Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 1 за 2012 г.

Если хочешь изменить мир, лучше приступай к этому немедленно. Работы у тебя будет невпроворот.

Компьютерная игра
«Dragon Age: Начало»

Руки на рычагах.

Сцепление выжато.

Доли секунды и команда «Вперед!»

Первая передача! Быстро, но плавно отпускаю левую педаль. Правой ногой выжимаю педаль подачи топлива. Стрелка тахометра скакнула в вертикальное положение, а спокойное урчание двигателя перешло в уверенный рев. В прямоугольнике триплекса дрогнула и медленно пошла назад коричневая земля. Несколько мгновений видно только небо — танк, выезжая из укрытия, становится почти вертикально. На долю секунды сбрасываю обороты, и машина мягко переваливается через бруствер.

Прямо перед капониром — кусты. Лобовая броня легко подминает их под себя. В триплексе мелькают ветки, и тут же уходят куда-то назад и вниз.

Вторая передача. Полностью выйдя из укрытия, наш танк устремляется к назначенной огневой позиции.

Голос командира: «Обороты!»

Третья передача.

Четвертая.

Пятая…

Танки в бою передвигаются со скоростью, максимально возможной на данной местности. Наезженная колея отсутствует, и луговая трава стремительно и послушно убегает под машину

Cлева — бетонный забор и водокачка, справа — березовая роща. Наша основная позиция в 50 метрах северо-западнее дальнего угла забора. Слегка отрабатываю правым рычагом, направляя машину в неширокий «коридор» образованный рощей и забором. Вдоль опушки прохожу, что называется, «впритирку» — в триплексе крайний раз мелькнули ветки, и вот уже видно вешку, которой обозначен наш окоп.

Правый поворот, и сразу педаль тормоза — в пол.

Стрелка спидометра резко уходит влево. Скорость падает почти до нуля.

Вторая передача.

Первая.

Одновременно ствол пушки быстро перебегает по триплексу вправо и исчезает из зоны видимости. Это наводчик на перебросочной скорости разворачивает башню стволом назад. Аккуратно завожу машину в окоп. Слегка подрабатываю рычагами. Командир в помогает короткими командами. Главное — установить танк на дне окопа строго горизонтально — наводчику будет проще наводить 125-мм пушку. Снаружи наша машина, наверное, выглядит, как огромное хищное животное в облюбованной им берлоге.

Ворочается, устраиваясь в ней поудобнее.

Поле боя с места механика-водителя я разглядеть не могу, но знаю, что перед нашим окопом — пологий склон в небольшую долину, а на той стороне — лес, из которого ожидается наступление противника.

Все, что я сейчас вижу — это трава на бруствере окопа.

Еще ствол пушки.

Он хищно двигается вправо-влево, выискивая цели.

А трава колышется от ветра.

Сейчас моя задача — всего лишь поддерживать необходимый режим работы двигателя, что бы стабилизатор и другое электрооборудование танка не начали «сосать» энергию из аккумуляторов. Роль механика-водителя в оборонительном бою достаточно ограничена. Но в современной войне воюют не отдельные солдаты, а воинские коллективы. Успех в бою зависит не столько от отдельного «супермена», сколько от слаженных действий экипажа, взвода, роты... Справа и слева от нас в соседних танках — наши товарищи. Но их тоже видно только командиру и наводчику. И вот, наконец, протяжное: «Выстр-е-ел!»

Началось…

Привычно напрягаюсь и немного отклоняю голову от триплекса.

Танк при каждом выстреле слегка отдает назад, а видимая мне узкая полоска неба над бруствером периодически закрывается серо-коричневым облаком из смеси пороховых газов и поднятой ими пыли.

Внезапно очертания окопа и очертания приборов становятся темными.

И краткая белая надпись:

Ловлю себя на мысли, что, несмотря на краткость выполняемой мной «миссии», ладони на рычагах уже слегка вспотели.

Да и адреналинчик в крови заиграл.

В необходимой дозе.

Кровь и пот

Спустя несколько секунд я, вместе со своим экипажем покидаю «боевую машину» и...

...оказываюсь не на сожженной порохом траве полигона, а на синем ковровом покрытии одного из павильонов форума «Технологии в машиностроении-2012» в подмосковном Жуковском.

Руководитель виртуальной тренировки показывает нам на большом плазменном экране ход боя в динамической записи с различных точек.

Запись, безусловно, впечатляет. Трехмерная графика с высокой степенью достоверности отображает детали местности, движение боевых машин, разрывы снарядов и другие события, происходившие на участке обороны нашего взвода. Последовательно и наглядно показываются действия противника и своих войск.

А также наши ошибки.

С сожалением смотрим на свой сгоревший танк, героически погибший в виртуальном бою.

Ну, что ж, видимо, известное изречение, «больше пота в ученье...» уже не совсем актуально. Поскольку, «кровь», пролитая в виртуальном пространстве — это тоже очень хороший способ уменьшить количество настоящей крови, пролитой в бою реальном.

Что касается конкретно этого боя. Мы отыграли его на тренажерном комплексе средств обеспечения единого виртуального поля боя (ЕВПБ) и подготовки подразделений силовых структур «Комбат», разработанном в компании «ТРАНЗАС». Кстати, все танки в ходе выполнения боевой задачи управлялись теми же экипажами, которые поражали гостей «танковым балетом» на демонстрационной площадке ­форума.

Сам комплекс, имеет немного непривычный вид. Отсутствуют характерные для знакомых образцов тренажеров закрытые «кабины», которые полностью повторяют внутреннее оборудование боевого отделения и отделения управления, а также гидравлические системы, изменяющие положение тренажера в пространстве в зависимости от углов крена и дифферента.

В нашем «танке» экипаж размещался в совершенно открытом «кубе», сваренном из стальных прокатных профилей. «Кубы»-блоки стоят вплотную друг к другу прямо на полу. Разделяет экипажи лишь занавески-портьеры из плотного брезента.

В каждом блоке смонтированы три сиденья без спинок. Два расположены сзади и выше — для командира и наводчика. Одно впереди и ниже — для механика водителя. Перед сиденьями установлены интерактивные экраны. Управление функциями каждого рабочего места осуществляется движениями пальцев по интерактивному экрану, на котором отображены соответствующие рабочему месту приборы прицеливания и наблюдения, кнопки и переключатели. Перед сиденьем механика водителя дополнительно установлены блоки педалей и рычагов управления.

Это все.

Как видите, внутреннее оборудование выполнено тоже весьма аскетично — ничего лишнего.

Кстати, смена программного обеспечения, имитирующего важнейшие функции управления всех рабочих мест экипажа на интерактивных экранах, например, с одной модификации танка или БТР на другую, — вообще секундное дело.

Однако, кого из военных специалистов можно сейчас удивить тренажерным оборудованием? Аналоговые тренажеры огневой подготовки и пуска ПТУР появились в нашей армии далеко не вчера. Многие танкисты и мотострелки еще старшего поколения также помнят кинотренажеры для обучения вождению боевых машин.

Те, же, кто проходит службу сейчас, безусловно, знакомы с компьютеризированными версиями тренажеров вождения и огневой подготовки. Более того, сейчас, при обучении курсантов в учебных воинских частях, виртуальные стрельбы и вождения с ними проводятся едва ли не чаще, чем на реальной технике.

Помимо внешне простых блоков системы «Комбат», в павильоне «ТРАНЗАСА» были выставлены «полноразмерные» тренажеры для тренировки навыков отдельно взятых военнослужащих. Например, тренажер пилотов боевых вертолетов, который может быть оснащен подвижной платформой, имитирующей углы тангажа и крена боевого вертолета. Или тренажер для тренировки в стрельбе из стрелкового оружия со шкворневой установки транспортного вертолета. В нем обучаемый, помимо наблюдаемой им «картинки» и отдачи оружия при стрельбе, чувствует ногами, а главное — оружием характерную для вертолета вибрацию:

Или, целый тренажерный комплекс «Вега-Э», предназначенный для тренировки в ведении огня из самых разных видов стрелкового оружия. Этот тренажер, (помимо общей достоверности ощущений, получаемых при стрельбе), является еще и интерактивным в максимальном значении этого слова. В целом ряде выполняемых на нем упражнений виртуальные мишени могут вести по обучаемому «ответный огонь». То есть, у стрелка в ходе выполнения им задания, есть все шансы быть виртуально «убитым». Что, кстати, сразу сказывается и на расходе боеприпасов, и на скорострельности, а главное — точности стрельбы.

Опять ловлю себя на мысли о соотношении количества пролитой реальной и виртуальной «крови».

В таких «полноразмерных» тренажерах все оборудование полностью соответствует реальным образцам и повторяет их характеристики. Например, — габариты и масса оружия, отдача при выстреле, вид кабины вертолета. Воспроизводится все, вплоть до необходимого усилия при изменении положения штурвала. В таких тренажерах на экранах отображается лишь то, что должен видеть обучаемый. Или лично, или через смотровой прибор.

Безусловно, эти образцы тренажеров более «зрелищные», и выглядят более «солидно», нежели комплекс тактических тренажеров «Комбат». Как в плане своего внешнего вида, так и по ощущениям при выполнении тренировочного задания. Да и общее количество «кубиков» в павильоне ТРАНЗАСА на форуме ТВМ-2012 было ограничено скромным числом «три».

Однако.

В чем же состоит новаторство комплекса «Комбат»?

Самого главного глазами не увидишь.

Дело в том, что основным назначением таких простых с виду «групповых» тренажеров является не столько обучение правильным действиям отдельного члена экипажа, сколько слаживание подразделений в ЦЕЛОМ и совершенствование тактического мастерства их КОМАНДИРОВ. При этом, виртуализируется решение боевых задач именно в составе всего подразделения, а не выполнение отдельными военнослужащими одиночных «миссий».

Имея в воинской части всего двадцать-тридцать таких, относительно простых «кубиков», можно, например, тренировать в выполнении боевых задач одновременно экипажи ВСЕЙ танковой роты с приданным мотострелковым взводом, или ВСЕЙ роты мотострелков с приданным танковым взводом и другими средствами усиления. Проводится такая тренировка в едином для всех участников виртуальном пространстве, и «жизнь» любого из них зависит от принятых командирами решений, а также от уровня боевого мастерства каждого члена воинского коллектива.

При соответствующем увеличении количества тренажеров, возможен розыгрыш боевых действий и в составе батальона. В том числе — с различными средствами усиления. Или можно назначить часть экипажей «врагами». В этом случае бой будет разыгрываться не между людьми и компьютерной программой, а между экипажами, или даже между целыми подразделениями!

В настоящее время комплекс из 28 «кубиков» а также рабочих мест руководителя тренировки и его помощников уже смонтирован в 5 отдельной мотострелковой бригаде в подмосковном Алабино. Специалисты «ТРАНЗАСА» приступили к обучению офицеров бригады, которым в скором будущем предстоит выполнять роли руководителей тренировок.

Замечание по «пиару»

О реализации принципа «единого виртуального поля боя» (ЕВПБ) говорилось много и часто. Как в ходе выставки ТВМ-2012 так и до ее открытия. Тем не менее, в это самое единое виртуальное пространство были объединены далеко не все разработанные и представленные «ТРАНЗАСОМ» тренажерные средства. Естественно, за исключением системы тренажеров «Комбат» для мотострелковых (танковых) подразделений.

Хотя, такое пространство (или, если угодно, «цифровой котел», в котором могли бы «вариться» тренажеры различных боевых систем родов и видов ВС), специалистам компании создать все же удалось.

Мы не говорим сейчас о журналистах и рядовых посетителях, среди которых павильон «ТРАНЗАСА» в ходе работы выставки пользовался заслуженной популярностью. Ибо было, что посмотреть и потрогать, а также, что поснимать на камеру.

Но в первый и второй день работы, когда ТВМ была открыта только для специалистов? Полагаю, что демонстрация, например, работы тренажеров для подготовки вертолетчиков, при выполнении ими в реальном времени задач поддержки действий танкового (мотострелкового) подразделения, была бы несравненно более доказательной и «зрелищной». Именно в плане достигнутых результатов по созданию ЕВПБ для использования его тренажерами в ходе совместных тренировок общевойсковых подразделений и специалистов (экипажей) различных родов войск (видов Вооруженных сил).

Почему бы было не продемонстрировать?

Пусть даже не рядовым посетителям, а только руководителям оборонного ведомства. Например, в четвертый день работы форума павильон ТРАНЗАСА посетили ни много ни мало, — начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Н.Е.Макаров и главнокомандующий Сухопутными войсками ВС РФ генерал-полковник В.В.Чиркин.

В программном обеспечении, созданном для тренажерных комплексов и продемонстрированном компанией «ТРАНЗАС» в Жуковском, есть ряд функций, позволяющих пользователю исправлять (или дополнять) существующие файлы топографического обеспечения (электронные карты) информацией о местности, полученной со спутника, или БЛА. Причем благодаря простоте использования созданного ПО такие исправления и дополнения могут вноситься в систему в рекордно короткие сроки. Особенно, по сравнению с программными продуктами, которые используются сейчас для оцифровки местности и создания электронных карт в наших Вооруженных Силах.

А некоторые важные исправления и действия по инженерной подготовке местности могут вообще выполняться в реальном времени (например, расчистка секторов огня, прокладка просек, оборудование окопов и т.п.).

Должен отметить, что такие оперативные изменения электронной топографической информации сейчас очень востребованы, поскольку имеющиеся в войсках комплекты крупномасштабных электронных карт местности, мягко говоря, далеко не всегда отображают ее реальное состояние.

Например, если верить информации, содержащейся в одном из файлов современных электронных карт, то один из участков местности (после преобразования этой информации в 3D графику), выглядит вот так:

А вот, если к данным, имеющимся в файле электронной карты добавить информацию, полученную с аэрофотоснимка этот же участок местности на самом деле выглядит вот так:

Согласитесь, разница есть!

И это еще не все.

Решения, заложенные в программы комплекса «Комбат» для отображения тактической обстановки позволяют:

  • во-первых, — наносить элементы обстановки в очень короткие сроки и с высоким качеством отображения тактических элементов установленными знаками. Так, например, все положенные элементы решения командира мотострелкового батальона на оборону могут быть отображены на электронной карте в течении двух-трех минут.
  • а во-вторых, — автоматически преобразовывать «плоскую» электронную карту и нанесенную на нее обстановку в трехмерное изображение местности с расположенными на ней танками, самолетами и т.д.

При этом достигается достаточно высокая степень детализации и достоверности отображения объектов.

В дальнейшем, в ходе тренировки, такая 3D информация транслируется непосредственно членам экипажей в виде местности, наблюдаемой ими через прицелы и приборы наблюдения боевых машин (что называется «в части касающейся»). А на большом экране руководителя тренировки всю информацию о поле боя можно отобразить уже в полном объеме. Отмечу, что трехмерная модель местности может отображаться с любой выбранной руководителем точки, в том числе и в режиме «летящей камеры» и с любым приближением к любому смоделированному объекту.

В связи с этим, просто напрашивалось великолепное решение для показа возможностей данного ПО и систем тренажеров в целом:

1. Накануне показа над местом проведения выставки производится полет БЛА (так же, разработанного в ТРАНЗАСЕ (в компании ведутся разработки своих беспилотников).

2. На глазах большого количества «высоких чинов» и журналистов производится уточнение имеющегося топографического материала (электронных карт) района аэродрома (места проведения выставки). Уточняются положение павильонов, отображаются тактическими знаками стоящие на открытой стоянке образцы техники и т.д.

3. На подготовленную таким образом электронную карту наносится тактическая обстановка — боевая задача общевойскового подразделения и подразделения армейской авиации, а также вероятный характер действий противника.

4. Данные обстановки доводятся до экипажей танков и вертолетов (постановка задачи).

5. данные тактической обстановки (в том числе решения командиров подразделений) и карты на компьютере руководителя занятия преобразовываются в трехмерную модель.

6. Производится демонстрация возможностей тренажерных комплексов по розыгрышу боевого эпизода. В том числе — с возможным участием в розыгрыше тактического эпизода желающих «поиграться» в него генералов. Причем, на местности, которую можно посмотреть, просто выйдя из павильона.

Полагаю, что для людей, которые принимают решения о поставках таких комплексов в войска вышеизложенный «сценарий», был бы значительно более убедительным.

Решения завтрашнего дня

Сегодняшний прорыв наших отечественных компаний в создании ЕВПБ не является в мировой практике чем-то уникальным. В компьютерных играх, которые наверняка известны читателям, уже давно используется этот принцип.

А в стане наших «наиболее вероятных друзей» тренажерные комплексы для тренировки совместных действий военнослужащих в составе экипажей и подразделения применяются уже давно и серьезно.

Теперь и руководству Российских Вооруженных сил, предстоит серьезно проанализировать возможности, которые могут и должны быть использованы в подготовке войск, в связи с массовым внедрением тактических тренажеров, работающих на этом принципе. А то, что внедрение таких тренажеров должно начинаться уже сейчас — у автора нет никаких сомнений.

Объективности ради стоит сказать, что такие компании, как «Логос» и «Русбитех» являющиеся конкурентами «ТРАНЗАСа» в этом сегменте рынка, тоже принимали участие в работе ТВМ-2012 и также представили на выставке свои тренажерные комплексы — в том числе и групповые. Но о них — в следующей статье.

Кстати, в области разработки тактических тренажеров у нас в стране сложилась ситуация очень не типичная для традиционно монополизированного российского рынка продукции военного назначения.

Наличие сразу нескольких отечественных производителей, которые имеют опыт создания подобных тренажеров, является хорошим стимулом для их совершенствования, а также необходимым условием для по-настоящему конкурентного и честного отбора перед принятием на вооружение действительно лучших образцов.

Выгоды от использования тренажеров построенных на принципе ЕВПБ очевидны:

1. Совершенствование подготовки командного состава звена «отделение-взвод-рота-батальон» при управлении подразделениями в бою, а также повышение уровня боевого мастерства отдельных военнослужащих, экипажей и подразделения в целом в условиях противодействия противника (без расхода реальных моторесурсов и боеприпасов).

2. Возможность отработки групповых упражнений и различных элементов тактической подготовки без выхода в поле.

3. Возможность отработки групповых тактических нормативов и огневых задач в составе подразделения без расхода боеприпасов.

Но не только.

По сути, в программном обеспечении таких тренажеров уже сейчас заложены и реализованы алгоритмы, а также создана база данных для полноценного моделирования боевых действий. То есть, бой может происходить не только между частью программы, имитирующей действия противника и людьми (или людей друг с другом, посредством программы), но и двух частей программы между собой (естественно, по решениям, заданным людьми!).

Что это может дать в перспективе?

На основе таких технологий может быть создан объективный инструмент для сравнительной оценки решений, принятых командирами различных уровней тактического звена.

Например: несколько командиров подразделений приняли различные решения исходя из оценки одной и той же тактической обстановки. Проведя в системе «Комбат» моделирование боя по каждому варианту (даже без привлечения экипажей) и задав соответствующие критерии оценки, можно будет определенно сказать, чье решение было более эффективным.

Но это то, что, называется, «лежит на поверхности», так как данный сравнительный анализ возможен только при соблюдении определенных условий.

Танки, пушки, пулеметы, корабли и самолеты

В использовании математических моделей боя в системах групповых тактических тренажеров есть один сложный момент.

Суть его вот в чем.

Любая военная структура представляет собой жесткую иерархию, в которой каждому уровню управления, с одной стороны, — принадлежат определенные права в использовании подчиненных сил и средств, а с другой стороны — возложена определенная доля ответственности за ход и исход боя. При этом уровень компетенции в применении тех или иных средств вооруженной борьбы, а также ответственность за их «использование по назначению», жестко определен Боевым уставом.

К примеру, командир батальона может вызвать огонь поддерживающего артиллерийского дивизиона только в рамках отведенного ему лимита боеприпасов, а также в то время, когда данный дивизион не выполняет задачи по плану командира бригады. Командир бригады в свою очередь может вызвать на поддержку своих подразделений боевые вертолеты в границах установленного лимита, а вот удар оперативно-тактическими ракетами, хотя и может наноситься по объекту в полосе действий бригады, но уже находится в компетенции командующего армией и т.д.

В соответствии с разграничением полномочий, каждый командир на своем уровне пытается использовать имеющиеся у него средства максимально эффективно. А если средств не хватает, то просит старшего начальника «подбросить огоньку».

А теперь рассмотрим, как можно достичь максимально достоверного уровня моделирования боевых действий, к примеру, батальона в обороне, если действовать с учетом вышеописанного «разграничения прав доступа».

Предположим, что один командир батальона принял оптимальное в данной ситуации решение. Но, при этом, уровень решений его подчиненных (командиров рот, взводов, и отделений), скажем так, оставляет желать лучшего. Где-то не замаскировались, где-то не создали запасные позиции. За всем не усмотришь.

Как результат — хорошая идея (как это у нас частенько бывает) была загублена исполнителями. Только невероятные усилия могут спасти такой батальон от разгрома.

А другой комбат решение принял «средненькое». Зато его подчиненные оказались все, как на подбор — будущие Рокоссовские. Уровень их тактических замыслов настолько высок, что даже вполне «серенькое» решение командира батальона обеспечивает в итоге достойное выполнение боевой задачи. Поскольку нижестоящие командиры будут стремиться компенсировать недостаток сил и средств разнообразием и эффективностью тактических приемов.

Как это повлияет на результаты моделирования боя?

Если исходными данными для такого моделирования будут являться только решения двух комбатов (с предоставлением машине права «расставить» силы и средства подчиненных комбату командиров) — то никак. Решение комбата-1 будет, безусловно, признано лучшим. А вот если в качестве исходных данных принимать решения всей «вертикали власти» — то результат может быть абсолютно противоположным.

Поэтому оптимальным с точки зрения достоверности, будет только такой вариант моделирования боя, который будет учитывать результаты принятия решений НА ВСЕХ уровнях управления в батальоне. А также действий реальных должностных лиц в ходе управления ими своими подразделениями непосредственно в ходе боя. Ну нельзя, например, предсказать заранее, или смоделировать запросы каждого командира роты на вызов артиллерийского огня поддерживающей батареи по всем неплановым целям, выявленным непосредственно в ходе боя.

Далее. Сравнительный анализ результатов моделирования двух решений, принятых по одной исходной обстановке будет более-менее корректен лишь при условии, что «противник» в обоих вариантах будет действовать по одному «сценарию». А это вряд ли возможно, так как, такое шаблонное поведение противника — означает, что командир супостата слепой, глухой и к тому же дурак. Чего мы от него вряд ли дождемся.

Реальный (а не виртуальный) противник будет вести разведку, а следовательно — применять свои силы и средства и использовать тактические приемы наиболее отвечающие достижению его целей и соответствующие обстановки. Одним из элементов которой будут решения наших комбатов. То есть, реальный противник будет принимать свое решение с учетом решений, которые приняли наши комбаты. В обороне такой вариант для нас наиболее неприятен, но и наиболее реален.

Кроме того, наш батальон, за редким исключением, будет действовать в составе бригады. И действия соседей, предпринятые ими, в том числе в инициативном порядке (например, из опасения за свои фланги), тоже необходимо будет учитывать. А кто будет принимать решения «за того парня»?

Сама моделирующая система?

То же касается межвидового (межродового) взаимодействия. Например, в комплексе тренажеров, установленных в 5 омсбр, применение боевых вертолетов может быть виртуализировано и учтено только с места руководителя занятия. Но уже сейчас в требованиях к проведению учений от ротного и выше есть пункт, предписывающий реальное (а не виртуальное!) применение в таких учениях боевых вертолетов. Таким образом, встает вопрос о включении в систему тренажеров «Комбат» тренажеров боевых вертолетов. А в перспективе — и других боевых средств различных родов войск (служб).

И еще о человеческом факторе и совершенствовании системы моделирования боевых действий.

Опыта применения групповых тактических тренажеров у нашей армии пока практически нет никакого, но с уверенностью можно сказать, что при реализации решений (то есть математическом моделировании боевых действий на основе таких решений) вскоре будет достаточно очевидным один не очень приятный разработчикам и военным факт:

Результаты реализации одного и того же решения полностью смоделированного средствами виртуального пространства без участия людей будет разительно отличаться от результата реализации этого же решения в ходе которого за одну из сторон будут играть живые люди. И третий результат будет получен, если люди будут принимать участие в игре с обеих сторон. Редчайшие совпадения результатов будут только подтверждать общее правило.

Резюмируем: математическое моделирование боя — не есть самоцель при создании и тренажерных и боевых систем управления. Не стоит гоняться за химерой машины, которая была бы способна вырабатывать решения вместо человека, оставляя ему всего лишь возможность выбора одного из нескольких вариантов ведения боя!

Важно добиться повышения качества принятия решений самими командирами! Это цель.

Достижение которой повысит вероятность победы, как в виртуальном, так и реальном бою.

А тренажерные комплексы вообще и математическое моделирование в частности — всего лишь средства ее достижения.

Форсирование водной преграды вдоль

Но, предположим, что все необходимые факторы, необходимые для моделирования боевых действий будут в конечном итоге учтены.

С учетом этого, групповые тактические тренажеры могут быть использованы не только для проведения розыгрышей отдельных решений и боевых эпизодов. Их применение при проведении компьютерных вариантов уже не просто тактических занятий, а целых этапов учений различного уровня (РТУ, БТУ, БрТУ), на первый взгляд, кажется очевидным.

«Подводным камнем» на пути полного интегрирования систем подобного рода в боевую и командирскую подготовку современных общевойсковых соединений и воинских частей является несоответствие программных компонентов тренажерных комплексов и тех программных продуктов, которые используются (или планируются к использованию) в перспективных АСУВ тактического звена.

Да-да! В той самой Единой системе управления тактического звена (ЕСУ ТЗ), инструментарий, применяемый для отображения тактической обстановки, пока никак не состыкован с программным обеспечением, которое используется для отображения объектов в системе тренажеров «Комбат».

Комплекс, стоимостью 87 миллионов рублей, смонтирован в Алабино в рамках создания ЕСУ ТЗ. То есть ТРАНЗАС выступает в этой работе соисполнителем. Но, для того, что бы тактическая обстановка решения, принятого, например, командиром роты с использованием средств ЕСУ ТЗ была обработана тренажером — необходимо переносить ее с компьютера одной системы на компьютеры другой.

Переводя взгляд с экрана на экран.

Ручками.

Полагаю, что самих обучаемых такой способ ввода в тренажерную систему принятых ими решений обрадует мало.

Кстати, также полагаю, что очень скоро командиры в 5 омсбр поймут, что любая тактическая обстановка, над созданием которой они, используя программное обеспечение ЕСУ ТЗ, трудились несколько часов, наносится с применением программного обеспечения комплекса «Комбат» всего за несколько минут.

Но это, что называется, «полбеды».

В конце концов, время такого переноса не займет слишком много времени, благодаря разработанному специалистами «ТРАНЗАСА» способу быстрого отображения тактической обстановки (так называемые «умные знаки» ТМ).

И не так уж сложно на время занятия снять с боевых машин ЕСУ ТЗ терминалы и планшетные компьютеры и установить их в кабинах тренажеров — благо места там много. Объединив их в простенькую локальную сеть, мы можем получить тренажер не просто роты, вооруженной танками, или БМП, а комплекс для тренировки в управлении подразделением, оснащенным автоматизированной системой управления!

Но и тут не все хорошо. Как быть, например, с обменом информацией в ходе боя? Имеются в виду изменения в обстановке, которые, безусловно, будут возникать в ходе «игры». В том числе — информация об изменении положения объектов, оснащенных средствами глобального позиционирования. Как они будут передаваться от обучаемого к обучаемому?

Реальных средств на поле боя у нас нет. А система отображения динамических данных о положении объектов, предусмотренная в «Комбате», если даже и сможет передать такие данные в систему ЕСУ ТЗ, то вряд ли они будут отображаться на терминалах соответствующих должностных лиц. Это к вопросу о воспроизведении реальной ситуационной осведомленности в ходе виртуального боя.

Исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1. Использование систем групповых тактических тренажеров, безусловно, актуально для подготовки подразделений, не оснащенных средствами АСУВ тактического назначения. Их применение в практике боевой подготовки, конечно же, оправдано и послужит повышению навыков отдельных бойцов и улучшению слаженности подразделений, а также существенно повысит мастерство командиров тактического уровня при управлении подразделениями в бою.

2. Тем не менее, для полноценной работы в соединениях, имеющих, или спланированных к оснащению АСУВ, такие тренажерные системы должны иметь программное обеспечение, полностью совместимое по протоколам передачи данных, форматам их отображения и интерфейсам пользователя.

В идеальном случае, программное обеспечение, применяемое в АСУВ для боевого управления и в системе комплексных тренажеров для тренировки такого управления должно быть одинаковое!

Использование единого программного обеспечения позволит решать следующие задачи:

1. Подготовка отдельных военнослужащих и подразделений с использованием тренажерных средств. Ключевым вопросом здесь является максимально близкое по уровню интерфейсов отображение функций боевых систем (танков, БМП и т.д), а также боевых средств управления (АСУВ), которые командиры будут использовать при подготовке и входе реального боя.

2. Применение моделирующих средств программного обеспечения тренажеров для обучения командиров всех степеней принятию обоснованных и высокоэффективных решений. При этом критерием «качества» таких решений является сравнительный анализ результатов моделирования различных вариантов этих решений.

3. Применение единого ПО, (то есть того же самого, которое было использовано при обучении) в боевых управляющих системах при подготовке боя (оценка обстановки, выработка решения, постановка боевых задач, планирование боя). В том числе — моделирующих компонентов программы, которые должны быть использованы для проверки избранных вариантов решений и поиска наиболее эффективного из них.

4. Применение все того же единого ПО для сбора текущей информации и управления подразделениями непосредственно в бою.

Такой подход к дальнейшему совершенствованию тренажерных комплексов и автоматизированных систем управления войсками даст значительно больший эффект, чем применение их в том виде, в котором они существуют сейчас.

Дмитрий КАНДАУРОВ

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru