Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 6(14) за 2014 г.

Интервью с заместителем генерального директора по спецтехнике ОАО «НПК «Уралвагонзавод» В.Г. Халитовым. Главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский встретился с Вячеславом Гилфановичем и попросил ответить на несколько вопросов, касающихся деятельности корпорации.

— Первый вопрос касается выполнения гособоронзаказа 2014 года. Известно, что традиционно Уралвагонзавод выполнил гособоронзаказ в полном объеме и качественно. Хотелось бы узнать более подробно о номенклатуре гособоронзаказа, ведь речь идет не только о капремонте с модернизацией танков Т-72? Какие еще изделия были включены в этот заказ?

Уралвагонзавод действительно выполнил гособоронзаказ 2014 года, а по некоторой номенклатуре мы даже приступили к выполнению государственного оборонного заказа 2015 года. Номенклатура следующая: танк Т-72Б3— капитальный ремонт с модернизацией; ремонт с модернизацией самоходной артиллерийской установки «Мста» 2С19 М1; а также некоторые другие виды изделий.
В целом, корпорация выполняла в 2014 году 45 контрактов с Министерством обороны, из них 70% – это долгосрочные контракты, как правило, трех- или двухгодичные.

— В прошлом году в чемпионате мира по танковому биатлону победили российские экипажи, выступавшие на усовершенствованных модификациях танков Т-72. Они заняли первые места и в первенстве экипажей, и в командном первенстве стран. Есть ли какие-либо перспективы по дальнейшей модернизации Т-72?

Хочу подчеркнуть, что специально под танковый биатлон корпорация машину не делала. Мы выполнили государственный оборонный заказ по модернизации танка Т-72Б. Действительно, Министерство обороны заинтересовано в том, чтобы этот контракт продолжить. Мы полностью готовы выполнять это задание для Министерства обороны.
В том техническом облике, в котором эта машина была выполнена в рамках предыдущего гособоронзаказа и представлена на танковом биатлоне, она нами освоена в производстве, завершены все мероприятия по ее доработке. Мы готовы дальше продолжать эту работу в интересах Министерства обороны, но специально под танковый биатлон мы машину не делаем. Это право Министерства обороны выбрать, какую машину использовать на танковом биатлоне. Они приняли решение использовать ту машину и в том техническом облике, в каком она и была представлена на соревнованиях.

— Таким образом, можно заключить, что у Т-72Б и Т-90 различных вариантов есть еще достаточный потенциал для дальнейшей модернизации?

Да, это верно. На выставке в Нижнем Тагиле в 2013 году мы представили четыре варианта модернизации танков Т-72Б и Т-90. А сейчас, если суммировать весь имеющийся технический задел по модернизации танка Т-72Б, Б1 и других модификаций, таких вариантов около 12. Мы показывали вариант модернизации танка Т-72 для ведения, например, боевых действий в городских условиях и урбанизированных районах. Были представлены также варианты с активной защитой типа «Арена», и так далее. То есть, выбор у нашего потенциального заказчика очень большой, включая иностранных заказчиков из различных регионов мира. Вы знаете, что сейчас очень много машин находится в эксплуатации за рубежом, так вот, мы можем предложить любой вариант, исходя из имеющихся у заказчика ресурсов или пожеланий повысить боевой потенциал машины.

— Танки по-прежнему остаются ключевым элементом на поле боя, вместе с пехотой и артиллерией они в общевойсковом бою составляют основу боевого порядка. Сегодня мы видим это на примере боевых действий Сирии, в Ираке, на юго-востоке Украины. Сейчас Уралвагонзавод предлагает такие варианты комплектации танков Т-72 и Т-90, не говоря уже о перспективной машине, которые способны внести решающий вклад в успех общевойскового боя…

Абсолютно с вами согласен. Действительно, было бы сейчас неправильно не учитывать современные реалии и опыт ведения боевых действий в различных вооруженных конфликтах. Конечно же, мы это все систематизируем и на основе этого делаем выводы и разрабатываем те или иные опции модернизации. Безусловно, не всегда основу танкового парка составляет какое-то перспективное изделие, и массовый переход на него зависит от выделяемого ресурса. Некоторые государства, в том числе иностранные заказчики, выбирают именно вариант совершенствования танкового парка путем ремонта с модернизацией существующих изделий.
В этом направлении мы эту работу продолжаем. У нас очень хороший, далеко не исчерпавший себя модернизационный потенциал на танках Т-72 и Т-90. И мы будем предлагать нашим потенциальным заказчикам на выставке в Нижнем Тагиле осенью 2015 года новые варианты модернизации этих танков. Они будут отличаться от тех, которые мы уже предлагали в 2013 году. Будут учтены современные требования и опыт ведения боевых действий в локальных конфликтах.

— Вячеслав Гилфанович, корпорация состоит из многих предприятий. Головное предприятие достигло успехов в выполнении гособоронзаказа, а как себя чувствуют другие составляющие корпорации? Например, омское подразделение?

На самом деле, мы развиваем не только головное предприятие, Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле. У нас есть программы развития, реконструкции и технического перевооружения, вплоть до капитального строительства и на других предприятиях. На Уралтрансмаше действует программа по развитию ракетно-артиллерийского вооружения. Есть утвержденная программа, в соответствии с которой мы готовим производство под перспективный артиллерийский комплекс «Коалиция-СВ». Налаживается также производство и других изделий.
Мы приняли стратегическое решение превратить все наши научно-исследовательские институты в научно-производственные комплексы. Это, безусловно, поможет им «держаться на плаву» даже в сложных, в том числе и внешнеполитических условиях. Я имею в виду санкции Запада. Известно, что производство всегда поддерживало науку. Имея заказ, ты всегда располагаешь возможностью содержать и научно-исследовательский комплекс. Вот и мы пошли таким же путем.
Что касается Омсктрансмаша, то это предприятие не просто развивается, оно продвигается вперед, скажем так, семимильными шагами. Если пять лет тому назад на предприятии работало не более 400 человек, то сейчас— 4800. Здесь, как и на Уралвагонзаводе, освоен полностью капитальный ремонт с модернизацией танка Т-72. На Омсктрансмаше сейчас выполняется несколько экспортных контрактов и ряд других, связанных с государственными заданиями Министерства обороны Российской Федерации. Мы освоили серийное производство некоторых видов вооружения и техники на этом предприятии, в том числе тяжелых огнеметных систем ТОС-1А и других изделий.
Практически завершены государственные испытания специальной пожарной машины. Мы сумели реализовать все характеристики, заданные Министерством обороны, и эта уникальнейшая машина была продемонстрирована на выставке в 2013 году. Она является, по сути, безэкипажным роботом. Управляемая оператором за несколько километров, машина способна работать в очагах возгорания, в том числе предельно опасных типа складов боеприпасов и т.д. Мы поддерживаем все наши конструкторские бюро, научно-исследовательские институты и производственные площадки, что уже приносит хороший результат.
Но я бы хотел также отметить, что мы развиваем производство не только продукции военного, но и гражданского назначения. Один из примеров, это трамвай Р-1, который мы сейчас строим на площадке Уралтрансмаша.

Основной танк Т-72Б3
Основной танк Т-72Б3

— Давайте поговорим о перспективных работах. Известно, что корпорация Уралвагонзавод выполняет ряд ОКР в рамках создания семейства «Армата». Это танк и тяжелая БПМ, которые должны быть представлены на параде в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне 9 мая 2015 года. Каково сейчас состояние дел? Будут ли эти машины на параде?

График выдерживается. В феврале-марте мы эти машины передадим Министерству обороны, и оно будет принимать решение об их участии в параде на Дне Победы.

— Чьи экипажи поведут эти машины на параде?

На мой взгляд, это должны быть экипажи Вооруженных сил Российской Федерации, потому что эта машина делается для них. У нас самих просто возможности такой нет: ни штатной структуры, ни командиров машин. А для механика-водителя, который проходит службу в Вооруженных силах, это будет, несомненно, самое значимое событие в жизни: провести по Красной площади перспективное изделие «Армата».

— Как вы уже сказали, ОКР выполняется по графику. Но есть еще смежники, которые не входят в корпорацию. Как дела у тех, кто разрабатывает систему управления огнем, боеприпасы, системы связи и интеграции в АСУВ?

Кооперацию уже давно с ними налажена, и у нас есть абсолютное взаимопонимание. Однако, как и в любой отрасли, проблемы всегда есть и будут, они должны просто вовремя решаться. Есть, конечно, не зависящие от нас обстоятельства. Некоторые предприятия вообще относятся к другим холдингам, к другим компаниям, к другим, я бы сказал, техническим и технологическим кластерам разных форм собственности. Поэтому нужно находить компромиссы. Есть инструменты, которые регулируют эти процессы, в том числе федеральные законы. Иногда приходится решать задачи методом выездных сессий непосредственно на территории того или иного предприятия. Однако, в целом, все понимают уровень ответственности в решении государственных задач.

— Решение Президента о повышении статуса генеральных конструкторов способствует решению этих задач?

Пока мы этого не почувствовали, прежде всего потому что у нас еще не назначены генеральные конструкторы. Положение о генеральных конструкторах мы сейчас внимательно изучаем. Есть там определенные нюансы в части, касающейся статуса. Что-то приемлемо, а что-то надо пересматривать, на мой взгляд. Если мы говорим о статусе генерального конструктора, то полномочия ему надо давать гораздо более широкие.
Но самое главное – ресурсное обеспечение, потому что, к сожалению, сейчас генеральный конструктор или главный конструктор вынужден при анализе того или иного варианта разработки изделия выбирать максимум из двух вариантов. Так не должно быть. Он должен из нескольких вариантов выбирать наиболее оптимальный, который соответствует требованиям, и его применять в своем изделии. А так как нет ресурса, он просто не может заплатить за эту вариантность. Это неправильно, это ограничивает свободу действий генерального конструктора.
Нужно расширить полномочия в распоряжении ресурсом, но для этого надо менять, например, правила формирования начальной цены контракта в части ОКР. Надо переделывать механизм ценообразования. А в целом, мы поддерживаем, конечно, решение о том, что должны быть генеральные конструкторы по направлениям.

— Хотелось бы перейти к вопросам военно-технического сотрудничества. Есть опыт, очень большой и позитивный, сотрудничества с Индией. И сейчас в индийской прессе появляются сообщения о том, что наши партнеры собираются продолжить такое взаимодействие в форме закупки машинокомплектов. Действительно ли есть такие запросы от индийских заказчиков?

Информацию об иностранных заказчиках мы, как правило, не раскрываем, по их собственной просьбе. А в общем могу сказать, что у потенциальных иностранных партнеров намерения разные. Есть намерения по модернизации уже существующего, ранее закупленного, в Советском Союзе, в Российской Федерации, вооружения и военной техники. Есть пожелания закупить вновь разрабатываемые образцы. В частности, несколько делегаций проявили интерес к модернизации танка Т-90С по варианту ОКР «Прорыв». Есть также интерес к таким изделиям, как боевая машина огневой поддержки «Терминатор».

— По сообщениям наших коллег из зарубежных СМИ, от военнослужащих Сирийской арабской армии поступают позитивные отзывы о надежности, боевой устойчивости, высокой эффективности, и в то же время простоте эксплуатации танков Т-72 в реальных боевыхусловиях. Что вы можете сказать в отношении таких свойств, как надежность, неприхотливость, простота в эксплуатации, освоении, эффективность боевого применения той техники, которую вы поставляете иностранным заказчикам?

Приведу несколько примеров, которые как раз и характеризуют эти положительные свойства танков Т-72 и Т-90. В международной военной среде ходят, я бы сказал, легенды о надежности этих машин. И это правда. Еще совсем недавно мы переживали время (я называю это периодом «военного баламутства»), когда в Министерстве обороны под любым предлогом охаивалась наша техника, невзирая на то, она соответствует всем заданным требованиям. Так вот, военными руководителями было принято решение о проведении выборочных дополнительных испытаний различной техники.
Брали, допустим, любой образец и говорили: «На испытания! Проверяем заново, соответствует ли он заявленным характеристикам или нет». Такие тесты были проведены на двух наших изделиях. К сожалению, я не могу назвать конкретные марки, пока это закрытая информация. Так вот, одно изделие прошло пробеговые испытания протяженностью в 2800 километров, и был обнаружен всего-навсего один дефект, который немедленно устранили путем типовой регулировки согласно инструкции по эксплуатации. Вот это и есть показатель надежности машины. Я сомневаюсь, что какой-либо иностранный образец сможет повторить подобное.
Еще один пример, тоже очень показательный. У нас ведется статистика по поражению танков Т-72 в различных вооруженных конфликтах. Вот некоторые факты. Попадание выстрелом из РПГ-7 в машину более 10 раз: все члены экипажа, за исключением командира, остались живы, командир был смертельно ранен (из-за приоткрытого люка). Вторая ситуация: попадание 17 раз (семнадцать!) в машину: весь экипаж остается жив, и машина сохраняет боеспособность. Разве это не показатели? Какие еще нужны аргументы, чтобы подтвердить надежность и живучесть машины?
Что касается огневой мощи, я скажу так: к сожалению, многие эксперты, в том числе с большими генеральскими звездами, иногда высказывают сомнения в огневой мощи современных танков. Однако всем специалистам известно, что эффективность применения любого средства вооруженной борьбы зависит, прежде всего, от обученности экипажа, а потом уже от технических характеристик вооружения и военной техники. Соотношение приблизительно 50 на 50. И когда запускают в бой танки с необученным экипажем, да еще в городских условиях, а потом начинают показывать фото: «Вот, смотрите, как наши танки все горят». Какая разница, какие машины горят? Все машины горят одинаково, что танк Т-72, что Т-90. Зачем было пускать в город технику с неподготовленными экипажами, с не установленной динамической защитой? Только для того, чтобы потом говорить, что эта машина ненадежная и не обладает теми характеристиками, которые в ней практически реализованы? В то же время мы знаем массу примеров, когда обученный, с подготовленной машиной, единственный экипаж выполняет задачу целой танковой роты.

— Можно напомнить читателям: события прошлого и текущего года в Ираке показывают, что при неумелом экипаже впечатляюще полыхает и американский М1 «Абрамс» хваленый, который подбивают из обычного РПГ...

Добавлю, некоторые дилетанты приводят фотографии, где, к примеру, корпус Т-72 обгоревший стоит, а невдалеке лежит сорванная башня. И утверждают: «Вот, смотрите, детонация боекомплекта!» А в причинах ведь никто не разбирается. Но известны случаи, еще с первой иракской войны (1991 года), когда американцы попросту бросали гранату внутрь покинутых танков Т-72, результат фотографировали и комментировали: «Смотрите, как уязвимы советские танки Т-72!» Но ведь в реальном прямом столкновении получается совсем другая статистика. Кстати, фотографий танков «Абрамс», уничтоженных и выведенных из строя, не только в результате боевых повреждений, но и по техническим причинам, можно обнаружить при желании гораздо больше, чем танков Т-72 и Т-90.

— Это элемент информационной войны, которую Запад давно ведет против России. И я думаю, этому надо противостоять, рассказывая правду о реальных боевых и эксплуатационных качествах как российских машин в целом, так и технике, производимой Уралвагонзаводом.

— Хочу добавить, если бы танки «Абрамс», «Леопард» и другие действительно были уникальными по эффективности и стоимости, то они бы массово применялись повсеместно. А мы имеем как раз обратную картину: танки Т-72 и Т-90 сегодня эксплуатируется более чем в 50 странах мира, их выпущено просто невероятное количество. Это самый массовые танки в мире! А те, кто их закупает и эксплуатирует, люди очень опытные, грамотные, понимающие толк в реальной эффективности боевой техники.
И самое главное – наши танки полностью удовлетворяют запросы даже самого искушенного заказчика. А мы в свою очередь, готовы выполнить любые его требования.

— Вячеслав Гилфанович, большое спасибо за беседу!

Основной танк Т-90С
Основной танк Т-90С

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru