Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 1(15) за 2015 г.

В Москве 16-17 апреля 2015 года прошла IV Московская конференция по международной безопасности. В форуме приняли участие представители военных ведомств более чем из 70 государств, а также делегаты от 6 международных организаций. В день открытия форума министр обороны РФ Сергей Шойгу провел с коллегами из других государств более 10 двусторонних встреч, в ходе которых обсуждались актуальные вопросы военного и военно-технического сотрудничества. Участники встречи обсудили ключевые угрозы глобальной безопасности и возможные направления сотрудничества по противодействию им.

Ниже публикуем выступления некоторых участников форума.

Выступление Министра обороны Российской Федерации генерала армии Шойгу С.К.

Уважаемые дамы и господа!

2015 год знаменателен 70-летием Великой Победы – событием исторической важности.

Именно Советскому Союзу принадлежит решающая роль в разгроме нацизма. Но мы никогда не делили Победу на свою и чужую.

С уважением относимся к вкладу всех народов, которые плечом к плечу с советскими солдатами сражались с коричневой чумой и милитаризмом в Европе и Азии. Помним и о помощи союзников в этой борьбе.

Мы, как и подавляющее большинство стран, будем свято чтить память о тех, кто отдал жизнь за освобождение Европы от фашистского порабощения.

Хотел бы выразить благодарность руководству и народам государств, которые бережно относятся к памятникам героям войны и захоронениям советских солдат.

Сегодня важно объединить усилия в борьбе против любых попыток героизации нацизма, реанимации идеологии фашизма и милитаризма, распространения ксенофобии и расизма.

Наш общий долг – не допустить новых трагедий. Нам не нужны войны, нам не нужны потрясения. Нам нужен мир для решения созидательных задач.

Уважаемые коллеги!

Нас беспокоит, что конструкция стабильности, выстроенная после Второй мировой войны, даёт крен.

Ряд стран, посчитавших себя победителями в холодной войне, пытаются навязывать свою волю другим.

Они произвольно трактуют базовые нормы международного права, широко применяют двойные стандарты, бесцеремонно вмешиваются во внутренние дела суверенных государств, в том числе с применением силы.

Односторонние решения в сфере обеспечения военной безопасности, планы достижения абсолютного силового превосходства идут вразрез с законными интересами других государств, являются губительными для глобальной стабильности.

Феномен «цветных революций» продолжает развиваться и приобретает глобальный характер. Именно об этом мы предупреждали на прошлой Московской конференции.

Попытки организации так называемой «революции зонтиков» в Гонконге, расшатывания обстановки в Венесуэле – всё это звенья той же самой цепи.

И, разумеется, крупнейшая трагедия в череде «цветных революций» – Украина.

Здесь особо подчеркну, что в стремлении привлечь Киев в свою орбиту США и их ближайшие союзники перешли все мыслимые «черты», что не могло не вызвать нашей реакции. В результате антиконституционной смены власти страна была ввергнута в гражданскую войну.

В качестве ответа на такие события народ Крыма подавляющим большинством сделал свой законный выбор в пользу возвращения в Россию. При этом реализовал законное закрепленное в ст.1 Устава ООН право наций на самоопределение.

Предлагаю вдуматься в то, что произошло на Украине. Крым мирным путем, без единого выстрела принял решение связать свою дальнейшую судьбу с Россией.

В то же время силовое насаждение «европейского выбора» Киевом уже унесло жизни более 6 тыс. человек! Сколько ещё нужно жертв, чтобы заставить украинцев на юго-востоке страны почувствовать себя «европейцами»?

В последнее время западные партнеры гневно обвиняют Россию в «попрании» европейских границ, якобы первом со времен Второй мировой войны. Их память коротка. Видимо, присвоенный себе образ «миротворцев» не позволяет вспомнить о варварских бомбежках и планомерном расчленении Югославии. Эта страна стала лабораторией для Запада по разработке средств и методов развала суверенного государства.

Особенно иезуитски, без каких-либо народных волеизъявлений и уважения к международному праву был устроен выход Косово из состава Сербии.

Затем последовало военное вторжение западного альянса в Ирак в 2003 году и бомбардировки Ливии в 2011 году, в результате которых были разрушены государства и на долгие годы дестабилизированы целые регионы. Поэтому вряд ли у сегодняшних ярых критиков действий России в Крыму есть моральное право обвинять нас в нарушении норм международного права.

Кризисная ситуация сложилась в отношениях России и стран Европы.

Не удаётся создать единое пространство мира, безопасности и стабильности в Евро-Атлантике. Выдвинутая нашей страной идея заключения Договора о европейской безопасности не поддерживается.

Вместо этого продолжают навязываться отжившие свой век схемы Договора об обычных вооружённых силах в Европе. А другие соглашения, призванные укреплять доверие в военной области между европейскими государствами – Венский документ и Договор по открытому небу, – не выполняют своего предназначения.

Доверие, в которое мы долгие годы инвестировали усилия и инициативы, подорвано. С нами стали разговаривать языком санкций.

Обострилась информационная война, в которой ложь и клевета в отношении нашей страны и её Вооружённых Сил стали обыденным делом.

В средствах массовой информации многие европейские государства раскручивают тезисы о необходимости сдерживания России, «росте российской военной угрозы», которая якобы требует «неотложной реакции» НАТО.

Предпринимаются попытки втянуть в антироссийскую кампанию страны Азии и Латинской Америки.

В качестве самоцели некоторыми западными странами объявлена «международная изоляция» нашей страны. Тезис предельно прост: либо вы с нами в борьбе с Россией, либо вы против нас.

Заметно активизировались попытки стран НАТО, в первую очередь США, усилить влияние на постсоветском пространстве. Для достижения своих интересов Вашингтон и его ближайшие союзники используют разнообразный набор средств – посулы выгодных инвестиций, гранты, безвозмездную военно-техническую помощь.

Обвиняя Россию в «аннексии» Крыма и вмешательстве в украинские дела, западные эмиссары пугают наших соседей и партнёров, что те будут следующими «жертвами агрессии Москвы».

Главная цель – оторвать от России государства, связанные с ней культурной и исторической связью.

«Всепогодный» механизм Совета Россия-НАТО не работает из-за односторонних решений блока о замораживании контактов с Россией. Взаимодействие между военными не осуществляется.

Альянс отбросил пропагандистские клише прошлых лет о своей нацеленности на сотрудничество с Россией. Страны НАТО активно стремятся к захвату геополитического пространства, последовательно наращивая военный потенциал в Восточной Европе, приближаясь к российским границам.

Географическая сосредоточенность районов их учений – исключительно восточный фланг альянса и Арктический регион – является свидетельством антироссийской направленности.

Неядерные страны НАТО привлекаются к учениям по применению американского тактического ядерного оружия, размещённого в ряде европейских государств.

О таком нарушении духа и буквы Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) уместно подчеркнуть в преддверии начинающейся через несколько дней Обзорной конференции ДНЯО, где будут подведены итоги работы стран – участниц этого Договора.

Хотелось бы напомнить активистам «совместного управления ядерным оружием» в НАТО о последствиях безудержного стремления к военному доминированию.

6-го и 9-го августа мир будет вспоминать тех, кто 70 лет назад погиб в результате ядерной бомбар­дировки Хиросимы и Нагасаки – единственного случая применения ядерного оружия в истории человечества.

Остаётся только гадать, какие последствия для Европы имела бы подобная ретивость в отношении использования ядерного оружия, появись оно у американской армии несколько раньше.

Наши прогнозы развития глобальной системы противоракетной обороны США, высказанные на Московской конференции в 2012 году, оправдываются.

Мы подтверждаем, что воплощение в жизнь американской архитектуры ПРО несёт угрозу стратегической стабильности.

В то же время дискуссии в натовских странах об оправданности развёртывания глобальной ПРО практически утихли.

Кроме того, в глобальную ПРО США включаются новые региональные сегменты – теперь в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Сегодня очевидно, что выдуманные США и странами альянса ракетные угрозы со стороны Тегерана оказались блефом. Даже после прорывных решений по иранской ядерной программе ни у кого не возникает иллюзий о возможности пересмотра американо-натовских планов по ПРО.

Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу
Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу

Уважаемые коллеги!

Вызовы и угрозы миру, как смертоносные вирусы, мутируют, развиваются и распространяются по всей планете.

Прежде всего это относится к оружию массового уничтожения и средств его доставки, международному терроризму, неконтролируемому трафику оружия, незаконному обороту наркотиков, киберпреступности и многому другому.

Хотелось бы несколько слов сказать о росте террористических угроз.

Жизнь подтвердила пагубность действий тех государств, которые создают и поощряют террористические группировки для решения своих задач. В дальнейшем такие организации выходят из-под контроля своих покровителей и превращаются во всеобщую проблему безопасности.

Так было в Афганистане, когда поощрялся Талибан, ставший затем колыбелью формирования «Аль-Каиды». Подобный опыт повторился в Ливии, Сирии и Ираке. Террористы из «Исламского государства» даже создают квазигосударственное образование.

Считаем крайне опасным заигрывание с террористами. Нельзя спокойно смотреть на то, как из различных стран уезжают новобранцы для армии «Исламского государства», и при этом не задумываться, что будет, когда через некоторое время опытные боевики вернутся домой. О такой опасности мы предупреждали европейских коллег несколько лет назад. Недавние печальные события во Франции, Канаде, Дании подтвердили нашу тревогу.

Международным силам содействия безопасности в Афганистане не удалось справиться с поставленной задачей.

Терроризм в этой стране не искоренён, а наркопотоки выросли. Все это представляет реальную угрозу соседним с Россией государствам, в первую очередь нашим союзникам в Центральной Азии.

В этой связи мы продолжим оказание серьёзной поддержки Таджикистану вооружением и военной техникой, а также укреплять наш форпост в этой стране – российскую военную базу.

Уважаемые коллеги!

Логика развития между­народной обстановки свидетельствует, что найти ответы на современные вызовы и угрозы можно только сообща.

Убеждены, что большинство современных кризисов поддаётся урегулированию политико-дипломатическими методами.

Примеры тому – ликвидация химического оружия в Сирии, договорённости по ядерной программе Ирана.

Считаем, что сегодня особо востребован профессиональный и откровенный диалог военных специалистов, которые в конструктивной и равноправной атмосфере могли бы обменяться мнениями о путях прекращения вооружённого противостояния в наиболее горячих точках планеты.

При этом полагаем, что во главу угла должны быть поставлены военно-политические интересы региональных игроков, а не амбиции тех, кто рассматривает мир исключительно через призму собственной исключительности.

Мы действительно живём в переломный момент истории. Именно нам определять параметры миропорядка. Конечно, можно продолжать существовать в условиях конфронтации, диктата силы, игнорирования международного права и национальных интересов государств.

Но мы предлагаем другой путь – путь многостороннего взаимодействия, основанного на принципе равной и неделимой безопасности.

Нам нужно найти такие решения сложных проблем международной безопасности, которые бы опирались на баланс интересов и компромиссы.

Эти слова подкреплены солидными инициативами, реализация которых позволила бы смягчить напряжённость и укрепить глобальную и региональную безопасность.

Так, выход из ситуации с европейской ПРО заложен в идеях Президента России В.В.Путина о создании нестратегической противоракетной обороны в Европе.

Напомню, что российское предложение предусмат­ривало создание экономически осуществимой системы ПРО, масштабы, структура и возможности которой были бы соразмерны рискам, с которыми сталкивается Европа.

Другой пример – обеспечение стабильности в Азиатско-Тихоокеан­ском регионе. В 2013 году Россия совместно с Китаем и Брунеем предложила план действий по формированию там новой архитектуры безопасности.

Оборонные ведомства обладают большим потенциалом влияния на глобальную и региональную стабильность. Речь могла бы идти об укреплении взаимопонимания и доверия путём регулярных контактов и диалога, включая развитие действующих многосторонних консультативных механизмов.

Нынешняя конференция – хороший пример такого взаимодействия.

Многообещающие перспективы в этом контексте имеет сотрудничество по вопросам военно-морской безопасности, миротворческой деятельности, военной медицины, противодействия новым вы­зовам и угрозам, в первую очередь терроризму. Это только несколько предложений.

Уверен, что в ходе конференции будут высказаны и другие идеи, направленные на укрепление мира.

Несмотря на попытки некоторых западных руково­дителей изолировать Россию, «наказать» нас за независимую политику и защиту соотечественников, мы не намерены закрываться.

Готовы к широкому взаимодействию с партнёрами во всем мире – в Европе, Азии, Африке, Америке.

Президент России В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию чётко подтвердил: конфронтация и самоизоляция – это не наш выбор.

Рассчитываем, что плодотворные дискуссии, которые пройдут сегодня, позволят сделать ещё один шаг к построению стабильного и прочного мира, основанного на принципах безопасности.

Благодарю за внимание.

Выступление начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генерала армии Герасимова В.В.

Уважаемые дамы и господа!

Нельзя не признать, что за прошедший год обстановка в мире претерпела значительные изменения, которые носят далеко не позитивный характер.

Стремительно нарастает и уже начинает принимать глобальный масштаб угроза терроризма в регионах Африки, Ближнего Востока и Центральной Азии.

Как ни парадоксально это звучит, но теперь и цивилизованная Европа стала еще одним очагом нестабильности вследствие разразившегося украинского кризиса.

Принципиальная и независимая позиция Российской Федерации по урегулированию ситуации на Украине была воспринята США, их союзниками по НАТО и Евросоюзом как проявление нашим государством «недозволенной» самостоятельности в отстаивании национальных интересов. Стремясь «поставить Россию на место», страны Запада оказывают политическое и экономическое давление на нашу страну. Наращивается военный потенциал Организации Североатлантического договора, нарастает напряженность, как в Европе, так и в мире в целом.

В этой связи все чаще многие политики и эксперты утверждают – произошло внезапное, стремительное разрушение мирового порядка.

Действительно, мы являемся свидетелями того, что выстроенные на протяжении многих лет механизмы глобальной и региональной безопасности сегодня просто перестают работать.

В то же время нельзя согласиться с тем, что все это случилось неожиданно. Существующие системные проблемы международной безопасности зародились не год и не два назад, а еще в начале 90-х годов прошлого столетия с разрушением созданной по итогам Второй мировой войны биполярной системы мироустройства вследствие распада СССР.

Посчитав себя «победителями» в «холодной войне» США решили перекроить мир исключительно под себя. Стремясь к абсолютному доминированию, Вашингтон перестал в своей политике учитывать интересы других государств и сделал для себя необязательным соблюдение норм международного права. Американское руководство, не особо беспокоясь о последствиях, теперь само решает, какое государство является «демократическим», а какое – «империей зла», кто – борцы за свободу, а кто – террористы и сепаратисты.

Российская Федерация постоянно обращает внимание мирового сообщества на проблемы прогрессирующего распада созданной в двадцатом веке конструкции региональной и глобальной безопасности. При этом мы всегда высказываемся за их решение в рамках международного правового поля, на основе взаимного уважения интересов друг друга и разделения ответственности в равной степени.

Такую позицию Россия занимает и сейчас. Об этом говорит содержание Военной доктрины Российской Федерации, в которой изложены официальные взгляды нашего государства на обеспечение своей военной безопасности и обороны.

В декабре 2014 года вступила в действие новая редакция данного документа. В ней нашли отражение наиболее значительные изменения военно-политической обстановки в мире, условий развития России, произошедшие за последнее время.

Однако уточнения Военной доктрины Российской Федерации не затронули подходы нашего государства к оценкам происходящих в мире процессов и направленность российской военной политики.

Как и ранее, мы продолжаем поднимать вопрос о том, что существующая архитектура международной безопасности ввиду игнорирования отдельными странами общепризнанных норм и правил не обеспечивает равной безопасности всех государств.

По-прежнему, наряду с готовностью обеспечить защиту национальных интересов и интересов своих союзников, вплоть до применения военной силы, Россия декларирует приверженность приоритетам соблюдения международных правовых норм и конструктивного сотрудничества.

Последовательность российской военной политики также проявляется и в оценке военных опасностей и угроз Российской Федерации.

В первую очередь хочу обратить внимание на опасность расширения блока НАТО и приближения его военной инфраструктуры к нашим границам.

Нас постоянно стараются убедить в том, что развитие Североатлантического альянса осуществляется исключительно в оборонительных целях и не направлено против России.

Вместе с тем общеизвестные факты говорят об обратном.

С 1999 года число членов блока возросло на 12 стран, в то время как за весь период «холодной войны» их количество увеличилось только на 4.

Характерно, что новые члены альянса – почти все бывшие участники Варшавского договора и постсоветские республики. Иначе говоря, с 90-х годов расширение НАТО происходит строго на Восток, в сторону российских границ.

Несмотря на некоторое замедление, процесс включения в блок новых членов не прекращается. В качестве наиболее вероятных претендентов на вступление в НАТО в ближайшей перспективе рассматриваются Черногория, Македония, Босния и Герцеговина. Кроме того, в альянсе продолжают заявлять о перспективах евроатлантической интеграции Грузии и Украины.

При этом в ходе принятия решения о присоединении стран к альянсу открыто демонстрируется доминирование политических аргументов над требованиями к ним как к членам блока. И хотя экономические и военные возможности далеко не всех «младонатовцев» и кандидатов на вступление в альянс соответствуют критериям членства в этой организации, их присоединение к блоку рассматривается как средство создания «единой и разделяющей общие ценности Европы».

Но, даже не учитывая политический аспект действий руководства НАТО и оценивая ситуацию только со стратегической точки зрения, невозможно не заметить негативного влияния складывающейся обстановки на военную безопасность России.

Численность объединенных вооруженных сил НАТО составляет 1,7 млн. человек, а общая численность регулярных вооруженных сил стран альянса превысила 3,7 млн. человек.

Необходимо добавить, что наряду с расширением состава членов блока, руководство альянса большое значение придает вовлечению в деятельность организации внеблоковых стран.

Реализуемая в настоящее время инициатива «Развитие оперативной совместимости с партнерами» предусматривает создание привилегированного формата сотрудничества с наиболее «значимыми» для блока государствами. К числу таких государств отнесены 24 страны, в том числе и некоторые постсоветские республики – Грузия, Молдавия, Украина.

В рамках данной инициативы предполагается содействие в укреплении силовых структур, совместное проведение мероприятий оперативной и боевой подготовки, использование промышленного потенциала государств-партнеров для производства отдельных образцов продукции военного назначения.

Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов
Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов

Еще одним проектом по привлечению внеблоковых государств к сотрудничеству с альянсом является «Привилегированное партнерство». В числе таких партнеров рассматриваются соседние с Россией Грузия и Финляндия, а также Швеция.

В рамках данного проекта достигнута договоренность об использовании финской и шведской инфраструктуры для обеспечения перебросок войск (сил) НАТО на север Европы.

Отдельно необходимо добавить, что на фоне активизации внеблокового сотрудничества НАТО становятся заметными попытки альянса распространить свое влияние на Центральную Азию и Закавказье.

Более того, используя в качестве предлога кризис на Украине, НАТО значительно активизировала свою деятельность.

При этом руководством блока не скрывается явно антироссийская направленность предпринимаемых мер. Обвинение России в «агрессивной политике на постсоветском пространстве» и выдвижение тезиса «о необходимости ее сдерживания» сегодня стали основной движущей силой развития Организации Северо-Атлантического договора.

Подтверждением этому являются решения, принятые на состоявшейся в сентябре 2014 года в Великобритании сессии Совета НАТО на уровне глав государств и правительств стран – членов блока.

Помимо договоренностей об увеличении членами альянса оборонных расходов и урегулировании ситуации в Афганистане принят перечень мер по повышению военных возможностей блока, расширению состава организации и усилению санкционного давления на Российскую Федерацию.

Резкое изменение отношения НАТО к России проявляется в активизации военной деятельности блока вблизи наших границ.

Если до 2013 года наблюдалась относительно стабильная (повторяющаяся из года в год) деятельность блока, то, начиная с 2014 года, происходит резкий скачок количества проводимых альянсом мероприятий в сторону их увеличения.

Так, по сравнению с 2013 годом число заходов кораблей нечерноморских государств НАТО в акваторию Черного моря возросло в четыре раза, интенсивность полетов вдоль российских границ тактической и разведывательной авиации увеличилась в два раза, а самолетов дальнего радиолокационного обнаружения – в девять раз.

Над акваторией Черного моря осуществляются регулярные полеты разведывательных беспилотных летательных аппаратов «Глобал Хок», а в Балтийском море несут службу разведывательные корабли ВМС ФРГ и Польши на постоянной основе.

Количество учений, проводимых блоком, за прошлый год увеличилось практически в 1,8 раза.

При этом наблюдается изменение направленности учебно-боевой деятельности ОВС НАТО.

Если в предыдущие годы в ходе учений отрабатывались в основном вопросы кризисного урегулирования и противодействия терроризму, то сегодня приоритет отдается решению задач в ходе военных действий с условным противником, в котором легко угадывается Российская Федерация.

Следует отметить, что повышение военной активности НАТО приобретает планомерный характер.

Как известно на уэльском саммите 2014 года одобрен План действий НАТО по повышению готовности к реагированию.

Документом предусмотрено усиление военного присутствия альянса в государствах Восточной Европы и Прибалтики. В частности, предполагается в структуре сил первоочередного задействования НАТО создать силы немедленного реагирования численностью до 5 тыс. человек.

План также включает мероприятия по переводу германо-датско-польского армейского корпуса быстрого реагирования в категорию сил высокой готовности.

Предусматривается обеспечивать устойчивое ограниченное присутствие войск НАТО в Восточной Европе на ротационной основе. По мнению руководства блока, это позволит подготовить значительное количество военнослужащих альянса, в первую очередь американских, к действиям «на российском направлении».

Для повышения возможностей НАТО по оперативным перегруппировкам войск (сил) на территориях восточно-европейских и прибалтийских членов альянса планируется развитие инфраструктуры, наращивание запасов вооружения, военной техники и материальных средств.

Очевидно, что предпринимаемые НАТО меры по укреплению блока и повышению своих военных возможностей носят далеко не оборонительный характер.

Еще одной значимой военной опасностью Российской Федерации являются нарастающие проблемы сохранения стратегической стабильности в мире.

В этой связи развертывание американской глобальной системы ПРО расценивается нами как очередной шаг США и их союзников по демонтажу сложившейся системы международной безопасности в своем стремлении к мировому доминированию.

Декларируя необходимость защиты территории США и их союзников в Европе и Азии от ударов баллистических ракет Ирана и Северной Кореи, американцы в 2002 году в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО 1972 года.

Сняв таким образом ограничения по масштабу прикрываемой от баллистических ракет территории и количеству противоракетных средств, Пентагон в 2010 году приступил к развертыванию глобальной системы ПРО. С 2013 года в этот процесс включились европейские члены НАТО.

За прошедшие четыре года комплексы ПРО появились вблизи наших западных, восточных и южных границ. Корабли, оснащенные комплексами ПРО «Иджис», выполняют задачи в акваториях Средиземного и Черного морей. Осуществляется размещение наземных комплексов ПРО «Иджис-Эшор» в Румынии и Польше. Создаются группировки противоракетных средств США в Азиатско-Тихоокеанском регионе при участии Японии и Южной Кореи.

Развернутые в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также на американском континенте комплексы ПРО, по сути, представляют собой эшелонированную систему перехвата на начальном, среднем и конечном участках полета баллистических ракет наземного и морского базирования.

Несмотря на заверения американской стороны в отсутствии «антироссийских намерений» в проекте глобальной ПРО, становится явным, что продолжение реализации противоракетных планов США и НАТО создает реальную угрозу для российских стратегических ядерных сил.

Кроме того, следует отметить, что комплексы ПРО «Иджис» имеют значительный противоспутниковый потенциал, создающий угрозу функционирования российской орбитальной группировки космических аппаратов.

Помимо «нероссийской направленности» сомнительной представляется и «коллективность» глобальной ПРО. Как известно, американцы оставляют исключительно за собой право управления данной системой, в том числе и ее региональными сегментами. Очевидно, что окончательное решение, кого из членов НАТО защитить от ракетных угроз, Вашингтон будет принимать единолично.

Но не только в этом проявляется пренебрежение США интересами своих союзников при реализации противоракетных планов. Все прекрасно понимают, что для компенсации антироссийского потенциала глобальной ПРО Россия вынуждена предпринять соответствующие военно-технические меры. В итоге «неядерные» государства, на территории которых размещаются противоракетные средства, становятся объектами первоочередных ответных действий.

Более того, развертывание противоракетных средств сопровождается нарушением со стороны США положений одного из важнейших договоров, обеспечивающих стратегическую стабильность в Европе – Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Речь идет об использовании в размещаемых на территориях Румынии и Польши наземных комплексах ПРО «Иджис-Эшор» универсальных установок вертикального пуска МК-41, позволяющих, кроме противоракет «Стандарт-3», применять и крылатые ракеты типа «Томахок».

Учитывая, что корабли противоракетной обороны ВМС США оснащаются аналогичными пусковыми установками, в зону поражения крылатых ракет наземного и морского базирования попадает вся европейская часть Российской Федерации.

Наряду с созданием и развертыванием систем стратегической ПРО опасения вызывает реализация Соединенными Штатами концепции «глобального удара».

Общеизвестно, что в рамках этой концепции разрабатываются неядерные высокоточные ударные средства глобальной досягаемости.

Несмотря на значительные финансовые затраты и технические сложности работы в этой области не прекращаются. Поэтому нельзя исключать, что неядерные средства «глобального удара» станут реальностью уже в обозримом будущем.

В совокупности с реализацией планов по развитию ПРО это может создать угрозу нарушения стратегического ядерного баланса, который до сих пор является гарантом мировой стабильности.

Все это формирует веские причины для принятия Российской Федерацией адекватных ответных мер.

Помимо проблем, связанных с угрозами нарушения стратегического баланса сил, появляется опасность возникновения новых очагов нестабильности у российских границ. И основания для этого имеются.

В стремлении «поставить Россию на колени» все более явной становится заинтересованность Вашингтона и его партнеров по НАТО в создании кризисных ситуаций в приграничных с Российской Федерацией регионах.

О том, как формируется такая обстановка, мы много говорили на предыдущей конференции. Я имею в виду «цветные революции».

Технология этих революций уже стала стандартной – манипуляция извне протестным потенциалом населения с использованием информационного пространства в сочетании с политическими, экономическими, гуманитарными и другими невоенными мерами.

Как известно, сценарии государственных переворотов в форме «цветных революций» на постсоветском пространстве были успешно реализованы на Украине, в Грузии и Молдавии. В результате к власти приводились силы, имеющие в основном прозападную и антироссийскую ориентацию.

Так, пришедшие путем государственного переворота к власти на Украине радикалы и русофобы в феврале 2014 года узаконили в стране деятельность неофашистских и националистических организаций. Основным содержанием государственной украинской политики стало обвинение во всех собственных проблемах России и притеснение русскоязычного населения.

Новые украинские руководители пытаются с применением военной силы усмирить населяющих Донбасс граждан Украины, выразивших недоверие нелегитимной власти и не согласных с проводимой в государстве русофобской политикой.

По сути, на Украине идет гражданская война, жертвами которой уже стали тысячи человек.

Сложно предсказать, чем все это закончится. Мы не знаем, какие указания получают новые украинские власти от западных «кураторов» и куда может быть направлена агрессия Киева в дальнейшем.

Но в любом случае такая неопределенность не исключает военную опасность для России.

В подтверждение этому достаточно вспомнить нападение в 2008 году грузинских вооруженных сил на российских миротворцев в Южной Осетии по приказу президента Грузии Саакашвили, пришедшего к власти при поддержке США в итоге очередной «цветной революции». Кстати, он сейчас является советником украинского президента Порошенко.

Затрагивая вопрос об опасностях Российской Федерации, связанных с дестабилизацией обстановки вблизи российских границ, нельзя обойти вниманием и так называемые «замороженные» конфликты на постсоветском пространстве.

После распада СССР на протяжении уже более двадцати лет окончательно не урегулированы отношения Молдавии с непризнанной Приднестровской Молдавской Республикой, Грузии с Республиками Абхазия и Южная Осетия, Армении и Азербайджана по вопросу о статусе Нагорно-Карабахской автономии.

На фоне обострения отношений Российской Федерации с США и Европой возрастает вероятность «размораживания» этих конфликтов, что грозит возникновением вооруженных столкновений вблизи границ нашего государства.

Власти Грузии сегодня заявляют об отсутствии намерений возвратить территории Абхазии и Южной Осетии силой в состав своего государства. Однако признание этих республик Россией и налаживание с ними межгосударственных отношений воспринимается официальным Тбилиси как попытка нашей страны аннексировать часть грузинской территории.

В последнее время Кишинев при поддержке «новой» Украины все чаще настаивает на необходимости вывода из Приднестровья российских миротворческих сил и не прекращает экономическую блокаду этой непризнанной республики.

Все это способствует росту напряженности в данных регионах и предполагает принятие с нашей стороны соответствующих мер.

Продолжая тему современных военных опасностей и угроз Российской Федерации нельзя не затронуть проблему глобального терроризма.

В первую очередь тревогу вызывают масштабы и темпы роста этой угрозы.

Если в 60-70 годах прошлого столетия во всем мире численность членов различных экстремистских организаций составляла, по разным оценкам, около двух тысяч человек,
то в 90-е годы эта цифра возросла до 50 тысяч, а на сегодняшний день достигла более 150 тысяч.

Развиваются и организационные формы терроризма. Террористы-одиночки и боевые группы остаются в прошлом. Сегодня это разветвленные транснациональные сети и даже организации с признаками государства. К примеру, можно судить, «Исламское государство Ирака и Леванта», которое возникло на территориях Ливии, Сирии, Ирака и Афганистана.

На почве распространения идей радикального ислама постоянно растет число боевиков ИГИЛ, среди которых представители многих стран, в том числе граждане США, европейских государств. Есть в их рядах и лица с российским гражданством.

Не стоит объяснять, что получив идеологическую подготовку и боевой опыт эти люди, возвращаясь на родину, распространяют террористическую угрозу практически по всему миру.

Попытки, предпринимаемые международной коалицией по борьбе с ИГИЛ во главе с США по уничтожению баз этой организации путем нанесения авиаударов, не приносят ощутимых результатов. Потенциала союзных коалиции формирований курдов и иракских силовых структур недостаточно для решения данной задачи.

В этой связи Вашингтоном и Брюсселем совместно со спецслужбами ряда арабских государств в очередной раз продвигаются проекты по подготовке новых формирований из числа «умеренных» исламистов.

В то же время в стремлении любой ценой обеспечить свои интересы США и НАТО не задумываются над тем, откуда и как возникают такие «террористические империи».

«Аль-Каида» не появилась сама по себе. Эта организация сформировались из числа моджахедов, воевавших с ограниченным контингентом советских войск в Афганистане на деньги США и их союзников.

Не так давно участники ИГИЛ тоже были «хорошими» боевиками, щедро проплачиваемыми Западом. Но сегодня они вышли из-под контроля и представляют угрозу не только для тех, против кого их наняли, но и для своих бывших «работодателей».

Не задумываются и те государства, которые продают оружие экстремистам, покупают за бесценок у террористов контрабандную нефть, попустительствуют распространению наркотиков. Хотя перспектива того, что все это обернется против них самих, становится все более явной.

Как видите, оценки современных военных опасностей и угроз Российской Федерации вполне объективны и обоснованы.

Современные вызовы безопасности нашего государства не остаются без адекватной реакции. Предпринимаемые в этой связи меры позволяют обеспечить надежную защиту интересов России.

В первую очередь, это планомерная работа по строительству, развитию и подготовке Вооруженных Сил Российской Федерации.

Стратегические ядерные силы поддерживаются на уровне, позволяющем гарантированно решать задачи ядерного сдерживания. На вооружение поступают современные ракетные комплексы, способные эффективно преодолевать глубокоэшелонированную ПРО. Обновляется парк стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев. Вводятся в строй новейшие подводные ракетные крейсеры.

Продолжает совершенствоваться воздушно-космическая оборона Российской Федерации.

Для защиты целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации развернута самодостаточная группировка войск в Крыму.

В рамках долгосрочных соглашений с Абхазией, Арменией, Киргизией, Таджикистаном и Южной Осетией наращивается потенциал размещенных на их территориях российских военных баз. Он является гарантом безопасности и стратегической стабильности в этих регионах.

Реализуются планы перевооружения войск (сил) на современные и перспективные образцы вооружения и военной техники, совершенствуется их боевая выучка.

Результаты учений и внезапных проверок показывают, что наши Вооруженные Силы способны выполнить поставленные перед ними задачи в любое время, в любых условиях обстановки.

В то же время мы прекрасно понимаем, что большинство современных проблем военной безопасности Российской Федерации касаются не только нашего государства. Они носят многосторонний характер, приобретают региональный и даже глобальный масштаб, и их решение не может зависеть только от усилий нашей страны.

Очевидно, что безопасность России невозможно рассматривать вне проблем мировой безопасности.

Поэтому требуется не просто готовность к диалогу по этой проблематике, а осознание всеми сторонами международных отношений равной ответственности за происходящее в мире и целенаправленная совместная деятельность по совершенствованию системы международной безопасности.

Только конструктивное равноправное сотрудничество в этой области может гарантированно обеспечить безопасность всех государств.

И мы к такому сотрудничеству готовы.

К сожалению, в течение последних лет постоянно приходится признавать, что мир не становится безопасней.

Хотелось бы надеяться на то, что нашими совместными усилиями эта негативная тенденция все же будет преодолена.

Благодарю за внимание!

 

Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации Лаврова С.В.

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров
Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров

Уважаемый Сергей Кужугетович, уважаемые коллеги, дамы и господа!

Московская конференция, организуемая Министерством обороны России, утвердилась в качестве важной площадки для открытого, конструктивного обмена мнениями по ключевым аспектам глобальной безопасности. Такой разговор весьма актуален с учетом продолжающегося накопления в международных отношениях факторов нестабильности и конфликтности.

«Нам придется взять ответственность за сотрудничество в мире либо нести ответственность за новый мировой конфликт – третьего не дано». Эти слова были произнесены в марте 1945 года Президентом США Франклином Рузвельтом. В них сформулирован один из главных уроков самого разрушительного в истории глобального конфликта: справиться с общими вызовами и сохранить мир можно только коллективными, солидарными усилиями на основе уважения законных интересов партнеров.

В этом году отмечается 70-я годовщина завершения Второй мировой войны. В торжественных мероприятиях, которые состоятся в Москве 9 мая, примут участие руководители, делегации и национальные воинские контингенты многих зарубежных стран.

Празднуя юбилей Великой Победы, мы не только отдаем должное подвигу солдат, освободивших мир от нацистского безумия, но и подтверждаем огромное значение исторических решений, которые заложили основы послевоенной международной системы, включая, разумеется, Организацию Объединенных Наций.

К сожалению, вскоре после создания ООН возможности глобального управления на основе подлинного партнерства были заслонены жестким биполярным противостоянием. Но четверть века назад казалось, что с окончанием «холодной войны» нависавшая над миром военная угроза рассеивается и перед человечеством впервые в истории открывается перспектива перехода к этапу широкого сотрудничества и созидательного развития. Россия активно и последовательно действовала в этом направлении, в том числе призывая к налаживанию серьезной работы с целью на практике воплотить в Евро-Атлантике принцип равной и неделимой безопасности. И нашей вины нет в том, что события на европейском континенте пошли по другому, более негативному руслу.

В Вашингтоне, а затем и в НАТО возобладала близорукая логика победителей в «холодной войне» и необоснованная эйфория, вызванная ложными представлениями о том, что западный мир навсегда закрепился на политическом и экономическом олимпе. И все это – вопреки очевидным процессам рассредоточения глобальной силы и влияния, утверждения культурно-цивилизационного многообразия в качестве одной из ключевых характеристик современности. В результате сегодня всемы вплотную подошли к рубежу, на котором снова необходимо делать судьбоносный выбор между сотрудничеством и смертоносными конфликтами.

Россия неизменно руководствуется трезвым, прагматичным подходом, мы далеки от умышленного нагнетания алармистских настроений. Но все же хотелось бы призвать избегать недооценки перспектив опасной деградации международной обстановки. В мире, далеко продвинувшемся по пути глобализации, все реальнее становится угроза затягивания в один тугой узел проблем, существующих в сфере безопасности в различных регионах и, казалось бы, в разных плоскостях. Где та стена, с помощью которой можно было бы разделить нарастающую неразбериху в европейских делах и формирование своего рода «дуги нестабильности», простирающейся от Северной Африки до Афганистана? В таких условиях теория «компартментализации», в соответствии с которой допускается, что государства могут активно конфликтовать по одним вопросам, но продуктивно сотрудничать по другим, представляется не слишком надежным инструментом. Наоборот, естественным подходом, учитывающим многократно возросшую взаимозависимость различных государств и регионов, было бы выстраивание региональных систем безопасности на единых принципах равноправия, взаимного учета интересов, отказа от укрепления своей безопасности за счет других. Сетевое взаимодействие таких региональных структур между собой способствовало бы формированию глобальной архитектуры приопоре на Устав ООН и коллективные действия по купированию общих вызовов.

Многие здравомыслящие политические деятели в Европе хорошо осознают абсурдность попыток «наказать» нашу страну за проведение независимого внешнеполитического курса, за отстаивание правды и справедливости, за защиту соотечественников. По мнению многих ответственных и дальновидных политиков, желание ряда стран «разбить» Россию, отбросив ее на десятилетие назад, – огромный, непростительный риск.

Конфликт на Украине не имеет военного решения. Соответственно, не существует разумной альтернативы мирному урегулированию кризиса на основе полного выполнения Минских договоренностей от 12 февраля нынешнего года. Прежде всего необходимо обеспечить неукоснительное соблюдение режима прекращения огня, скорейшее завершение отвода тяжелых вооружений и верификацию этого процесса специальной мониторинговой миссией ОБСЕ. Одновременно надо снять искусственные препоны на пути решения острейших гуманитарных проблем, добиться от Киева прекращения экономической блокады Донбасса, начала реального, а не декоративного политического процесса и проведения конституционной реформы с учетом интересов всех регионов, всех граждан Украины. Особое значение для сохранения ее единства имеет выполнение украинскими властями обязательства по проведению амнистии, их отказ от попыток переиначить Минские договоренности. Запад должен заставить киевские власти отказаться от разрушительного для Украины курса на героизацию нацистов и преследование тех, кто спас Европу от фашизма. Обо всем этом мы подробно говорили на встрече министров иностранных дел «нормандской четверки» в Берлине три дня назад.

Политическое урегулирование на Украине должно дать серьезный импульс преодолению системных проблем, накопившихся в области европейской безопасности. Пока же мы наблюдаем прямо противоположные тенденции, попытки закрепить новые разделительные линии в Европе. В Вашингтоне то используют, говоря о наших соседях, термин «прифронтовые государства», то заявляют, что Россия оказалась «у ворот НАТО», как если бы это наша страна двигалась на Запад, а не Североатлантический альянс вплотную приближался к нашим границам, придвигал к ним свою военную инфраструктуру. По Европе колесит американская боевая техника, корабли ВМС США регулярно появляются в Черном море.

Предметом серьезной озабоченности остается американская программа противоракетной обороны. В текущем году в Румынии и к 2018 году в Польше будут развернуты наземные комплексы ПРО, наращивается группировка кораблей с противоракетным потенциалом. Рассматриваем потенциал ПРО как часть глобального проекта, создающего риски для российских стратегических сил сдерживания и нарушающего региональные балансы в сфере безопасности. Если реализация программы будет продолжена без каких-либо корректировок даже в условиях прогресса на переговорах по иранской ядерной программе – а об этом уже успели заявить натовские представители, – побудительные мотивы строительства ПРО в Европе станут очевидны для всех. Сейчас уже ясно: когда объявлялся т.н. «адаптивный» подход к созданию ПРО, нам говорили неправду. Ведь весь смысл этого подхода, как разъяснял Президент Б.Обама, заключался в готовности США адаптировать противоракетные планы к реальной ситуации на переговорах по ИЯП. Теперь на этих переговорах достигнут значительный успех, а планы по ПРО не адаптируются к ситуации, а разрастаются.

Про российские предложения о равноправном взаимодействии с целью нейтрализации ракетных угроз в Вашингтоне стараются не вспоминать.

Не собираемся никого принуждать к сотрудничеству. Однако должно быть ясно, что, ослабляя партнерство между ведущими государствами, мы упускаем время в противодействии действительно серьезным вызовам, прежде всего в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Резкое обострение там ситуации, рост терроризма и экстремизма, расширение территории, подконтрольной так называемому «Исламскому государству», нарастание межэтнических и межконфессиональных противоречий представляют собой прямую угрозу международной стабильности и безопасности.

Особую тревогу вызывает углубление суннитско-шиитского разлома в исламском мире. Бесполезно «заметать под ковер» эту проблему, делать вид, что вопрос заключается в персоналияхлидеров тех или иных государств, или пытаться навязывать через Совет Безопасности ООН схемы одобрения внешнего вмешательства. Хотел бы призвать отнестись к складывающейся ситуации с максимальной серьезностью, руководствуясь идеями терпимости, взаимного уважения, поиска компромиссов между всеми мусульманами, сформулированными в Амманской декларации, которая была согласована в июле 2005 года по инициативе короля Иордании Абдаллы II.

Эффективное внешнее содействие урегулированию внутригосударственных конфликтов должно опираться на международное право и предполагать поощрение протагонистов к диалогу при одновременной организации консолидированного отпора экстремистским силам. В этих усилиях не должно быть места попыткам навязывания суверенным государствам рецептов внутриполитического устройства и двойным стандартам. Не может не вызывать вопросов ситуация, когда в Йемене США благосклонно смотрят и прямо поощряют осуществляемую силовую операцию коалиции по возвращению к власти бежавшего за границу президента, в то время как на Украине они, наоборот, активно поддержали антиконституционный государственный переворот.

Как отмечал Президент России В.В.Путин, односторонний диктат и навязывание собственных шаблонов приносят прямо противоположный результат: вместо урегулирования конфликтов – эскалация; вместо суверенных устойчивых государств – растущее пространство хаоса. Значимых позитивных результатов удается добиться только на основе серьезного, без «двойного дна», сложения усилий. Упомяну успешное завершение не имеющей аналогов международной операции по вывозу из Сирии всех компонентов и прекурсоров химического оружия, достижение политической рамочной договоренности по окончательному урегулированию ситуации вокруг ИЯП. Это открывает путь к отказу от порочной линии на изоляцию Ирана, к его вовлечению на равноправной основе в дискуссии по решению множащихся проблем региональной безопасности, включая задачи политического урегулирования в Сирии и Йемене, поощрения национального согласия в Ливане и Ираке, продвижение межпалестинского примирения и, конечно же, содействие преодолению палестино-израильского конфликта на имеющейся международно-правовой базе.

В принципиальном плане все большее системное значение приобретает задача налаживания диалога по формированию рамок безопасности и сотрудничества в районе Персидского залива с участием арабских стран и Ирана при поддержке ЛАГ, ОИС,«пятерки» постоянных членов СБ ООН, ЕС.

Объединения усилий требует ситуация в Афганистане. До стабилизации там далеко, страна остается источником распространения серьезных угроз, включая терроризм и наркотрафик, на территорию соседних государств, в том числе в Центральную Азию.

Заинтересованы в обеспечении мира, безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, неотъемлемой частью которого является наша страна. На выработку общепризнанных правил поведения в интересах обеспечения надежной безопасности и устойчивого развития в АТР направлена выдвинутая в 2010 году Россией и Китаем инициатива строительства региональной архитектуры равной и неделимой безопасности. Совместными с другими государствами региона усилиями запустили многосторонний диалог на эту тему в рамках Восточноазиатского саммита.

Намерены продолжать активную работу с друзьями и партнерами в интересах оздоровления международных отношений. Укрепление международной и региональной стабильности является важной частью повестки дня российского председательства в БРИКС и ШОС. Россия открыта для диалога и сотрудничества со всеми, кто проявляет к этому встречную готовность.

Хотел бы пожелать участникам конференции плодотворной работы.

 

Выступление начальника Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-лейтенанта Картаполова А.В.

Уважаемые дамы и господа!

В своем выступлении я бы хотел подробней разъяснить, почему мы рассматриваем неэффективность существующих систем европейской безопасности, прежде всего я бы хотел поговорить о НАТО. В качестве источника угрозы для Российской Федерации.

Я хотел бы напомнить, что основным лейтмотивом создания Североатлантического альянса в 1949 году являлось «недопущение распространения коммунизма в Европе». Но в 1991 году СССР прекратил свое существование, следом распалась и созданная в противовес НАТО Организация Варшавского Договора. Новая Россия взяла курс на всестороннее сближение с Западом. Руководство страны пошло на беспрецедентные уступки, в том числе согласилось на полное свертывание российского военного присутствия в Европе на территории Германии, Польши, Прибалтики, практически безвозмездную передачу освобождаемых военных объектов под национальную юрисдикцию, что в конечном итоге было воспринято как проявление нашей слабости.

При этом США стали себя позиционировать в качестве единственной «сверхдержавы» в мире и просто сочли необязательным учитывать жизненно важные интересы России. Наша страна рассматривалась и видимо рассматривается Вашингтоном в качестве источника дешевых ресурсов, над которым желательно ко всему прочему было бы установить американский контроль.

Для реализации этих планов Вашингтон на протяжении последующих десятилетий целенаправленно проводил и продолжает проводить политику, направленную на всестороннее ослабление России и снижение ее влияния, как на постсоветском пространстве, так и в целом на международном уровне.

В стратегическом плане расширение НАТО максимально приблизило его военную инфраструктуру непосредственно к российским границам. При этом в случае возникновения военного конфликта под ударами средств воздушного нападения НАТО окажутся критически важные объекты на всей практически территории европейской части России, и при этом подлетное время сократится вдвое.

Полагаем, что именно в эти целях начиная с 2008 года осуществляется приведение к стандартам НАТО ряда военных объектов на территории стран Балтии, Румынии, Польши и Болгарии.

Одновременно предусматривается создание на территории восточноевропейских государств объектов заблаговременного складирования вооружения, военной техники и запасов материальных средств.

Это позволяет НАТО не только осуществлять быстрое развертывание сил первоочередного задействования вблизи наших границ, но и значительно ускорит последующее создание группировок войск за счет сокращения сроков переброски с континентальной части США и Великобритании.

Кроме того, подписано соглашение с Финляндией и Швецией «О поддержке принимающей стороны», которое фактически легитимизирует возможность пребывания контингентов НАТО на территориях этих стран и использование их инфраструктуры для обеспечения перебросок коалиционных войск на север Европы.

Что касается военного потенциала НАТО то, не смотря на распад Варшавского Договора, западноевропейские государства-члены альянса непрерывно осуществляли его планомерное наращивание за счет реализации различных коалиционных и национальных программ и планов.

Кроме того, в рамках двустороннего сотрудничества США планируют значительно укрепить военный потенциал своих восточноевропейских союзников, оснастив их вооруженные силы наиболее современными образцами вооружений, в том числе авиационными крылатыми ракетами большой дальности типа «Джиссам». Это позволит тактической авиации НАТО поражать объекты в глубине российской территории без входа в зону действия наших средств ПВО.

Отмечу, что США, отказавшись от продолжения диалога по проблематике ПРО и юридического закрепления ее ненаправленности против России, по-прежнему пытаются убедить нас в том, что развертывание этих объектов не представляет опасности для Российской Федерации.

При этом совершенно не учитываются наши опасения относительно того, что такие комплексы в перспективе могут быть оснащены модернизированными противоракетами «Стандарт-3», способными осуществлять перехват российских межконтинентальных баллистических ракет. Кроме того, входящие в состав комплексов установки вертикального пуска противоракет могут быть использованы для размещения крылатых ракет «Томахок», о чем уже сегодня говорили.

С началом украинского кризиса деятельность НАТО приобрела ярко выраженный антироссийский характер. Под лозунгом противодействия «экспансии со стороны России» руководство альянса продолжает последовательно наращивать военное присутствие у наших границ.

В настоящее время на территории государств Восточной Европы осуществляется постоянное ротационное присутствие до 30 боевых самолетов стран членов НАТО, не менее 300 единиц бронетехники и свыше полутора тысяч военнослужащих сухопутных войск и морской пехоты США.

В акватории Черного моря практически постоянно находятся боевые корабли военно-морских сил США и других стран НАТО, возросла интенсивность полетов, самолетов разведывательной авиации по сравнению с 2013 годом в два раза.

Кроме того, начиная с января 2015 года, отмечаются регулярные полеты американских стратегических разведывательных БЛА типа «Глобал хок» над акваторией Черного моря, а в марте 2015 г. – впервые и в воздушном пространстве Украины.

В 2014 году интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки НАТО выросла на 80%. При этом обращает на себя внимание тот факт, что в мае – июне 2014 года наиболее масштабные учения альянса типа «Сейбр страйк» и «Балтопс» проводились в непосредственной близости от российских границ – на территории стран Балтии, Польши и в акватории Балтийского моря. При этом не скрывалась руководством НАТО и явная антироссийская направленность этих мероприятий.

В этот период в Прибалтике была создана группировка войск стран НАТО, насчитывающая около 10 тыс. военнослужащих, около 1500 единиц бронетехники, до 80 самолетов и вертолетов и около 50 боевых кораблей. Особо хотелось бы отметить, что к выполнению отдельных задач в ходе учения привлекалось пять стратегических бомбардировщиков ВВС США, действовавших с аэродрома Фэрфорд в Великобритании.

Следует также отметить наращивание оперативных возможностей коалиционных вооруженных сил НАТО, предусмотренное утвержденным в ходе сентябрьского саммита в Великобритании «Планом действий НАТО по повышению готовности к реагированию».

Так, в 2016 году планируется увеличить численность дежурных сил первоочередного задействования альянса до 30 тыс. человек и создать в их структуре межвидовое формирование экстренного реагирования численностью 5 тыс. военнослужащих с готовностью к развертыванию от двух до семи суток.

Для обеспечения развертывания этих группировок у российских границ принято решение о создании шести передовых командных центров НАТО на территории стран Балтии, Польши, Болгарии и Румынии.

Подобные примеры можно продолжать и дальше, но в целом анализируя характер и направленность деятельности НАТО можно сделать следующие выводы.

Во-первых, усилиями Вашингтона НАТО превращается в инструмент, призванный обеспечить сдерживание Российской Федерации и сохранение глобального доминирования США.

Во-вторых, приближение инфраструктуры НАТО к российским границам значительно продвинет рубежи досягаемости средств воздушного нападения вглубь нашей территории, сократит их подлетное время, а перспективе позволит оказывать активное противодействие силам сдерживания России.

Поэтому Российская Федерация не может оставаться безучастной к наращиванию военного присутствия альянса у своих западных границ. Мы будем вынуждены предпринимать ответные меры.

Полагаю, было бы для НАТО более целесообразно не заниматься самозапугиванием, не продолжать бездумное расширение и прием новых членов, которые абсолютно к этому не готовы, не продвигать свои Вооруженные Силы к нашим границам, а заняться более важными угрозами, которые имеются в нашем динамичном мире сегодня, о которых речь уже шла.

В заключение я хотел бы привести цитату из речи Президента Российской Федерации: «Это не означает, что Россия стремится к возобновлению военного противостояния с Западом или кому-либо угрожает. Но мы никому не позволим разговаривать с нами на «языке силы» и будем последовательно отстаивать свои национальные интересы всеми имеющимися у нас средствами».

 

Выступление министра обороны Ирана бригадного генерала Хосейна Дехгана

Министр обороны Ирана бригадный генерал Хосейн Дехган
Министр обороны Ирана бригадный генерал Хосейн Дехган

Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!

Ваше Превосходительство господин председатель!

Уважаемые участники!

Я рад тому, что спустя год мне вновь посчастливилось встретиться со своими коллегами из различных стран на этой важной Конференции по безопасности и хочу в начале выразить свою благодарноть Его Превосходительству господину генералу Шойгу за приглашение и проведение этой конференции.

  1. Мое важнейшее послание на прошлогодней конференции заключалось в том, что террористические течения находятся в состоянии перехода от процесса ограниченных угроз безопасности в сторону созданию регулярных военных структур. Поэтому Вооруженные Силы должны взять на себя ответственность за противодействие этим организованным террористическим течениям. Я также предупреждал государств-покровителей о том, что поддержка этих преступных группировок, которые не придерживаются никаких гуманитарных и моральных принципов, также подвергнет опасности их собственную стабильность и безопасность; более того, определенно сделает весьма трудным, если не сказать невозможным, ваше мирное сосуществование, сотрудничество и конструктивное взаимодействие с соседями и странами, безопасности которых сегодня угрожают эти террористические группировки.
  2. Сегодня я должен с огромным сожалением объявить, что государства, поддерживающие ИГИЛ и прочие такфиристские группировки, программы которых в Сирии и Ираке не достигли желаемых результатов, вместо реформирования своего прежнего поведения занимаются специальным образовательным, реорганизационным и логистическим планированием, чтобы с течением времени перенаправить эти силы в Афганистан, на Кавказ, в Центральную Азию, Индию, Западный Китай и даже в Европу. Отдельные примеры их военной деятельности мы наблюдаем в Центральной Азии и на Северном Кавказе. Эта опасность, с учетом продолжения существующих вызовов, может привести к новому возгоранию военного пожара и кровопролитию в Центральной Азии и на Южном и Северном Кавказе, увеличению присутствия держав-оппортунистов и усилению обеспокоенностей. В настоящее время, помимо Талибана и Аль-Каиды, которые с прошлых времен присутствовали в Афганистане и части Пакистана, мы наблюдаем развитие ситуации с ИГИЛ в этих двух странах, особенно в Афганистане.
  3. Новая стратегия Америки и сионистского режима и неосознанные, но умышленные действия ряда реакционных стран региона свидетельствуют о наличии программы по использованию потенциала такфиристских террористических группировок, таких как ИГИЛ, Талибан и т.д. для создания политического равновесия в вопросах безопасности и нарушения геополитики региона. Эти страны пытаются компенсировать свои политические и военные поражения за счет развязывания опосредованных войн и придания им идеологической и племенной окраски. Я предупреждаю, что безразличие в отношении этого целенаправленного поведения, которое проистекает из их стратегических перцептивных ошибок, приведет всех к трагическому и нескончаемому процессу. Независимые и свободные государства должны посредством сотрудничества и создания фронта сопротивления активно противостоять этим всевозрастающим требованиям для подавления всех тех, кто для достижения своих нелегитимных целей хочет использовать силу, оружие, преступления и массовые убийства, и не допустить, чтобы эти процессы при помощи военных вмешательств и террористической поддержки достигли своих нелегитимных целей.
  4. Сегодня всем ясно, что то, что происходит в Сирии, является гуманитарной катастрофой, основными виновниками которой являются террористические группировки, подобные «Джебхат ан-Нусра» и ИГИЛ вместе с поддержкой и вмешательством из-за рубежа. Настало время, чтобы страны, сознающие себя цивилизованными, более не становились пленниками племенных представлений и наследия периодов невежества и поддержали процесс «сирийско-сирийского» диалога, чтобы страна и народ Сирии были спасены от тягот и страданий, и регион продвигался в сторону спокойствия. К счастью, правительство и народ Ирака, благодаря внутреннему сплочению, под управлением религиозных авторитетов и с глубоким осознанием опасности, исходящей от ИГИЛ и терроризма, несмотря на забрасывание их камнями со стороны региональных разжигателей пожара, добились определяющей победы, и им удастся навсегда избавить себя и регион от опасности такфиристского терроризма. Международная поддержка, оказываемая правительству и народу Ирака в ходе этого очистительного процесса, является важным и определяющим делом.
  5. Йемен сегодня подвергается преступной военной агрессии со стороны саудовско-американо-сионистской оси. Этот процесс, которому, несмотря на военное вмешательство 2009 года и последующих годов и вопреки всем заговорщицким усилиям в области политики и безопасности, до сих пор не удалось победить революционное движение народа и армии Йемена к спокойной смене власти и созданию свободной и независимой страны, желает достичь этой цели путем военного вмешательства.

Я откровенно заявляю, что государство Саудовской Аравии, которое предприняло эту военную агрессию, получив зеленый свет от Америки и Израиля и информированное сотрудничество со стороны некоторых стран региона, не только сможет достичь своих нелегитимных целей в Йемене, но и обеспечит условия для собственного распада и ничем не восполнимого поражения, и в будущем их будет ждать судьба, подобная судьбе Саддама. государству Саудовской Аравии следует знать, что оказывая финансовую, образовательную и логистическую поддержку такфиристским и террористическим течениям в Сирии, Ираке, Афганистане, Центральной Азии и на Кавказе, а также совершая зверское нападение на Йемен и препятствуя отправке дружественной гуманитарной помощи первой необходимости, они не смогут превратиться в важную страну региона. Это государство тогда станет важной и достойной доверия страной в регионе и мире, когда в силу своего законного статуса «держателя ключей от дома Всевышнего», который пользуется уважением во всех авраамических религиях, станет осью мусульманского единства и фактором сближения друг с другом всех религиозных конфессий.

Воздушные операции Саудовской Аравии в Йемене с использованием тяжелых и зажигательных бомб, объемного артиллерийского огня с суши, с моря и с воздуха привели к гибели невиновных и к уничтожению инфраструктуры этой страны, и то, что произошло и продолжает происходить, аналогично преступлениям, которое совершил сионистский режим, разрушая жилища и объекты инфраструктуры и убивая невинных людей в Газе.

Решительная позиция моей страны заключается в немедленном и безоговорочном прекращении военного вмешательства, прекращении внутренних столкновений в Йемене, формировании всеобщего правительства путем ведения йеменско-йеменских переговоров без иностранного вмешательства. Я предлагаю, чтобы страны, участвующие в этой конференции, посредством совместных размышлений и консультаций, помимо занятия решительной и прозрачной позиции, предприняли шаги в отношении подготовки согласованной программы для скорейшего прекращения зверских военных нападений Саудовской Аравии.

  1. В качестве Министра обороны Исламской Республики Иран я откровенно заявляю, что:
  • мощный Иран, являющийся фактором стабильности и безопасности в регионе до сегодняшнего дня прилагал все свои усилия и способности для сохранения стабильности и безопасности в регионе, и в этом направлении, принимая на себя ответственность, ответил на зов народа и правительства в противостоянии такфиристским, сионитским и террористическим течениям;
  • мы в качестве непререкаемого принципа обращаем внимание на единство, сплоченность и территориальную целостность стран, подвергшихся террористическим действиям и уважаем требования и волю народов на выбор своей судьбы;
  • выступаем против военного вмешательства региональных и внерегиональных стран в дела соседних государств, а также против подстрекательства, обучения, организации и поддержки террористических течений.
  • мы считаем подобного рода вмешательства противоречащими интересам стабильности и безопасности и несоответствующими интересам народов, суверенитету и политической независимости этих государств;
  • угрозой являются такфиристские и террористические течения, которые не имеют никакого отношения к мыслям и идеям ислама.
  1. Создание и распространение кибернетических армий и американское одностороннее господство в виртуальном пространстве представляет собой серьезную угрозу для глобальной безопасности. Сегодня мы являемся свидетелями постоянно увеличивающегося и распространяющегося развития научных знаний в этой области. Нам следует отслеживать риски, которые посредством этого могут угрожать государствам. Часть этих угроз, в случае возникновения, создадут трагедии, которые будут тяжелее, чем трагедии Первой и Второй мировых войн. Неоспоримой потребностью является необходимость создания правовых комитетов в Организации Объединенных Наций и международных судебных институтов для противодействия и наказания лиц и государств, которые используют эти методы для подрыва политической независимости и создания атмосферы страха и ужаса среди остальных государств. С другой стороны, незащищенность военных, ядерных, медицинских, финансовых и прочих систем перед кибер-атаками также стала очевидной. Надеюсь, что эта конференция будет готова обратить внимание и проработать эту важную тему.
  2. С учетом всего комплекса перечисленных мной угроз, я хотел бы поддержать идею о развитии многостороннего оборонного сотрудничества между Ираном, Китаем, Россией и Индией для противодействия целенаправленному движению по расширению НАТО на Восток, размещению пртиворакетного щита в Европе и более серьезной концентрации американских сил на юге и востоке Китая одновременно с движением такфиристских течений в сторону чувствительных и важных регионов Центральной Азии и Кавказа, и объявить о том, что я и моя страна готовы к началу консультаций и сотрудничества.
  3. Уважаемые господин председатель, уважаемые участники! Позвольте мне также заявить о мирной ядерной деятельности Исламской Республики Иран. Враги строя Исламской Республики Иран, основываясь на докладах своих органов безопасности и разведки и сфабрикованных лицемерами документах, создали досье против нашей страны в МАГАТЭ и, используя влияние, передали его в Совет Безопасности.

В течение последнего десятилетия, с учетом всех расследований и докладов, представленных МАГАТЭ, не существует никаких документов, доказывающих отклонение Ирана от маршрута получения технологий и мирных ядерных исследований. За прошедшие полтора года для того, чтобы продемонстрировать добрые намерения, незаконность предъявленных Ирану обвинений, а также международную благонадежность, абсурдность и необоснованность выдвинутых обвинений, мы логично, аргументировано и рационально вступили в переговоры со странами «5+1» и одновременно продолжили свое сотрудничество с МАГАТЭ.

Продолжение переговоров может стать основой для выработки всеобъемлющей договоренности и окончания этого сфабрикованного досье. Разумеется, это не будет означать разрешения посягать на политическую независимость и независимую идентичность ИРИ в военной области и вопросах безопасности. ИРИ предпринимает усилия для создания такого порядка в мире, в котором бы участвовали и который охраняли бы все политически независимые страны.

Мы считаем противоречащую политику Америки главным фактором, угрожающим устоям мирового единства. Эти противоречия идут вразрез с принципом развития отношений, глобализацией и приоритетом мысли над военной и географической экспансией и вмешательством во внутренние дела государств и являются сдерживающим фактором для установления мира и международного сотрудничества.

В заключение позвольте мне, еще раз отметив необходимость большего внимания этой конференции к выдвинутым предложениям и усилиям по их реализации, еще раз выразить свою признательность и благодарность уважаемому Министру обороны России генералу Шойгу и остальным его коллегам за проведение этой полезной конференции.

Благодарю.

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru