Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 4(18) за 2015 г.

В июне 2015 года председатель Комитета начальников штабов вооруженных сил США генерал Мартин Демпси (Martin E. Dempsey) представил новую редакцию Национальной военной стратегии США (The National Military Strategy of the United States of America 2015).

Председатель Комитета начальников штабов вооруженных сил США генерал Мартин Дэмпси
Председатель Комитета начальников штабов вооруженных сил США генерал Мартин Дэмпси

Этот фундаментальный документ лежит в основе всей системы военного планирования и строительства вооруженных сил США. В частности, на базе его положений формируются военная доктрина (Doctrine for the Armed Forces of the United States) и план строительства ВС США на период до 2020 года (Joint Force 2020). Соответственно, военная доктрина является основополагающим (Capstone) документом для создания различного типа руководств (Keystone, Doctrine) по ведению всех видов и форм боевых действий, боевого, технического и тылового обеспечения, подготовки кадров, информационных операций и т. д.

Вниманию читателей предлагаются основные положения Национальной военной стратегии США, изложенные председателем КНШ генералом Мартином Демпси в предисловии к документу.

Международная обстановка в сфере безопасности сегодня — самая непредсказуемая за все 40 лет моей службы. С тех пор, как в 2011 году была опубликована последняя Национальная военная стратегия, порядок в мире значительно ослабел, и наши военные преимущества начали уменьшаться. Сегодня мы одновременно сталкиваемся с многочисленными вызовами в сфере безопасности со стороны традиционных государственных сил и трансрегиональных сообществ в составе субгосударственных группировок — и все они стараются воспользоваться теми преимуществами, которые дают быстрые технологические изменения. В будущем конфликты будут возникать быстрее, длиться дольше, и происходить они будут на гораздо более сложном в техническом плане поле боя. А это будет иметь серьезные последствия для США.

В Национальной военной стратегии излагаются идеи о том, как мы будем задействовать свои вооруженные силы для защиты и продвижения наших национальных интересов. Мы должны обладать способностью быстро приспосабливаться к новым угрозам, сохраняя при этом преимущества и превосходство в сфере традиционных угроз. Успех все больше будет зависеть от того, насколько хорошо наш военный механизм поддерживает другие механизмы власти и задействует сеть наших союзников и партнеров.

В Национальной военной стратегии 2015 года снова звучит требование о повышении оперативности, о развитии инноваций и об интеграции. В ней подчеркивается необходимость глобального задействования американских вооруженных сил для формирования условий безопасности и сохранения нашей системы альянсов. Стратегия вторит прежним документам, отмечая настоятельную необходимость формировать и воспитывать в нашей профессиональной среде компетентных, сильных и последовательных лидеров.

Но там также подчеркивается, что применение военных инструментов силы против угроз со стороны государств очень сильно отличается от применения военной силы против угроз со стороны негосударственных игроков. Скорее всего, нас ждут продолжительные кампании, а не быстро разрешаемые конфликты. Управлять и сдерживать эскалацию таких конфликтов будет труднее, но гораздо важнее. А чтобы иметь механизмы защиты от непредсказуемости, обладая меньшими ресурсами, мы должны будем перестраивать свою глобальную военную концепцию и оперативно-стратегические планы.

Несмотря на трудное будущее, мы счастливы тем, что можем рассчитывать на молодых американцев, выбирающих в качестве жизненного пути военную службу, готовых жить незаурядной жизнью и защищать своих сограждан. Мы должны и дальше уделять пристальное внимание тому, чтобы у них были лучшие в мире командиры, техника и оснащение. Национальная военная стратегия Соединенных Штатов от 2015 года предлагает программу достижения этих целей.

Национальная военная стратегия от 2015 года подчеркивает необходимость противостоять ревизионистским государствам, которые бросают вызов международным нормам, а также боевым экстремистским организациям (БЭО), которые подрывают трансрегиональную безопасность. Мы взаимодействуем с союзниками и партнерами в целях сдерживания, противодействия, а в случае необходимости и разгрома потенциальных государственных противников. Одновременно мы направляем многочисленные коалиционные усилия по ослаблению, нейтрализации и уничтожению БЭО. В этих усилиях главным элементом является укрепление нашей глобальной сети союзников и партнеров. Такая комплексная стратегия требует от нас проведения согласованных действий по всему миру, осуществления институциональных реформ у себя дома, а также наращивания возможностей, потенциала и готовности одерживать победу в конфликтах, которые могут существенно различаться по размаху, масштабам и продолжительности.

I. Стратегические условия

Характерной чертой сегодняшней стратегической среды является ее сложность и быстрые изменения, приводимые в действие глобализацией, распространением технологий и демографическими сдвигами.

Ключевые факторы:

  • глобализация;
  • распространение технологий;
  • демографические сдвиги.

Глобализация влияет почти на все аспекты человеческой деятельности. Люди, продукты и информация пересекают границы с беспрецедентной скоростью и в колоссальных количествах, действуя в качестве катализатора экономического развития, и в то же время усиливая напряженность в обществе, борьбу за ресурсы и политическую нестабильность.

Главным для глобализации является распространение новых технологий, позволяющих развивать мировую информационную среду и дающих людям возможность больше видеть, больше создавать, больше обмениваться информацией и знаниями, и гораздо быстрее, чем раньше, организовываться. Частные лица и организации сегодня имеют доступ к большему объему информации, чем когда-то целые государства. Они могут стремительно объединяться и проводить какие-то действия на основе полученной информации, что порой приводит к насильственным изменениям. Между тем, государства тоже используют обмен информацией для развития собственных передовых возможностей. Когда распространение технологий касается военных систем, оно бросает вызов тем преимуществам, которыми издавна обладают Соединенные Штаты в таких областях как, скажем, раннее предупреждение и высокоточные удары.

Эти изменения усиливаются демографическими сдвигами. В Африке и на Ближнем Востоке быстро увеличивается количество молодежи, а эти регионы испытывают нехватку ресурсов, трудности в экономике и глубокий раскол в обществе. Между тем, население Европы и всей северной Азии постепенно уменьшается и стареет. Миллионы людей во всем мире перебираются из сельской местности в города в поисках работы, и там они сталкиваются с культурными различиями, отчуждением и болезнями. Они также во все больших количествах пересекают государственные границы и моря, идя на огромные риски и усиливая нагрузку на принимающие их страны.

Несмотря на эти перемены, государства остаются господствующей силой в международной системе. Они опережают всех прочих в своей способности использовать власть, концентрировать человеческие усилия и обеспечивать безопасность. Большинство государств во главе с США, их союзниками и партнерами сегодня поддерживают общепризнанные институты и процессы, нацеленные на предотвращение конфликтов, соблюдение суверенитета и прав человека. Однако некоторые государства пытаются провести ревизию ключевых аспектов международного порядка и действуют в такой манере, которая создает угрозу интересам нашей национальной безопасности.

стратегические директивы председателя КНШ по реализации Национальной военной стратегии
Стратегические директивы председателя КНШ по реализации Национальной военной стратегии

Россия вносит свой вклад в определенные сферы безопасности, такие как борьба с наркотиками и с терроризмом, однако она неоднократно демонстрировала неуважение к суверенитету соседей и готовность применять силу для достижения своих целей. Россия своими военными действиями подрывает региональную безопасность напрямую и опосредованно через своих ставленников. Эти действия являются нарушением многочисленных подписанных Россией соглашений, в которых она обязалась действовать в соответствии с нормами международного права, таких как Устав ООН, Хельсинкские соглашения, Основополагающий акт Россия–НАТО, Будапештский меморандум и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Иран также бросает стратегический вызов мировому сообществу. Он ведет работу по созданию ядерного оружия и средств его доставки, несмотря на многочисленные резолюции Совета Безопасности ООН с требованием прекратить такие усилия. Иран это государственный спонсор терроризма, подрывающий стабильность во многих странах, включая Израиль, Ливан, Ирак, Сирию и Йемен. Иран своими действиями дестабилизирует регион, принося страдания бесчисленному множеству людей, и в то же время, лишая иранский народ надежд на благополучное будущее.

Действия Северной Кореи по созданию ядерного оружия и баллистических ракет также идут вразрез с неоднократными требованиями мирового сообщества прекратить такие усилия. Эти силы и средства создают прямую угрозу соседям Северной Кореи, особенно Южной Корее и Японии. Со временем они будут угрожать и территории США. Кроме того, Северная Корея осуществляет кибератаки, нанося среди прочего значительный ущерб американским корпорациям.

Мы поддерживаем усиление Китая и призываем его стать партнером в укреплении международной безопасности. Однако действия Китая ведут к усилению напряженности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Например, его притязания почти на все Южно-Китайское море противоречат нормам международного права. Мировое сообщество продолжает призывать Китай решать такие вопросы в сотрудничестве с другими странами и без мер принуждения. Китай в ответ на это активно проводит расширение и освоение прибрежной полосы, что позволит ему размещать военные силы вдоль важных международных морских путей.

Считается, что ни одна из этих стран не стремится к прямой военной конфронтации с США или с нашими союзниками. Тем не менее, каждая из них представляет серьезную угрозу безопасности, против чего коллективно борется международное сообщество, проводя общую политику, обмениваясь информацией и координируя свои действия.

В рамках этих усилий мы по-прежнему намерены сотрудничать со всеми странами, передавая им наши ценности, продвигая транспарентность и снижая потенциал просчетов. Соответственно, мы будем и дальше прилагать усилия по налаживанию содержательных военных отношений с Китаем, и мы по-прежнему готовы сотрудничать с Россией в вопросах, представляющих взаимный интерес, одновременно призывая обе страны к мирному разрешению своих споров в соответствии с нормами международного права.

Боевики ИГИЛ
Боевики ИГИЛ

Наряду с вызовами со стороны государств мы сталкиваемся с боевыми экстремистскими организациями (БЭО), которые возглавляют «Аль-Каида» и «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Эти организации стремятся к ослаблению трансрегиональной безопасности, особенно на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Такие группировки деятельно занимаются радикализацией населения, распространением насилия и террора, навязывая свои представления об организации общества. Они сильнее всего там, где слаба государственная власть, и они эксплуатируют людей, оказавшихся в западне неустойчивых и несостоятельных государств. Во многих местах БЭО сосуществуют с транснациональными преступными организациями, которые занимаются незаконной торговлей и распространением коррупции, еще больше ослабляя безопасность и стабильность.

В этой сложной среде стратегической безопасности вооруженные силы США не могут расслабляться, сосредотачиваясь на решении одной проблемы в ущерб остальным. Они должны обладать полным набором вариантов военных действий в борьбе с ревизионистскими государствами и БЭО. Неспособность использовать такой комплекс мер приведет к усилению рисков для нашей страны и для международного порядка.

II. Обстановка в сфере безопасности

Соединенные Штаты — это самая сильная нация в мире, имеющая уникальные преимущества в технологиях, энергетике, в вопросах альянсов и партнерств, а также в сфере демографии. Однако эти преимущества зачастую оспариваются.

Последние десять лет наши военные кампании состояли в основном из операций против насильственных экстремистских группировок и объединений. Но сегодня и в обозримом будущем мы должны уделять больше внимания тем вызовам, которые бросают нам государственные игроки. У них все чаще появляется возможность оспорить региональную свободу передвижения и создать угрозы нашей стране. Особую обеспокоенность вызывает распространение баллистических ракет, высокоточного оружия, беспилотных систем, космических и кибернетических сил и средств, а также оружия массового уничтожения. Все это предназначено для противодействия военным преимуществам США и для ограничения доступа к общему достоянию человечества.

Новые технологии оказывают свое воздействие на расчеты в вопросах сдерживания и урегулирования конфликтов, усиливая неопределенность и сокращая пространство для принятия решений. Например, нападение на наши системы связи и обнаружения может произойти без предупреждения, а это негативно отразится на наших возможностях по оценке обстановке, налаживанию взаимодействия и связи, и по реагированию. В результате будущие межгосударственные конфликты могут стать непредсказуемыми, дорогостоящими и с трудом поддающимися контролю.

БЭО также используют преимущества новых технологий, посредством информационных инструментов распространяя свою пагубную идеологию, вербуя новобранцев и подстрекая к насилию, а также преувеличивают силу и мощь своих движений. Они рекламируют собственные действия, чтобы вызвать страх у своих противников и заручиться поддержкой своему делу. Они применяют самодельные взрывные устройства, пояса смертников и специально приспособленные кибернетические инструменты, сея страх и стремясь обрести еще более мощные средства, включая оружие массового уничтожения.

Сегодня вероятность участия США в межгосударственной войне с крупной державой оценивается как низкая, но она увеличивается. Если такая война произойдет, ее последствия будут колоссальными. БЭО, напротив, создают прямую и непосредственную угрозу трансрегиональной безопасности, объединяя вполне доступные технологии со своей экстремистской идеологией. Существует область конфликта, в которой пересекается государственное и негосударственное насилие. Его участники объединяют и смешивают методы, силы, средства и ресурсы, чтобы достичь своих целей. В таких «гибридных» конфликтах могут участвовать военные, отрицающие свою причастность к государству, как это сделала Россия в Крыму. А БЭО могут применять зачаточные элементы общевойскового боя, что ИГИЛ продемонстрировал в Ираке и Сирии. В гибридных конфликтах могут также участвовать государственные и негосударственные игроки, совместно добивающиеся общих целей и применяющие богатый арсенал оружия, что мы наблюдаем на востоке Украины. Гибридные конфликты обычно усиливают неопределенность и двойственность, усложняют принятие решений и замедляют взаимодействие, направленное на осуществление эффективных ответных действий. Поскольку агрессор в этих случаях обладает указанными преимуществами, велика вероятность, что такая форма конфликта сохранится надолго.

III. Комплексная военная стратегия

Военная доктрина США
Военная доктрина США

Цель американских вооруженных сил — защита нашей нации и достижение побед в наших войнах. Мы делаем это посредством военных действий по защите территории своей страны, создавая систему глобальной безопасности, проецируя силу и решительно одерживая победы. Наша армия подкрепляет дипломатическую, информационную и экономическую деятельность, направленную на продвижение наших непреходящих национальных интересов. Как показывает Стратегия национальной безопасности 2015, к числу наших непреходящих национальных интересов относятся следующие:

  • безопасность США, их граждан, американских союзников и партнеров;
  • сильная, инновационная и развивающаяся американская экономика, живущая в открытой международной экономической системе, которая способствует созданию благоприятных возможностей и процветанию;
  • соблюдение универсальных ценностей у себя дома и во всем мире;
  • основанный на правилах международный порядок, обеспечиваемый под руководством США и направленный на укрепление мира и безопасности;
  • создание благоприятных возможностей путем укрепления сотрудничества в целях противостояния глобальным вызовам.

Из непреходящих национальных интересов вытекают интересы национальной безопасности, которыми руководствуются вооруженные силы США, расставляя приоритеты в своих задачах. К числу интересов национальной безопасности относятся следующие: выживание нации, предотвращение катастрофических нападений на территорию США, безопасность мировой экономической системы, безопасность, доверие и надежность наших союзников, защита американских граждан за рубежом, а также сохранение и распространение универсальных ценностей. Руководствуясь интересами национальной безопасности, военное командование дает рекомендации о том, когда и где наша страна должна использовать военную силу, какого типа силы следует применить, в каком количестве и с какими затратами.

Чтобы обеспечить эти интересы, в Национальной военной стратегии разработан комплексный подход, состоящий из трех общенациональных военных целей: сдержать государственного противника, не дать ему достичь своих целей и разгромить его; подорвать, ослабить и уничтожить БЭО; укрепить наше глобальное сообщество союзников и партнеров. Для достижения этих целей вооруженные силы США проводят скоординированные операции по всему миру, осуществляют реформы институтов у себя дома, наращивают боевой потенциал, силы, средства и повышают боеготовность, необходимую для обеспечения победы в конфликтах, которые могут существенно различаться по размаху, силе и продолжительности.

Эти общенациональные военные цели лежат в основе директивы по планированию строительства вооруженных сил, изложенной в Четырехлетнем прогнозе министерства обороны от 2014 года. Там говорится, что нашей нации нужны такие вооруженные силы, которые обладают силами, средствами, способностями и готовностью для того, чтобы одновременно защищать территорию страны, проводить продолжительные и многочисленные контртеррористические операции, сдерживать агрессию сразу в нескольких районах, а также давать гарантии защиты союзникам посредством передового военного присутствия и сотрудничества с ними. Если политика сдерживания потерпит неудачу, наши вооруженные силы в любой момент смогут разгромить регионального противника в ходе крупномасштабной и поэтапной военной кампании, одновременно не давая добиться своих целей другому агрессору в другом регионе — или вынуждая его нести неприемлемые затраты.

А. Сдерживание, недопущение и разгром государственного противника

Вооруженные силы США — самые выдающиеся в мире. Они обладают возможностями для осуществления широкого круга действий по защите страны и наших интересов, и по обеспечению безопасности наших союзников. Американские вооруженные силы сдерживают агрессию, обладая надежным и грозным ядерным арсеналом, который является безопасным и эффективным. Они проводят операции и осуществляют военные действия с передовых баз. У них есть регулярные войска, национальная гвардия и силы резерва, готовые к развертыванию и ведению боевых действий достаточного для выполнения задач масштаба и продолжительности. Силы передового базирования, действующие во всем мире на ротационной основе, регулярно демонстрируют свою способность и готовность к действиям. Если агрессию не удается предотвратить методами сдерживания, американские военные готовы перебросить войска в любую точку земного шара и методом устрашения не дать противнику добиться своих целей, либо решительно разгромить любого, кто угрожает Соединенным Штатам Америки, нашим национальным интересам, нашим союзникам и партнерам.

Сдерживание прямого нападения на Соединенные Штаты и на наших союзников — это первоочередная задача. Она требует наличия оборонительных сил и средств на территории США и в регионах, а также их привязки к обычным и ядерным ударным силам и средствам. Стратегические силы США находятся в состоянии постоянной готовности. Оборона США усилена за счет соглашения с Канадой о Командовании воздушно-космической обороны североамериканского континента и тесного сотрудничества с министерством национальной безопасности. Эти партнерства, созданные с целью обороны территории США, усилены дополнительными инвестициями в кибернетические силы и средства, которые призваны защищать жизненно важные сети и инфраструктуру.

В случае начала агрессии первоочередной задачей становится не дать противнику достичь своих ближайших целей. Для этого особое значение придается передовым силам повышенной готовности, а также хорошо подготовленным и оснащенным силам, находящимся дома. Огромное внимание уделяется надежности и устойчивости системы тылового обеспечения, транспортной инфраструктуре, объединенной разведке, мощным сетям связи, а также взаимодействию и оперативной совместимости с союзниками и партнерами. Своевременное совместное общевойсковое планирование и взаимодействие также будут использоваться для выработки целостных вариантов действий, которые сводят воедино все элементы национальной военной мощи.

Если какой-то игрок напрямую нападет на Соединенные Штаты или посягнет на наши интересы, американские вооруженные силы предпримут действия по защите нашей страны. Мы готовы направить силы куда угодно, чтобы остановить агрессию и одержать победу в наших войнах за счет решительного разгрома противника. Мы предпочитаем взаимодействовать с другими, но если того потребует ситуация, мы будем действовать самостоятельно. В случае нападения вооруженные силы США в ответ нанесут такой сокрушительный урон противнику, что вынудят его прекратить военные действия или лишат его всякой возможности для продолжения агрессии. Для войны против крупного противника потребуется полная мобилизация всех сил и средств национальной военной мощи, и в этих целях Соединенные Штаты содержат все виды вооруженных сил и рода войск, которые включают сильный резерв и национальную гвардию. Это обеспечивает ту глубину сил и средств, которая необходима для победы и одновременного сдерживания других угроз.

Б. Подрыв, ослабление и уничтожение БЭО

Сегодня Соединенные Штаты возглавляют обширную международную коалицию, которая борется с БЭО, оказывая на них мощное давление во многих регионах мира.

Эти усилия прилагаются в увязке со всеми элементами национальной военной мощи и международных партнерств. Они направлены на срыв процесса планирования и проведения операций БЭО, на ослабление их структур обеспечения, на устранение руководства, воспрепятствование финансовым операциям и наплыву иностранных боевиков, на противодействие подрывному влиянию, освобождение захваченных территорий и в конечном счете на их уничтожение. Обеспечивая такие усилия, мы широко распределяем американские военные силы и средства, применяем интегрированную в мировом масштабе систему командования и управляем процессами, позволяющими проводить трансрегиональные операции.

Для продолжения военных кампаний против БЭО крайне необходимы надежные региональные партнеры. Американские вооруженные силы предоставляют для этого элитные боевые подразделения, вспомогательную технику и технологии, а также осуществляют обучение местных партнеров, которые обеспечивают основную часть сил, необходимых для освобождения и защиты их территорий. Обычно это продолжительные кампании. Поэтому их следует проводить комплексно, в политической, финансовой и военной сфере, действуя с учетом будущих потребностей и оптимально используя силу коалиций, что мы демонстрируем в Афганистане и Ираке.

В Афганистане США и наши партнеры по НАТО объединили усилия с правительством национального единства, чтобы обеспечить безопасность в рамках операции «Решительная поддержка», работая над созданием долговременного контртеррористического партнерства. Точно так же и в Ираке обширная коалиция из 60 с лишним стран оказывает содействие в обеспечении безопасности, в обучении, воздушных перебросках, а также осуществляет ударную поддержку в борьбе с ИГИЛ.

Для разгрома БЭО также необходимо понять связь между такими группировками и транснациональными преступными организациями. Более полное понимание этих взаимоотношений позволит нам останавливать незаконное финансирование, потоки оружия и боевиков, которые попадают в разрываемые конфликтами регионы. Эти знания также позволят нам взаимодействовать с правоохранительными органами, чтобы эффективнее защищать нашу страну от террористов.

Чтобы уничтожить БЭО, в конечном итоге нужно обеспечить безопасность и экономические возможности населению, находящемуся в зоне риска. Такие кампании против БЭО требуют от наших военных оказывать помощь местным властям в искоренении первопричин конфликта во взаимодействии с другими американскими ведомствами и международными организациями. В рамках таких усилий вооруженные силы США регулярно предоставляют гуманитарную помощь и помощь при массовых бедствиях, цель которой — уменьшить страдания людей и возродить надежду.

Штаб квартира НАТО
Штаб квартира НАТО

В. Укрепление глобального сообщества союзников и партнеров

Глобальная сеть союзников и партнеров Америки — уникальная сила, создающая основы международной безопасности и стабильности. Такие партнерства также способствуют росту благосостояния во всем мире, от чего выигрывают все страны.

В будущем вооруженные силы США с союзниками и партнерами продолжат защищать и продвигать общие интересы. Мы будем сохранять наши альянсы, расширять партнерства, поддерживать глобальное стабилизирующее присутствие, проводить учения и тренировки, осуществлять сотрудничество в сфере безопасности и между военными. Такая деятельность наращивает потенциал и возможности партнеров и тем самым совершенствует наши коллективные способности сдерживать агрессию и побеждать экстремистов.

Присутствие американских вооруженных сил в ключевых географических точках мира укрепляет международный порядок и создает благоприятные возможности для взаимодействия с другими странами. Вместе с этим, данные силы можно использовать для действий в кризисных ситуациях. Поэтому мы будем продвигаться вперед, перемещая баланс сил в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, размещая и наращивая на этом крайне важном театре свои самые передовые силы и средства. Мы будем укреплять наши альянсы с Австралией, Японией, Южной Кореей, Филиппинами и Таиландом. Мы будем углублять наши отношения в сфере безопасности с Индией и укреплять наши партнерства с Новой Зеландией, Сингапуром, Индонезией, Малайзией, Вьетнамом и Бангладеш. Эти усилия крайне важны для поддержания регионального мира и усиления потенциала противоракетной обороны, кибербезопасности, безопасности на море и помощи при стихийных бедствиях и катастрофах.

В Европе мы будем непреклонно сохранять и поддерживать свои обязательства перед союзниками по НАТО. Североатлантический альянс предоставляет жизненно важные гарантии коллективной безопасности и обладает стратегической значимостью в деле сдерживания конфликтов, особенно в свете агрессии России на его периферии. Американская операция «Атлантическая решимость», наши заверения союзников в Европе, натовский «План повышения готовности» и многочисленные действия, учения и меры, содержащиеся в них, подчеркивают нашу преданность альянсу, солидарность и единство с ним, а также служат делу укрепления безопасности. Мы будем и дальше поддерживать наших партнеров по НАТО в деле совершенствования оперативной совместимости с американскими вооруженными силами и обеспечения собственной обороны.

На Ближнем Востоке мы в полной мере поддерживаем безопасность Израиля и сохраняем верность концепции его качественного военного превосходства. Мы помогаем и другим важным партнерам в этом регионе в деле укрепления оборонного потенциала. Среди них такие страны как Иордания, Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Бахрейн, ОАЭ, Египет и Пакистан. Кроме того, мы стремимся к укреплению институтов в странах Африки, которые нацелены на усиление стабильности, наращивание миротворческого потенциала и противодействие трансрегиональному экстремизму. Вооруженные силы США также поддерживают межведомственные усилия Латинской Америки и стран Карибского бассейна по укреплению региональной стабильности и противодействию транснациональным преступным организациям.

Совместная боевая подготовка и учения повышают готовность наших союзников и партнеров, а также способность к взаимодействию и оперативную реакцию вооруженных сил США. Имея таких передовых партнеров, как НАТО, Австралия, Япония и Корея, мы на своих учениях выполняем такие сложные задачи, как обеспечение доступа к оспариваемой территории, а также сдерживание и реагирование на гибридные конфликты. С другими партнерами в ходе боевой подготовки мы сосредотачиваем внимание на совершенствовании навыков в таких вопросах, как борьба с терроризмом, миротворчество, помощь при бедствиях, поддержка правоохранительных органов и поисково‑спасательные действия.

Сотрудничество в сфере безопасности составляет основу наших усилий по обеспечению стабилизирующего присутствия на передовых театрах. Эта деятельность позволяет налаживать отношения, служащие общим интересам безопасности. Она также позволяет развивать военный потенциал самообороны и оказывать поддержку в проведении многонациональных операций. Посредством такого сотрудничества мы осуществляем взаимодействие с другими американскими ведомствами и партнерами в целях формирования уважения к культуре и традициям других народов и укрепления отношений, укрепляющих региональную стабильность.

Г. Проведение глобально интегрированных операций

Проведение интегрированных операций требует наличия объединенных сил и средств, способных к оперативной и решительной переброске в любой район земного шара. Как указывается в стратегическом документе «Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 (Концепция совместных операций: объединенные силы 2020), глобально интегрированные операции включают восемь ключевых компонентов:

  • Объединенное командное руководство операцией.
  • Овладение, удержание и использование инициативы.
  • Глобальная мобильность.
  • Партнерство, гибкость в создании объединенных сил.
  • Совершенствование взаимодействия во всех сферах, дающих повышение эффективности.
  • Использование маневренных и малозаметных сил и средств.
  • Развитие ситуационной осведомленности с целью минимизации непреднамеренных последствий.
  • Глобальное тыловое и транспортное обеспечение, защищенная связя, а также комплексная объединенная разведка, сбор информации и рекогносцировка, проводимая совметсно с партнерами.

Проводя глобально интегрированные операции, вооруженные силы США работают в тесном взаимодействии с зарубежными партнерами и другими американскими ведомствами, вырабатывая для нашей страны стратегические варианты действий. При этом военное командование следующим образом расставляет приоритеты в военных задачах, давая рекомендации руководству страны:

Концепция строительства ВС США на период до 2020 года
Концепция строительства ВС США на период до 2020 года

Поддержание безопасных, надежных и эффективных сил ядерного сдерживания. Стратегические силы США находятся в состоянии высочайшей боевой готовности и всегда готовы отреагировать на угрозы нашей стране и нашим жизненно важным интересам. Соответственно, мы вкладываем средства для поддержания и совершенствования нашего ядерного комплекса. Мы и дальше будем выполнять положения «Обзора американской ядерной доктрины» от 2010 года (2010 Nuclear Posture Review) и Договора СНВ‑3 от 2011 года, обеспечивая при этом потребности нашей национальной обороны. Параллельно с этим мы укрепляем наш потенциал управления стратегическими и региональными ядерными силами.

Обеспечение защиты территории страны. Новые силы, средства и возможности, появляющиеся у государственных и негосударственных игроков, создают разнообразные и прямые угрозы нашей стране. В связи с этим мы стремимся пресекать подготовку к нападению из-за рубежа, создавать защиту от ограниченного нападения с применением баллистических ракет и защищать наши кибернетические системы и объекты физической инфраструктуры. К ключевым элементам внутреннего оборонительного потенциала относятся: надежные системы обнаружения и оповещения космического и наземного базирования; комплексная архитектура сбора, анализа и распространения разведывательной информации; силы перехвата наземного базирования; кибернетические силы; а также боеготовые наземные, воздушные и военно-морские силы. Мы также используем потенциал внутренних и региональных партнерств для совершенствования обмена информацией и объединения усилий. Все эти силы и средства позволят лучше защитить нас как от высокотехнологичных угроз, так и от террористической опасности.

Разгром противника. В случае нападения на Соединенные Штаты или на одного из наших союзников вооруженные силы США совместно с союзниками и партнерами перебросят силы и средства во множество точек земного шара в целях решительного разгрома противника и принудят его прекратить военные действия или лишат его всякой возможности для продолжения агрессии.

Обеспечение глобального стабилизирующего присутствия. Присутствие вооруженных сил США в ключевых местах по всему миру лежит в основе безопасности наших союзников и партнеров, обеспечивает стабильность, способствующую экономическому росту и региональной интеграции, и позволяет объединенным силам проводить неотложные действия в кризисной обстановке.

Борьба с терроризмом. Терроризм — тактика, которую применяют БЭО для продвижения своих интересов. Оптимальный способ противостоять БЭО заключается в оказании на них неустанного давления с применением местных сил, усиленных специализированными военными элементами американских и коалиционных войск, такими как разведка и наблюдение, высокоточные удары, боевая подготовка и материально-техническое обеспечение. Контртеррористические операции также предусматривают координацию усилий с другими американскими ведомствами и совместную работу по противодействию и устранению угроз территории США.

Противодействие оружию массового уничтожения. Ядерное, химическое и биологическое оружие создают чрезвычайную опасность. Оно может дать в руки небольшой группе людей разрушительный потенциал ужасающей мощи. Таким образом, борьба с оружием массового уничтожения на максимальном удалении от нашей страны является ключевой задачей вооруженных сил США. В этих целях мы объединяемся с международными, зарубежными и американскими ведомственными партнерами в целях обнаружения, отслеживания, перехвата, обеспечения безопасного хранения и уничтожения оружия массового уничтожения, его компонентов, а также средств и объектов, необходимых для его изготовления, делая это везде, где такое возможно.

Не дать противнику добиться своих целей. Для достижения наших целей нам крайне важно лишить противника возможностей достичь своих целей или причинить ему неприемлемые издержки. В этом плане большое значение приобретает поддержание боеготовых сил передового базирования, хорошо обученных и оснащенных сил внутреннего базирования, надежной транспортной инфраструктуры с соответствующими силами и средствами, работоспособной и хорошо защищенной системы связи с союзниками и партнерами. Все это в комплексе дает возможность сдержать кризис еще до его эскалации.

(Окончание в следующем номере)

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru