществления ПРО на ТВД.
С 2000 года Японское оборонное агентство выделило ассигнования еще на два корабля, оснащенных системой AEGIS. Они проектировались с учетом эксплуатации ЭМ УРО типа «Конго» и являлись, по сути, их усовершенствованной и увеличенной модификацией. В частности, была улучшена обитаемость, в корме оборудован ангар для постоянного базирования вертолета SH-60K «Sea Hawk», усовершенствовано радиоэлектронное вооружение, улучшены элементы конструкции, снижающие радиолокационную заметность. В 2007–2008 гг. в состав Морских Сил Самообороны Японии вошли два новых корабля типа «Атаго».

Эскадренный миноносец УРО типа «Конго» морских сил самообороны Японии

Эскадренный миноносец УРО типа «Orizzonte» ВМС Италии

Полное водоизмещение новых ЭМ УРО увеличилось до 10000 тонн, так как в надстройку было добавлено два дополнительных уровня для размещения дополнительных постов управления корабельными соединениями, а в корме появился вертолетный ангар. Габариты также увеличились и составили: длина 170 м, ширина 21 м, осадка 6,2 м (без учета обтекателя ГАС).
Вооружение также претерпело некоторые изменения. Две УВП Mk.41 теперь включали 64 ячейки в носу и 32 в корме (все для ЗУР «Standard-2MR» и ПЛУР VL-ASROC). Артиллерийская установка с удлиненным до 62 калибров стволом и дальностью стрельбы до 38 км такая же, как на американских кораблях серии IIA. Противокорабельные ракеты «Harpoon» были заменены на «Тип 90» (SSM-1B) собственного производства. 20-мм зенитные автоматы и 324-мм торпедные аппараты остались прежними. Боевая информационно-управляющая система AEGIS представлена в версии Baseline 7 phase 1, в которой используются элементы как американского, так и японского производства.
Стоит отметить, что в составе Морских Сил Самообороны Японии числятся также два корабля типа «Хиюга», классифицированные как эскадренные миноносцы-вертолетоносцы, и имеющие полное водоизмещение 26000 тонн. Однако здесь мы снова сталкиваемся с особенностями национальной классификации — в данном случае по политическим причинам эсминцами назвали полноценные вертолетоносцы с авиагруппой из 4–6 вертолетов и сквозной полетной палубой, хотя и оснащенные оружием ПВО и ПЛО, делающими их более универсальными.

Эсминцы УРО западноевропейских стран

После 1980-х гг. основные страны Западной Европы — Великобритания, Франция и Италия, имеющие в своем составе разнотипные корабли пришли к выводу, что перспективные корабли выгоднее проектировать совместно, унифицировав общие тактико-технические требования и перейдя на модульный принцип. Все это значительно бы снизило расходы в условиях постоянного сокращения оборонных бюджетов, а также привело бы к широкой унификации узлов, агрегатов и систем. Впоследствии это и было реализовано, но частично.
В Великобритании работы по созданию перспективных эскадренных миноносцев УРО, как говорилось выше, были начаты еще в конце прошлого века. Первоначально проектирование велось в рамках общеевропейской программы по строительству фрегатов 1990-х гг. «Horison». Однако после многочисленных задержек в 1999 г. Великобритания вышла из программы, начав собственную разработку эскадренного миноносца тип 45, правда, используя уже имеющийся задел по фрегатам «Horison» — это касалось некоторых решений по архитектуре корпуса и надстроек корабля, а также наличие перспективного ЗРК PAAMS. Первый корабль, получивший название «Daring», вошел в состав ВМС в 2009 году, после чего было построено еще пять таких же.
ЭМ УРО типа «Daring» имеют гладкопалубный корпус и надстройку во всю его ширину от борта до борта, конструкция которой предусматривает значительное снижение радиолокационной заметности. В основном стенки надстройки выполнены из гладких наклонных панелей с минимумом выступающих частей, мачты имеют пирамидальную форму. В дополнение к этому был применен комплекс мер для уменьшения акустического, теплового и магнитного полей. Проектом предусмотрены значительные резервы на модернизацию и размещение перспективного оборудования и вооружения. Это самые большие корабли, строящиеся для ВМС Великобритании после Второй Мировой войны (помимо авианосцев). Полное водоизмещение составляет 8100 тонн, длина 152,2 м, ширина 21,4 м, осадка 7,4 м, экипаж 190 человек (дополнительно может размещаться походный штаб до 32 человек).
Так как основной задачей ЭМ УРО типа «Daring» является осуществление ПВО корабельных соединений, то основу их вооружения составляет зенитный ракетный комплекс PAAMS (совместной разработки с Францией и Италией), в который входит установка вертикального пуска «Sylver A50» на 48 ячеек для зенитных ракет «Aster-30» и «Aster-15», а также новейшая РЛС «Sampson» с ФАР для обнаружения и сопровождения всех типов воздушных целей и наведения на них ракет. Боевая информационно-управляющая система корабля способна управлять действиями авиации и координировать действия ПВО оперативных авианосных или десантно-амфибийных соединений флота.
Противокорабельное вооружение проектом не предусматривалось, но с 2013 г. на четырех эсминцах УРО типа «Daring» устанавливаются по две счетверенные ПУ ПКР «Harpoon», снятых со списываемых фрегатов тип 22. Кроме того, в носовой части зарезервировано место для УВП типа Mk.41 (до 24 ячеек), в которой могут размещаться современные крылатые ракеты «Tomahawk» или перспективные SCALP Naval, что позволит кораблям наносить удары и по наземным целям.
Артиллерия включает носовую универсальную автоматическую 114-мм установку Mk.8 с дальностью стрельбы до 22 км. Ее башня выполнена с применением технологий малозаметности. Рассматривается вопрос замены артустановки в перспективе более мощным артиллерийским комплексом увеличенной дальности калибра 155 мм. Дополнительно корабль оснащен зенитными автоматами самообороны: двумя 30-мм одноствольными DS-30B и двумя 20-мм шестиствольными «Vulkan/Phalanx».
Противолодочное вооружение не предусмотрено, так как задачи ПЛО в британском флоте возлагаются на фрегаты УРО. Однако ЭМ УРО типа «Daring» оснащаются мощной ГАС MFS-7000, противоторпедной системой SSTD и вертолетами постоянного базирования — два «Lynx» HMA8 или один «Merlin» HM1. В состав радиотехнического вооружения также входят средства РЭБ, связи и навигации.

Эскадренный миноносец УРО типа «Куньмин» (тип 052D) ВМС Китая

Эскадренный миноносец УРО типа «Ланчжоу» (тип 052C) ВМС Китая

В главной энергетической установке кораблей типа «Daring» реализован принцип полного электродвижения. В ее состав входят два газотурбогенератора суммарной мощностью 57600 л. с., два дизель-генератора суммарной мощностью 2400 л. с. и два гребных электродвигателя по 27000 л. с. каждый. Такой принцип построения ГЭУ обеспечил высокую степень снижения акустического поля и повысил ее надежность. Скорость полного хода составила 29 узлов, дальность плавания до 7000 миль при скорости 18 узлов.
В Италии и Франции самыми современными эсминцами стали корабли типа «Horizon» («Orizzonte»), разработанные в рамках совместной англо-франко-итальянской программы CNGF (Common New Generation Frigate). Позднее Великобритания вышла из консорциума (о чем было сказано выше) из-за технических разногласий, с остальными участниками по поводу вооружения перспективного фрегата. Дело в том, что Франции требовался корабль ПВО для эскорта авианосных соединений, где дальность стрельбы не была существенна, так как авианосец обладал собственной мощной системой самообороны, а для Италии не требовалась ПВО большого радиуса, так как ее флот должен постоянно находиться в Средиземном море под прикрытием базовой авиации.
В конечном счете, по своей конструкции и компоновке фрегаты «Horizon» получились близкими к английским ЭМ УРО типа «Daring», но были немного меньше их по водоизмещению, имели другой состав вооружения, а также традиционную газотурбинную энергетическую установку. В результате корабли этого типа стали относить к эсминцам УРО. В состав ВМС Франции головной корабль «Forbin» вошел в начале 2008 г., а «Andrea Doria» в ВМС Италии — в конце 2007 г. Каждая из этих стран построила по два однотипных ЭМ УРО.
Полное водоизмещение ЭМ УРО типа «Horizon» составляет 7050 тонн, длина 152,9, ширина 20,3 м, осадка 5,4 м. Экипаж французских кораблей состоит из 195 человек (в том числе 27 офицеров), а итальянских — соответственно 189 и 24.
Помимо ЗРК PAAMS с УВП «Sylver A50» для 48 зенитных ракет «Aster-30/15» вооружение новых эсминцев предусматривало наличие противокорабельных ракет — у французов это были две счетверенные ПУ ПКР «Exocet» MM40, а у итальянцев — ПКР «Teseo» Mk.2. Кроме того, на французских кораблях были дополнительно установлены два шестизарядных ЗРК самообороны «Sadral» с ЗУР «Mistral». Различалось и артиллерийское вооружение: у французов имелись две 76-мм универсальные артустановки «Super Rapid» и два 20-мм зенитных автомата Giat F2, у итальянцев — три такие же 76-мм артустановки и два 25-мм зенитных автомата mod.503. В отличие от британского ЭМ УРО, на французских и итальянских кораблях имеются стандартные трехтрубные 324-мм торпедные аппараты для противолодочных торпед. Авиационное вооружение включает вертолет постоянного базирования EH101.
В состав радиотехнического вооружения входит многофункциональная РЛС EMPAR с ФАР для управления огнем ЗРК и сопровождения воздушных целей, РЛС обнаружения S1850M, RASS, и SPN 753 (V), подкильная гидроакустическая станция TMS 4110CL, средства РЭБ, связи и навигации.
В целях экономии средств на ЭМ УРО типа «Horizon» установлена классическая двухвальная дизель-газотурбинная энергетическая установка. Она состоит из двух газотурбинных двигателей суммарной мощностью 62560 л. с., позволяющих развивать полную скорость хода до 29 узлов и двух дизелей экономического хода суммарной мощностью 11750 л. с. Дальность плавания составляет 7000 миль при скорости 18 узлов.

Эсминцы УРО типа «Ланчжоу» и «Куньмин» ВМС Китая

Китай начал строительство современных ЭМ УРО сравнительно недавно. А с учетом отсутствия значительного опыта их проектирования и постройки, а также ограниченности военно-экономического потенциала, был вынужден опираться на устаревшие технологии кораблестроения уровня 1980-х — 1990-х гг. и заимствовать их из-за рубежа. В частности, в 2004 г. в состав ВМС НОАК вошли два эсминца УРО типа «Гуаньчжоу» (тип 052B) водоизмещением 5850 тонн, по архитектуре представляющих собой типичный западноевропейский корабль ПВО с применением технологий малозаметности, но с российским и частично китайским вооружением и радиотехническим оснащением. Основное оружие ПВО — ЗРК коллективной обороны «Штиль» (экспортный вариант российского «Ураган»). В качестве энергетической установки использовалась ГТУ в комбинации с дизелями. Затем последовали два аналогичных по назначению корабля типа «Шеньянь» (тип 051C) значительно измененной архитектуры, в которой прослеживалось больше российского, чем западного. Эти ЭМ УРО водоизмещением 7100 тонн были вооружены ЗРК коллективной обороны «Риф» российского производства (экспортный вариант российского С-300ФМ) и имели паротурбинную силовую установку, аналогичную эсминцам пр.956Э/ЭМ, построенных в России. И те и другие корабли оснащены противокорабельными ракетами YJ-83, размещенными в средней части надстройки, одной 100-мм артустановкой в носу, двумя 324-мм торпедными аппаратами и вертолетом с ангаром и ВВП в кормовой части.
Наиболее современными китайскими эсминцами УРО стали корабли типа «Ланчжоу» (тип 052C), ставшие развитием типа 052B. Их постройка велась довольно медленными темпами — сначала в 2004 и 2005 гг. вошли в строй первые два корабля, а затем после большого перерыва в 2013–2015 гг. китайский ВМФ получил еще четыре таких эсминца. По своей конструкции ЭМ УРО тип 052C близки кораблям предыдущего варианта, но в отличие от них оборудованы многофункциональной РЛС с ФАР с расположением на надстройке (аналогично американским ЭМ УРО типа «Arleigh Burke», но имеющим выпуклую форму) и компьютеризованной БИУС, аналогичной AEGIS с использованием компонентов французского производства. В результате размещения полотнищ ФАР надстройка получилась более высокой. Вооружение кораблей преимущественно китайское, но выполненное с использованием зарубежных технологий, либо скопированное с готовых зарубежных образцов. На корабле принят дополнительный комплекс мер по снижению заметности в различных диапазонах. Водоизмещение составляет 6600 тонн, длина 153 м, ширина 16,5 м, осадка 6 м, экипаж 250 человек. Как мы видим, Китай активно стремится пополнить свой флот самыми современными кораблями, зачастую напрямую используя заимствованные технологии, архитектуру и конструктивное исполнение. Но именно это позволило КНР в начале XXI века достаточно быстро оснастить свои военно-морские силы эсминцами УРО, которые как минимум соответствуют по уровню западных кораблей ПВО аналогичного класса периода 1990-х гг.


Вооружение ЭМ УРО типа «Ланчжоу» включает 48 зенитных ракет комплекса коллективной ПВО HHQ-9, размещенных в восьми (шесть на носу, два на корме) 6-зарядных УВП револьверного типа, конструкция которых полностью скопирована с российского ЗРК «Риф», поставленного Китаю ранее. Ракеты также представляют собой китайский вариант российских ЗУР сухопутного комплекса С-300ПМУ. В средней части корабля размещены две четырехконтейнерные ПУ ПКР YJ-62. Артиллерия состоит из носовой 100-мм универсальной артустановки, скопированной с французской T100C, и двух 30-мм семиствольных зенитных артиллерийских комплексов «Тип 730», скопированных с голландского «Goalkeeper». Противолодочное вооружение традиционно слабое и включает два реактивных бомбомета и два трехтрубных 324-мм торпедных аппарата, а также противолодочный вертолет постоянного базирования (Ка-28 или «Чжи-9C»).
Радиотехническое вооружение корабля, помимо многофункциональной РЛС с ФАР, включает РЛС общего обнаружения «Тип 517H-1», станцию управления противокорабельным ракетным комплексом (копия российской «Минерал-Э»), подкильную гидроакустическую станцию SJD-8/9 (копия французской DUBV-23), систему РЭБ, комплекс радиосвязи и навигации.
Главная энергетическая установка — двухвальная дизель-газотурбинная, такая же, как на эсминцах тип 052B, в составе которой два газотурбинных агрегата суммарной мощностью 48600 л. с. и два дизеля экономического хода суммарной мощностью 6500 мВт. Максимальная скорость 30 узлов, заявленная дальность плавания свыше 10000 миль при скорости 14 узлов.
В процессе постройки ЭМ УРО типа «Ланчжоу» китайцы продолжали совершенствовать этот проект и с 2010-х гг. начали серийно строить корабли нового типа 052D. Вего было заказано 12 таких эсминцев УРО, головной «Куньмин» вошел в строй в 2014 г.
Основная архитектура надстроек модернизированных ЭМ УРО сохранилась практически без изменений, однако вместо старых выпуклых ФАР, на надстройках установлены плоские антенны нового типа. Полное водоизмещение составило 7500 тонн, длина 156 м, ширина 18 м, осадка 6,5 м, экипаж 280 человек. Главная энергетическая установка — двухвальная дизель-газотурбинная, такая же, как на предыдущей модификации. Соответственно скорость, полного хода и дальность плавания также остались прежними.
Основные изменения коснулись вооружения: вместо револьверных УВП впервые в китайском флоте были применены универсальные пусковые установки по конструкции аналогичные американской Mk.41, что позволило не только увеличить боекомплект, но и варьировать его в зависимости от поставленных задач. Всего на корабле размещены восемь модулей (четыре в носу и четыре на корме) на 64 ракеты. Каждая ячейка УВП является универсальной, в состав ракетного вооружения могут входить (оценочно) крылатые ракеты CJ-10, противокорабельные ракеты YJ-18 и YJ-83, зенитные ракеты HHQ-9 и DK-10A, противолодочные ракеты CY-5. Артиллерийское вооружение также изменилось: вместо 100-мм установлена более мощная 130-мм универсальная автоматическая артустановка H/PJ-38 китайской разработки. Носовой зенитный автомат «Тип 730» был оставлен, а вот вместо кормового корабль получил легкий ЗРК самообороны с ракетами FL3000N. Традиционное противолодочное вооружение представлено двумя реактивными бомбометами, двумя трехтрубными торпедными аппаратами и вертолетом.
С вступлением в строй эсминцев УРО типа «Куньмин» (тип 052D) китайский флот получил современные полностью универсальные корабли, по своим характеристикам, не уступающие некоторым зарубежным аналогам, в том числе использующим самые передовые технологии в области кораблестроения и вооружения.

Перспективные эскадренные миноносцы УРО

После обзора самых современных эскадренных миноносцев УРО флотов наиболее развитых стран мира можно сделать определенные выводы о перспективах их развития на ближайшее время. Судя по всему, в период до 2025 года в планах оперативного развертывания флотов основных морских держав эсминцы УРО станут одним из важнейших средств ведения боевых действий на море (в остальных странах эта роль отводится фрегатам УРО). Их основными задачами могут быть:

  • нанесение ракетных (артиллерийских) ударов по береговым объектам военного и государственного управления, важнейшим промышленным центрам;
  • нанесение массированных ударов крылатыми ракетами по наземным целям в глубине территории противника (в том числе высокозащищенным);
  • присутствие в передовых районах развертывания своих сил с целью сдерживания противника угрозой массированного применения ракетного оружия;
  • борьба с надводными кораблями и подводными лодками;
  • обеспечение ПВО корабельных соединений;
  • огневая поддержка сил десанта при их высадке на побережье противника;
  • поддержка боевых действий сухопутных войск на приморских направлениях;
  • защита своих морских коммуникаций и нарушение коммуникаций противника;
  • обеспечение присутствия на постоянной основе в ключевых районах Мирового океана;
  • нейтрализация угрозы терроризма, морского пиратства и контрабанды оружия и наркотиков;
  • организация блокадных действий побережья противника;
  • ведение разведки в заданном районе боевых действий.

В этот список также можно добавить обеспечение ПРО на театре военных действий. Но такими возможностями в ближайшее время будут обладать только эсминцы УРО ВМС США и Японии, а в перспективе возможно также России и Китая. Скорее всего, круг перечисленных задач, решаемых современными эскадренными миноносцами, в обозначенный период не претерпит существенных изменений.
Оперативно-тактические требования к перспективным ЭМ УРО и их количество в корабельном составе флотов основных стран определяются исходя из оценки военно-политических, физико-географических и некоторых других условий выполнения возлагаемых на них задач. Также учитывается возможный уровень противодействия со стороны вероятного противника. На основе этого западные специалисты считают, что перспективные ЭМ УРО должны обладать повышенным уровнем тактико-технических характеристик и такими боевыми качествами как:

  • способность нанесения высокоточных ракетных ударов по различным объектам в глубине территории противника на дальности до 4000 км; поражения надводных кораблей на дальности до 450 км; подводных лодок — до 30 км;
  • возможность размещения на борту универсальных установок вертикального пуска для различных типов ракет (а также БЛА), что позволит варьировать боезапас для более эффективного применения оружия в любой оперативной и тактической обстановке;
  • возможность применения оружия на новых физических принципах (электромагнитное, лазерное и т. п.);
  • способность обеспечивать ПВО и ПРО на морских театрах с возможностью обнаружения баллистических целей на дальности до 500 км и слежения за их пуском БР, в том числе по данным береговых станций системы ПРО;
  • способность уничтожения головных частей МБР на высотах до 500 км и на дальностях до 1200 км, а также наведения на них других сил и средств ПВО/ПРО;
  • способность обнаружения воздушных целей на дальностях до 450 км и поражения любых типов средств воздушного поражения на дальностях от 0,5 до 150 км;
  • возможность использования ранее не использовавшихся режимов работы ГАС при обнаружении подводных лодок и других подводных объектов;
  • возможность обнаружения и сопровождения торпед в автоматическом режиме и уничтожения их на расстоянии до 3 км;
  • возможность обнаружения и классификации всех типов мин на дальностях от 500 до 2000 м и их уничтожение (в том числе с помощью противоминных необитаемых подводных аппаратов).

Тактико-технические характеристики перспективных ЭМ УРО должны будут обеспечивать:

  • снижение затрат на постройку и эксплуатацию в течение всего жизненного цикла;
  • способность решения всех возложенных задач без потери боеспособности при состоянии моря до 9 баллов или в условиях ведения боевых действий с применением ОМП;
  • высокую противовзрывную и ударную стойкость за счет применения новых конструкционных материалов (корпус и надстройки должны выдерживать избыточное давление ударной волны до 0,5 кг/см);
  • высокую надежность и живучесть, возможность удержания на плаву при затоплении трех смежных отсеков;
  • значительное снижение уровня всех видов физических полей, особенно акустического радиолокационного;
  • использование корабельных вертолетов (или БЛА) в любое время суток при волнении моря до 6 баллов;
  • возможность базирования необитаемых подводных аппаратов различного назначения;
  • возможность пополнения запасов в море на ходу, в том числе с помощью вертолетов при волнении моря до 6–7 баллов;
  • повышение экономичности и эффективности корабельной ГЭУ (скорость полного хода свыше 30 уз, дальность плавания более 4000 миль, автономность плавания не менее 30 суток);
  • внедрение информационно-управляющих систем, обеспечивающих автоматическое управление всеми боевыми и вспомогательными системами и устройствами корабля и построенных на основе открытой архитектуры и модульного принципа.

Однако, несмотря на все вышеперечисленное, в условиях повального сокращения военных бюджетов, основную роль в принятии решения о постройке перспективных кораблей нового поколения будет играть субъективный фактор. Судя по сложившейся ситуации в странах, являющихся наиболее развитыми в экономическом и технологическом отношении, их военное руководство при реализации новых военных программ будет вынуждено принимать во внимание не максимально доступный уровень технологий, а затраты на постройку и эксплуатацию. А это будет напрямую влиять на боевые возможности корабля, с помощью которых достигается превосходство над противником. Так что и сейчас и в перспективе наиболее актуальным остается критерий «стоимость/эффективность», на который придется опираться разработчикам и производителям.
В настоящее время перспективные эскадренные миноносцы УРО нового поколения начали строить лишь в США — это корабли типа «Zumwalt» (DDG-1000), выработка концепции которых длилась более десяти лет, постоянно подвергаясь многочисленным корректировкам. Причем основным сдерживающим фактором стал не технологический риск, а заявляемая высокая стоимость программы. В результате серийная постройка была ограничена лишь тремя кораблями.
Россия, также активно пытается обновлять свой флот, особенно после того, как вследствие распада СССР и последующего развала экономики обороноспособность страны была серьезно подорвана. Сохранив за счет экспортных поставок производство подводных лодок и кораблей малого водоизмещения, российский ОПК начал постепенно выправлять ситуацию. Сейчас в составе ВМФ начали появляться фрегаты нового поколения, по технологическому уровню как минимум соответствующие самым современным кораблям западных стран. Одновременно ведется разработка перспективного эскадренного миноносца УРО, который планируется ввести в строй в начале 2020-х годов.
Ниже будут подробно рассмотрены американские перспективные ЭМ УРО типа «Zumwalt» (DDG-1000) и российские типа «Лидер» (проект 23560).

Перспективные эсминцы УРО типа «Zumwalt» ВМС США

Проектирование кораблей типа «Zumwalt» началось в 1997 году в рамках программы создания эскадренного миноносца УРО DD-21 предназначенного для уничтожения береговых целей. Однако после прекращения финансирования в 2001 г. все работы свернули, чтобы продолжить их по программе FSC (Future Surface Combatant — «надводный корабль будущего»). Новая концепция подразумевала постройку семейства надводных кораблей трех классов, призванных решать специализированные задачи, которым отдавался приоритет в условиях реализации новых стратегических замыслов командования ВМС США:

  • эсминец УРО DD (X), предназначенный для поражения надводных и наземных целей различного типа на больших дальностях высокоточным оружием, в том числе артиллерией;
  • крейсер УРО CG (X), на который возлагались задачи групповой противовоздушной и зональной противоракетной обороны;
  • боевой корабль прибрежной зоны LCS, предназначенный для противолодочной и противоминной обороны в прибрежной зоне (на мелководье) и борьбы с быстроходными малоразмерными надводными целями.

В 2006 г. представители ВМС США заявили, что программа DD (X) в очередной раз реорганизована в DDG-1000. Хотя первоначально планировалось построить 32 эсминца УРО нового поколения, впоследствии из-за резкого удорожания программы, количество кораблей в серии сократили до 24, потом до 16, затем до 7, и, наконец, до трех единиц.
При проектировании DDG-1000 основные усилия были направлены на достижение таких целей, как обеспечение значительного снижения стоимости жизненного цикла за счет высокого уровня автоматизации, повышение уровня боеспособности за счет расширения ударных возможностей и совершенствования систем боевого управления, технической надежности за счет широкого использования готовых коммерческих элементов, живучести за счет повышения скрытности действий и защищенности, а также на увеличение сроков эксплуатации. Перспективные ЭМ УРО будут действовать в составе авианосных, амфибийно-десантных и корабельных ударных групп ВМС США, решая следующие основные задачи:

  • борьба с надводными кораблями и подводными лодками противника;
  • коллективная противовоздушная оборона корабельных соединений;
  • огневая поддержка частей морской пехоты и сухопутных войск на приморских направлениях;
  • нанесение высокоточных ракетно-артиллерийских ударов по наземным объектам в глубине территории противника.

Помимо этого, на кораблях DDG-1000 предполагается отработать ряд передовых технологий и конструктивных решений, которые в перспективе будут применяться на надводных кораблях нового поколения.
Первый корабль, названный «Zumwalt», вступил в строй в 2016 году. Следом идет строительство еще двух однотипных кораблей, которые планируется принять в состав ВМС США в течение следующих двух лет. Их полное водоизмещение составляет 15360 тонн, длина 182,8 м, ширина 24,6 м, осадка 8,4 м, что делает ЭМ УРО типа «Zumwalt» крупнейшими неавианесущими современными боевыми кораблями в мире (конечно же после российских атомных ракетных крейсеров пр.1144).
Среди примененных технологий, позволяющих снизить стоимость жизненного цикла ЭМ УРО типа «Zumwalt», одной из основных является ГЭУ нового поколения с полным электродвижением — «объединенная электроэнергетическая система» IPS. Она имеет высокий КПД и надежность, что призвано обеспечить снижение расхода топлива и эксплуатационных расходов на протяжении всего срока службы. Общая мощность двух основных и двух вспомогательных газотурбогенераторов составляет 105300 л. с., суммарная мощность двух гребных электродвигателей 34600 кВт, также имеются два аварийных дизель-генератора. Не менее важным новшеством является глубокая автоматизация всех процессов контроля и управления боевыми и общекорабельными системами, которая позволила сократить численность экипажа до 148 человек. Полная скорость хода составляет 30 узлов, дальность плавания 4500 миль при экономической скорости 13 узлов.
ЭМ УРО типа «Zumwalt» имеет оригинальную архитектуру с использованием самых передовых технологий для снижения заметности в различных диапазонах волн и улучшения мореходности. Стальной корпус имеет форму нового типа (wave piercing) с завалом бортов и форштевня и бульбообразным подводным обтекателем. Пирамидальная надстройка из плоских панелей, без выступающих частей и привычных мачт, выполнена из композиционных материалов, со встроенными в нее антенными устройствами. Все палубные устройства и механизмы максимально убраны в подпалубное пространство, все имеющиеся отверстия закрыты лацпортами, а стволы орудий в походном положении закрываются заслонками. Корпус и надстройка покрыты радиопоглощающими материалами. Заявленная ЭПР ЭМ УРО типа «Zumwalt» в 50 раз меньше, чем у эсминцев «Arleigh Burke». Применение ГЭУ с полным электродвижением в сочетании со специальными фундаментами и эластичными муфтами значительно снизило акустическое поле корабля.
В качестве БИУС на ЭМ УРО типа «Zumwalt» используется так называемая «общекорабельная вычислительная среда» TSCE, построенная на принципах распределенных компьютерных сетей. Она согласовывает действия автоматизированных систем освещения воздушной, надводной и подводной обстановки, боевого управления, связи, РЭБ, контроля состояния систем и механизмов, а также управления кораблем и его техсредствами. В системе TSCE используется открытая архитектура на базе коммерческих компонентов модульного типа, что значительно сократило ее стоимость и увеличило гибкость. На корабле имеются два комплексных автоматизированных пункта управления — главный и запасной, совмещающие в себе все функции ГКП, радиорубки, ПЭЖ и отдельных постов управления.
Для освещения надводной и воздушной обстановки, обеспечения целеуказания и управления стрельбой служит многофункциональная двухдиапазонная радиолокационная система DBR в составе трех РЛС с активными фазированными решетками AN/SPY-3, расположенными на носовой и кормовой части надстройки. От второй РЛС — AN/SPY-4 — решено было отказаться из-за экономии средств и для нее лишь зарезервировали места. Для освещения подводной обстановки используется мощный гидроакустический комплекс AN/SQQ-90, в который входит ГАС AN/SQS-60 и AN/SQS-61 c конформными антенными решетками и протяженная буксируемая ГАС AN/SQR-20. Корабль также оснащен перспективной объединенной системой радио- и радиотехнической разведки, системой обмена данными в реальном масштабе времени, системой радиосвязи, комплексом минной разведки.
Основное вооружение ЭМ УРО типа «Zumwalt» составляет универсальная установка вертикального пуска Mk.57 «периферийного типа», состоящая из 20 модулей по четыре ячейки в каждом (всего 80 ячеек). По сравнению с Mk.41 размеры ячеек были увеличены в длину и в ширину, что в будущем позволит применять перспективные образцы ракетного вооружения. Модули УВП размещены вдоль бортов: по шесть справа и слева перед надстройкой, и по четыре позади ангара и отделены от внутренней части бронеплитами. Такое решение позволило высвободить пространство внутри корпуса для размещения двух артиллерийских башен по линейной схеме с элеваторами и погребами боезапаса, а также повысить живучесть корабля. В боекомплект входят 80 КР «Tomahawk», ПКР «Harpoon», ПЛУР VL-ASROC, ЗУР ESSM и «Standard-2/3/4» в различных комбинациях, в зависимости от предстоящей задачи.
Артиллерийское вооружение включает две 155-мм автоматические артиллерийские установки AGS с автоматизированным погребом на 304 выстрелов каждая. Дополнительный общий погреб содержит еще 320 выстрелов. Дальность стрельбы 155-мм активно-реактивным снарядом LRLAP составляет 180 км, а управляемым снарядом ASuWP (по надводным целям) — 55 км.
Дополнительно ЭМ УРО типа «Zumwalt» вооружены двумя 30-мм автоматическими артустановками Mk.46 для поражения второстепенных целей. Ангар вмещает два вертолета SH-60R или один вертолет и три многоцелевых беспилотника вертолетного типа MQ-8 «Fire Scout». Торпедные аппараты не предусмотрены.
Отдельно стоит сказать об автономной системе пожаротушения, также использующей ряд передовых технологий. Она позволяет полностью автоматизировать мероприятия по предупреждению пожаров и борьбе с ними, а также может действовать автономно без непосредственного участия пожарных расчетов. В составе системы пожаротушения (разделена на 4 зоны) применяются интеллектуальные клапаны, датчики, телеуправляемые пожарные стволы, а ее система управления интегрирована в БИУС.
Насколько можно судить по задачам, поставленным американским командованием перед перспективными эсминцами УРО типа «Zumwalt», они в некоторой степени перекликаются с теми, что были поставлены перед советскими эсминцами типа «Современный» в 1980-е гг. — нанесение ударов по кораблям и береговым объектам противника, оказания огневой поддержки десанту, противовоздушная и противокорабельная оборона соединений. Принципиальная разница заключается лишь в глубине наносимых ударов и большей универсальности новых кораблей (добавилась противолодочная и противоминная оборона).

Перспективные эсминцы типа «Лидер» ВМФ России

В России после периода 1990-х гг., когда из состава флота массово исключались корабли основных классов, тема разработки перспективного корабля океанской зоны стала как никогда актуальной. До последнего времени отечественная судостроительная промышленность смогла наладить серийное производство лишь кораблей класса корвет и фрегат. Причем на последних (пр.22350) уже были применены все самые передовые технологии и технические решения, установлены перспективные системы вооружения и освещения обстановки, что говорит о постепенном восстановлении ситуации в области кораблестроения. Конкретно о перспективных российских эсминцах стали говорить после демонстрации в 2007 году на Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге макета эскадренного миноносца проекта 21956 водоизмещением 9000 тонн. По своей архитектуре он, по сути, представлял собой усовершенствованный корабль пр.1155 с полным сохранением обводов корпуса и газотурбинной ГЭУ. Однако надстройка была уже выполнена с применением технологий малозаметности с минимумом выступающих частей, а все ракетное вооружение размещалось в установках вертикального пуска под палубой. Правда вооружение состояло как из существующих систем и комплексов уже давно принятых на вооружение, так и некоторых новых образцов: «Калибр-НК» с противокорабельными и противолодочными ракетами, ЗРК коллективной обороны «Форт», комплексы самообороны «Кортик» и 130-мм артустановка АК-130. Радиотехническое вооружение включало существующие на тот момент серийные РЛС типа «Фрегат», комплексы РЭБ, навигации и связи.
В 2009 году появилась информация, что в России существуют планы по разработке перспективного эсминца, а в 2010-м — что его предварительные проработки уже начаты. Как сообщалось, проектируемый эскадренный миноносец нового поколения будет универсальным кораблем и заменит собой сразу три существующих класса кораблей ВМФ России: эскадренные миноносцы пр.956, большие противолодочные корабли пр.1155 и ракетные крейсеры пр.1164. И здесь мы в очередной раз убеждаемся, что концепция современных и перспективных эсминцев в нашей стране отвечает общемировым тенденциям — эсминцы фактически стали крейсерами.

Перспективный российский эскадренный миноносец пр.21956 (эскиз)

Перспективный российский эскадренный миноносец пр.23650 (макет)


Согласно тактико-техническому заданию, проектируемый эскадренный миноносец, получивший номер проекта 23560 и шифр «Лидер», за счет оснащения самым современным вооружением и электроникой будет превосходить по боевым возможностям отечественные и зарубежные корабли аналогичного класса, уступая в огневой мощи лишь атомным гигантам «Петр Великий» и «Адмирал Нахимов». Его основными задачами будут ПВО и ПЛО корабельных соединений, борьба с любыми надводными кораблями противника, нанесение ударов по наземными целями для поддержки десанта и по важным целям в глубине территории противника, а также противоракетная и противокосмическая оборона. Как и у зарубежных кораблей, в конструкции нового эсминца будут широко применены технологии для снижения заметности в радиолокационном, акустическом и тепловом диапазонах волн. Повышенный уровень автоматизации всех систем приведет к значительному сокращению экипажа. При этом увеличится удельный вес вспомогательных энергетических установок для обеспечения электроэнергией многочисленного приборного оборудования. Корабль будет иметь почти неограниченную мореходность и мощную ГЭУ, позволяющую развивать скорость хода свыше 30 узлов. Водоизмещение составит не менее 9000 тонн.
Долгое время рассматривался вопрос о типе главной энергетической установки. В 2013 году было объявлено, что главкомат ВМФ России утвердил предэскизный проект 23650 перспективного эсминца дальней морской зоны, представленный Северным ПКБ. Однако он был разработан в двух вариантах: с газотурбинной ГЭУ водоизмещением 9000–10000 тонн и с атомной водоизмещением 13000–14000 тонн, а окончательный облик корабля планировалось определить только в 2014 году. По мнению некоторых экспертов довольно долгий период выработки концепции и предварительного проектирования корабля заключается в отсутствии в нашей стране довольно четкой долгосрочной программы по развитию флота.
В 2015 г. на Международном военно-техническом форме «Армия» впервые была показана модель эсминца пр.23650 в экспортном исполнении. По своим размерениям — длина 200 м, ширина 20 м, осадка 6 м — и водоизмещению — 17500 тонн — это был самый настоящий крейсер. По своей архитектуре он был выполнен в стиле последних проработок Северного ПКБ по перспективным кораблям с учетом максимального снижения заметности в радиолокационном диапазоне. Для этого все надстройки были выполнены из наклонных плоскостей с минимумом выступающих частей, а корпус с коротким полубаком имел характерный излом по всей длине с развалом бортов снизу и завалом в верхней части. Башенноподобная мачта представляет собой часть конструкции надстройки с интегрированными в нее плоскими антенными решетками РЛС. Скорее всего, все поверхности надводной части предполагается оснастить радиопоглощающим покрытием. В носовой части корабля расположена артиллерийская установка и модули УВП для различных типов ракет. В кормовой надстройке оборудован вертолетный ангар, далее в корму расположено еще несколько УВП (вдоль бортов), затем ВПП для вертолетов, и, наконец, помещение для протяженной буксируемой ГАС. Судя по наличию внушительных труб для газоходов, корабль имеет газотурбинную установку (возможно с электродвижением).
И вот в 2016 г. было объявлено, что Северное ПКБ приступило к созданию технического проекта перспективного эсминца пр.23560. В очередной раз сообщалось, что водоизмещение корабля выросло до 17000–17500 тонн, но от газовых турбин решили отказаться — ГЭУ выбрана только атомной. В этом есть свой резон, так как по сравнению с газотурбинной, атомная установка имеет определенные преимущества:

  • меньшие габариты внутри корабля за счет отсутствия развитых газоходов;
  • высокую энерговооруженность с поддержкой постоянной большой мощности для обеспечения непрерывной высокой скорости корабля;
  • большую дальность плавания, ограниченную лишь возможностями экипажа;
  • большую автономность, позволяющую реализовать ее работу без перезарядки на протяжении всего жизненного цикла корабля;
  • высокую надежность за счет многолетней отработки всех элементов и серийного выпуска подобных ГЭУ для подводных лодок;
  • высокий уровень автоматизации, позволяющий значительно сократить численность обслуживающего персонала.

Сюда же можно добавить и субъективный фактор — такой, как зависимость российского кораблестроения от поставок газовых турбин из-за рубежа, а конкретно — с предприятия «Зоря-Машпроект», расположенного на Украине, которая, как известно, прекратила с Россией все экономические связи в военной области. Налаживание собственного производства газотурбинных двигателей потребует немало лет, в то время как сроки закладки перспективного эсминца и так периодически откладывались.
Новая дата закладки ЭМ пр.23560 «Лидер» намечена на 2018 год. По заявлению представителей ВМФ всего планируется построить восемь кораблей — по четыре для Северного и Тихоокеанского флотов.
Хотя точные характеристики корабля не разглашаются, по имеющимся данным можно оценочно представить состав его вооружения. Так, скорее всего на нем будут установлены:

  • 6–8 установок вертикального пуска комплекса «Калибр-НК» на восемь ячеек каждая (48–54 крылатых ракет типа 3М14, ПКР типа 3М54 и 3М55, ПЛУР типа 91Р или аналогичных перспективных ракет);
  • 96–128 зенитных ракет в УВП с унифицированными ячейками (ЗРК коллективной обороны «Прометей» и ЗРК средней и малой дальности «Полимент-Редут»);
  • 2–4 боевых модуля зенитно-артиллерийских комплексов самообороны («Палаш», «Панцирь-М»);
    универсальная автоматическая 130-мм артиллерийская установка (с обычными и высокоточными снарядами);
  • 2–4 пусковые установки противоторпедного комплекса («Пакет-НК»);
  • 2 противолодочных вертолета постоянного базирования (Ка-27 или его перспективный аналог).

Кроме того, с большой долей вероятности можно предположить, что корабль будет оснащен перспективными гиперзвуковыми ракетами «Циркон», противоракетным комплексом большой дальности, телеуправляемыми подводными аппаратами и беспилотными летательными аппаратами. Не исключено, что будет разработана новая артиллерийская система увеличенной мощности, способная наносить высокоточные удары управляемыми снарядами на значительно большие дальности. Заявлялось также, что перспективные ЭМ пр.23560 будут являться частью общей системы российской ПРО, и, таким образом, смогут раздвинуть ее границы максимально близко к потенциальным странам-агрессорам.
Универсальный комплекс обнаружения и целеуказания, а также средства радиоэлектронного противодействия, гидроакустический комплекс, комплекс связи и навигации вероятнее всего будут интегрированы в единую компьютеризованную БИУС «Сигма» с полным отображением окружающей обстановки в реальном масштабе времени. РЛС с активными ФАР будут способны обнаруживать надводные и воздушные цели на большой дальности, осуществлять их сопровождение и наведение на них ракет, засекать береговые артиллерийские и ракетные позиции, осуществляя точное целеуказание. Гидроакустический комплекс «Заря-3» будет способен обнаруживать все типы подводных целей, в том числе морские мины и необитаемые аппараты. Средства управления позволят кораблю координировать действия всей корабельной группы по отражению воздушно-космических, надводных и подводных атак противника.
Особое внимание будет уделено защите и повышению живучести корабля. Для этого его, скорее всего, оснастят автоматизированной системой оценки повреждений и автономной противопожарной системой, интегрированными в БИУС. Также предположительно будут применены новейшие технологии для обеспечения конструктивной защиты внутренних помещений и повышения непотопляемости.
На сегодняшний момент остается лишь надеяться, что закладка и постройка эскадренных миноносцев пр.23560 будет произведена в назначенные сроки, что дало бы российскому флоту возможность получить эти корабли в 2020-х годах для отстаивания своих геополитических интересов в отдаленных регионах мира.

Заключение

Класс эскадренных миноносцев за период чуть более 120 лет прошел довольно интересный путь развития, сделав в момент своего появления настоящую революцию в войне на море. Корабли, основным оружием которых были прямоидущие торпеды, а затем противолодочные бомбометы и универсальная артиллерия, постепенно превратились в многоцелевое боевое средство для достижения превосходства над противником в открытом море. Как это всегда бывает, от основной линии развития отделялись многочисленные специфические «ветви», характеризующиеся теми или иными особенностями конструкции.
В начале XXI века практически во флотах всех основных стран, претендующих на роль морских держав, есть современные эскадренные миноносцы управляемого ракетного оружия, оснащенные самым современным ракетным, артиллерийским, противолодочным и радиотехническим вооружением. Именно эти корабли станут в ближайшие десятилетия основой корабельных соединений (неавианосных), полностью заменив собой класс крейсеров. Помимо противоракетных систем и беспилотных аппаратов, они, по-видимому, вскоре могут получить также оружие, основанное на новых физических принципах (лазерное, электромагнитное и т. д.). 

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru