Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 3 за 2013 г.

Генерал-полковник в отставке Миронов Алексей Кириллович родился в 1926 г. 50 лет отдал службе в рядах Вооруженных Сил. Участник Великой Отечественной войны, в армии с июня 1942 г. На офицерских должностях с 1944 г. Командир взвода, роты, батальона, начальник штаба полка. Окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе (1956 г.) и Военную академию Генерального штаба (1968 г.). 30 лет служил в оперативных управлениях ряда военных округов и групп войск, а также в Главном оперативном управлении Генерального штаба и Главном управлении кадров Министерства обороны. Более 17 лет трудится в центральном музее Вооруженных Сил. Регулярно публикует научные работы по военной истории, оперативному искусству и военному строительству.

К крупнейшим событиям Великой Отечественной войны относится Курская битва, произошедшая на советско-германском фронте в период с 5 июля по 23 августа 1943 г.

В результате побед под Сталинградом, на Кавказе, Среднем и Верхнем Дону и под Ленинградом советским войс­кам удалось не только переломить оперативно-стратегическую обстановку в свою пользу, но и нанести немецко-фашистским войскам тяжелые потери в боевой технике и личном составе.

Все это вынудило нацистское руководство Германии осуществить тотальную мобилизацию своих резервов и ресурсов и нацелить их на реванш за свои поражения, без чего дальнейший ход и исход войны обречены были бы на неумолимо быстрое поражение. По сути, этот выход для Германии был единственно возможным в качестве нового импульса в достижении своих бредовых целей.

После отражения мощного контрудара немецко-фашистских войск на харьковском, белгородском направлениях и северней Курска советские войска, израсходовав основные резервы, весной 1943 г. перешли по всему фронту к оборонительным боям, накоплению надежных резервов, подготовке войск к дальнейшим активным действиям.

Образовавшаяся дуга с центром в районе Курска явилась главным направлением сосредоточения усилий противоборствующих сторон и ничто не вызывало сомнений в том, что именно здесь летом 1943 г. произойдут основные сражения не только за захват инициативы, но и за достижение коренного и окончательного перелома в ходе войны.

Главными мероприятиями обеих сторон явились существенная реорганизация войск, их переоснащение на новой качественной и количественной основе, достижение перевеса их боевых возможностей над противником в условиях жесточайшего лимита времени, недопущение потери инициативы и создание выгодных для себя условий.

Развернувшаяся на всю мощь оборонная индустрия Советского Союза с включением перебазированных на восток военных заводов позволила к лету 1943 г. резко увеличить выпуск боевой техники, особенно танков и самолетов, а также артиллерийских орудий и минометов, боеприпасов и других необходимых видов продукции. Промышленный рывок позволил создать базу для осуществления крупномасштабных мероприятий по формированию танковых армий.

Эти мощные соединения включали в себя по два танковых корпуса и одному механизированному, по два истребительно-противотанковых артиллерийских и минометных полка, по два полка зенитной артиллерии и танкосамоходных полка. Новые средства управления повысили самостоятельность и маневренность танковых армий, их способность действовать в отрыве от основных баз снабжения.

Была заметно увеличена огневая мощь и общевойсковых армий за счет включения в их состав дополнительного количества артиллерии и зенитных средств. Продолжалось формирование корпусных управлений. Их число по сравнению с 1942 г. возросло в два раза (с 34 до 64). Увеличилось количество стволов артиллерии в стрелковых дивизиях (с 30 до 48), в танковых (с 90 до 152 ед.) и механизированных корпусах (с 246 до 252 ед.).

Стрелковые бригады переформировывались в дивизии до штатного состава в количестве 9380 человек, создавались танкосамоходные полки как средство борьбы с танками противника. На их оснащение поступили новые образцы боевой техники (СУ-122, ИСУ-152).

В стрелковых соединениях и частях количество автоматического оружия увеличилось в 2 раза, средств ПТО — в 1,5, зенитных — в 1,2 раза.

Значительной реорганизации подверглась артиллерия резерва Главного командования. Было сформировано четыре артиллерийских корпуса (по две артиллерийских дивизии, по одной дивизии гвардейских минометов). В составе каждого артиллерийского корпуса имелось 496 орудий, 216 минометов, 864 пусковые установки М-31. Всего — 1576 огневых единиц, что позволяло быстро сосредоточивать усилия артиллерийских группировок большой огневой мощи на избранном направлении.

Реорганизации были подвергнуты и артиллерийские бригады резерва ВГК. На их базе создавались артиллерийские дивизии с 356 орудиями и минометами каждая. Артиллерийские бригады большой мощности получили по 24 гаубицы калибра 203 мм, появились тяжелые пушечные артиллерийские дивизии. Минометные полки РВГК объединены в бригады.

Сформированы дивизии реактивной артиллерии. Их один залп составлял 3456 снарядов весом 320 тонн. Создавались полки реактивной артиллерии для танковых армий, механизированных и кавалерийских соединений. Резко возросла мощь зенитной артиллерии.

На ее оснащение вместо 37-мм орудий стали поступать 85-мм системы, число которых, по сравнению с 1942 г., увеличилось в полтора раза.

Всего к началу июля 1943 г. в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелось 65 артиллерийских, зенитных дивизий, гвардейских дивизий реактивной артиллерии и свыше 50 отдельных артиллерийских и минометных бригад.

К апрелю 1943 г. было создано 13 воздушных армий в составе 700–800, а в некоторых и 1200 самолетов (с учетом усиления их отдельными авиакорпусами).

Кроме воздушных армий было сформировано 19 отдельных авиационных корпусов, в том числе четыре истребительных, девять смешанных, три штурмовых и три отдельных бомбардировочных корпуса. Самолетный парк Дальней авиации составлял 950 ед. Количество самолетов в истребительных и штурмовых авиационных полках было увеличено с 32 до 40 ед. К лету 1943 г. подготовлено 22 тысячи летчиков и других авиационных специалистов.

На оснащение ВВС стали поступать усовершенствованные самолеты: истребители Ла-5, Як-9, бомбардировщики Пе-2 и Ту-2 и штурмовики Ил-2 с улучшенными боевыми характеристиками. Штурмовая авиация вооружалась новыми образцами кумулятивных противотанковых авиабомб (ПТАБ-1,5, −2,5) с большим радиусом поражения бронецелей, малым весом и высокой точностью.

Войска ПВО получили новые образцы истребителей, радиолокационных станций и приборов управления огнем зенитной артиллерии. В войсках ПВО были сформированы зенитно-артиллерийские, зенитно-прожекторные и зенитно-пулеметные соединения и части, началось развертывание радиобатальонов, образовавших систему воздушного контроля.

Значительной реорганизации и модернизации подверглись инженерные, воздушно-десантные войска и силы ВМФ.

Был преобразован тыл действующей армии и Центра. Значительная часть запасов передавалась фронтам и армиям. Формировались новые тыловые базы, соединения и части, железнодорожные, дорожные и автомобильные войска, резко расширена госпитальная база на фронте и в тылу.

В войска прибыло около 100 тыс. выпускников военных училищ и курсов. В резерве Ставки ВГК находился вновь сформированный Степной фронт (командующий — генерал-полковник И.С. Конев). В целом Ставка располагала резервом личного состава свыше 1 млн. человек, боевой техники в количестве 16 тыс. орудий и минометов, 2688 танков и САУ, 662 самолетов. Завершалось формирование резервных шести общевойсковых и одной танковой армии и значительного количества отдельных соединений и частей.

Возросла активность и действенность партийно-политической работы на фронте и в тылу. Количество партийных организаций возросло с 40 262 до 60 414, главным образом за счет низовых звеньев.

Повышению боевого духа войск способствовало массовое награждение отличившихся в боях воинов, вручение Боевых знамен гвардейским армиям и корпусам. До этого их имели только дивизии, бригады и полки.

Войска получили новый Полевой устав (ПУ-43), новые уставы и наставления для родов войск и авиации, в которых был отражен накопленный в предшествующие годы боевой опыт.

Во фронтах, которые оборонялись на Курской дуге, к началу июля 1943 г. имелось: на Центральном фронте — пять общевойсковых (48, 13, 70, 65-я и 60-я), 2-я танковая и 16-я воздушная армии, один стрелковый и два танковых корпуса. Боевой состав фронта составлял: личного состава 710 тысяч человек, 5280 орудий, 5630 минометов, 1783 танка, 1092 самолета.

Воронежский фронт — пять общевойсковых армий (38, 40, 69-я, 6-я и 7-я гв. армии), 1-я танковая армия и 2-я воздушная армия, один стрелковый и два танковых корпуса. Боевой состав фронта имел: 620 тысяч человек личного состава, 4030 орудий, 4150 минометов, 1661 танк, 1080 самолетов.

Во вновь созданный на рубеже р. Дон Степной военный округ, составляющий второй стратегический эшелон Ставки ВГК, входили пять резервных общевойсковых армий (4-я гв., 5-я гв., 27, 47, 53-я армии), 5-я гв. танковая армия, 5-я воздушная армия, один стрелковый, три танковых, механизированных и кавалерийских корпуса.

Боевой состав округа составил: личного состава 573 тысячи человек, 3327 орудий, 4004 миномета, 1551 танк и САУ.

К этому времени немецко-фашистские войска за два года войны потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 4 миллиона 126 тысяч личного состава. Для восполнения потерь было призвано 3 896 295 человек. Восстановление практической численности личного состава явилось результатом тотальной мобилизации возрастов от 16 до 60 лет. На их подготовку отводилось 4–6 месяцев.

Восполнять потребность в офицерских кадрах военные ВУЗы Германии не имели возможности, в результате до 80% молодых офицеров имели только 3-месячную подготовку.

После Сталинградской битвы немцы смогли вновь сформировать пятьдесят дивизий и четыре танковые дивизии СС. Штатная численность дивизий уменьшилась с 16 859 до 12 708 человек, однако огневые возможности дивизий возросли.

На Восточном фронте из 273 дивизий к июлю 1943 г. они держали 194 немецких и 30 дивизий своих сателлитов.

Немецкие танковые войска получили машины типа «Тигр», «Пантера» и самоходно-артиллерийские установки «Фердинанд». Боевой состав танковых войск включал 3400 ед., входящих в состав 27 танковых и девяти моторизованных дивизий.

Немецкие ВВС на советско-германском фронте имели 2700 самолетов (55%). Командование вермахта пыталось поднять дух своих войск, так как по его оценке солдаты «с тупым безразличием стали относиться к происходящему». Была расширена сеть военно-полевых судов. Немецкие спецслужбы стремились активизировать проведение идеологических диверсий среди советских войск на фронте и в тылу, но эти попытки органами советской контрразведки были своевременно пресечены.

Всего к началу Курской битвы немецкому руководству удалось увеличить свои войска, действующие на этом участке советско-германского фронта, на 266 тысяч человек, 5,4 тыс. орудий и минометов, 2,5 тыс. танков и САУ. Количество самолетов увеличено всего на 280 единиц.

Гитлер был уверен, что этих сил достаточно не только для крупной наступательной операции, но и для достижения окончательной победы. Однако, как и ранее, налицо была явная переоценка собственных сил и недооценка сил советской стороны, ибо реальное соотношение сил и средств было уже не в пользу немцев, особенно по танкам и самолетам.

К разработке плана продолжения вой­ны на лето и осень 1943 г. советское командование приступило в конце марта, т.е. сразу после завершения зимних и весенних сражений.

Идея руководства сводилась к преднамеренному выбору оборонительных действий при наличии своего превосходства над силами противника. Его наступление намечалось остановить в тактической зоне обороны, не допуская прорыва в глубину.

Одновременно предусматривался и вариант на случай отказа немецкого командования от активных широкомасштабных наступательных действий или их переноса на более поздний срок. В этом случае советские войска должны были сами перейти к упреждающим наступательным действиям, но первый вариант, т.е. переход в контрнаступление после отражения противника считался более предпочтительным. Развитие событий подтвердило целесообразность и обоснованность планов советского командования.

Параллельно Ставка ВГК разрабатывала план проведения наступательной операции на орловском и белгородско-харьковском направлениях.

На орловском направлении к операции привлекались войска Западного, Брянского и правого крыла Центрального фронтов. Операция получила наименование «Кутузов».

Отражение наступления противника со стороны Орла возлагалось на войска Центрального фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского, а со стороны Белгорода — на войска Воронежского фронта под командованием генерала Н.Ф. Ватутина. Срок перехода в контрнаступление определялся в зависимости от истощения наступательных возможностей противника. Разгром белгородско-харьковской группировки немцев должен был осуществляться совместными усилиями Воронежского и Степного фронтов. Операция получила наименование «Полководец Румянцев».

В ходе общего наступления, которое должно было последовать за контрударными действиями, советское командование намечало нанести поражение основным группировкам противника «Юг» и «Центр», освободить левобережную часть Украины, Донбасс, форсировать на широком фронте р. Днепр, отбросить противника дальше от Москвы и всего Центрального промышленного района, освободить часть Белоруссии, очистить Таманский полуостров и овладеть плацдармом в Крыму.

Для выполнения намеченных задач только Центральному и Воронежскому фронтам выделялось около 1/3 личного состава сухопутных войск и авиации, 1/2 танкового парка и САУ, три четверти орудий и минометов от всей численности в действующих фронтах.

Такое сосредоточение сил и средств гарантировало достижение поставленных целей.

К началу битвы Центральный и Воронежский фронты, а также Степной военный округ в основном выполнили поставленную перед ними задачу по подготовке глубоко эшелонированной обороны. Каждая армия первого эшелона построила три полосы обороны, занятых на направлениях вероятных главных ударов противника. Фронты имели также по три оборонительных рубежа. По левому берегу р. Дон был построен Государственный рубеж обороны.

Только в полосе Воронежского фронта было оборудовано 84 тыс. стрелковых и пулеметных ячеек и окопов для противотанковых рубежей, установлено 637 тыс. противотанковых и противопехотных мин, 593 км проволочных заграждений. Общая длина траншей и ходов сообщения достигала 4240 км. Примерно такой же объем инженерных работ был выполнен и на Центральном фронте.

Оборона строилась, прежде всего, как противотанковая. Ее основу составляли противотанковые опорные пункты, районы и рубежи. Создавались во всех звеньях от полка и выше сильные противотанковые резервы и подвижные отряды заграждения в сочетании с развитой системой противотанковых препятствий на глубину до 30–35 км. Для отражения ударов авиации противника в районе Курска была создана развитая система ПВО.

По оценке германского командования Курский выступ создавал для немецкой армии благоприятные условия окружения и разгрома противостоящих советских войск. Для этого немецко-фашистское командование привлекало группировки «Центр» и «Юг», усиленные значительным составом стратегических резервов, оснащенных новой боевой техникой.

В целом замысел немцев не отражал реальное соотношение боевых возможностей своих и советских войск. Осознавая глубину последствий в случае провала операции «Цитадель», они неоднократно переносили сроки перехода в наступление.

У оснований Курской дуги на направлениях намечаемых главных ударов немецкое командование развернуло мощные танковые группировки. Перед ними была поставлена задача: нанося удары по сходящимся направлениям, прорваться к Курску, окружить и уничтожить советские войска, обороняющиеся в выступе.

Ставка делалась на массированный удар танковых дивизий при мощной поддержке авиации. Главную полосу обороны советских войск планировалось прорвать в течение двух первых суток, к исходу четвертых суток их ударные группировки должны были соединиться в районе Курска. Окружением и уничтожением миллионной группировки советских войск они рассчитывали взять реванш за поражение под Сталинградом.

Против Центрального фронта командование группы армий «Центр» сосредоточило 22 дивизии, из них 15 пехотных, шесть танковых и одна моторизованная дивизия 9-й полевой армии, четыре пехотных дивизии 2-й полевой армии, отдельный батальон тяжелых танков и семь дивизионов штурмовых орудий. Немецко-фашистская группировка севернее Курска имела 460 тысяч личного состава, около 6 тыс. орудий и минометов и до 1200 танков и штурмовых орудий.

Против Воронежского фронта было развернуто пять пехотных дивизий 2-й полевой армии группы армий «Центр», 4-я танковая армия (восстановленная после разгрома под Сталинградом) и основные силы оперативной группы «Кемпф» группы армий «Юг», в составе трех корпусов, в том числе одного танкового, насчитывавшие в своем составе 24 дивизии (из них 15 пехотных, восемь танковых и одна моторизованная), два отдельных батальона тяжелых танков и дивизион штурмовых орудий. Всего данная группировка включала 440 тысяч личного состава с 4 тыс. орудий и минометов и до 1500 танков и штурмовых орудий.

Группировки, которые предназначались для ударов на северном и южном фасе, западнее Курска, прикрывали пехотные дивизии 2-й полевой армии, которые в ходе битвы должны были сковывать противостоящие советские войска (65-ю и 60-ю армии Центрального фронта и 38-ю армию Воронежского фронта), не допуская их маневра на наиболее угрожаемых направлениях.

В резерве немецкого командования оставалась всего лишь одна пехотная дивизия, охранная дивизия и две пехотных бригады, что было явно недостаточно.

Для поднятия духа своих войск Гитлер делал заявления, что якобы кризис после Сталинграда преодолен и боевой настрой немецких солдат восстановлен.

С апреля по июнь 1943 г. советские ВВС осуществляли воздушную операцию по завоеванию стратегического господства в воздухе. К воздушным сражениям было привлечено 17 авиационных корпусов. Наши истребители Ла-5 и Як-9 превосходили по маневренности и скорости новые немецкие истребители Ме-109Ф. Летная и боевая подготовка советских авиаторов в достаточной степени соответствовала требованиям войны, органы управления ВВС накопили немалый опыт борьбы с немецкой авиацией.

Первый массированный удар советская авиация нанесла по аэродромам противника, к нему было привлечено до 500 самолетов. В результате этого удара враг потерял 194 самолета на аэродромах и 21 в воздухе. Советская авиация потеряла 21 самолет.

Во второй половине июня была проведена вторая воздушная операция силами трех воздушных армий и авиации Дальнего действия. Массированные удары с воздуха наносили и немецкие ВВС. Так, 2 июня они совершили налет на железнодорожный узел Курска. В нем участвовало более 500 самолетов. Такие удары в течение дня наносились неоднократно. В небе было сбито 145 самолетов противника, наши потери составили 27 самолетов.

Массированный удар по Курску стал последним воздушным налетом такого масштаба. Немецкая авиация была вынуждена перейти к нанесению ночных ударов, но гораздо меньших масштабов. Такие удары наносились по Ярославлю, Горькому, Саратову. Следует признать, что в результате этих налетов промышленные объекты этих городов существенно пострадали, особенно Горьковский автозавод, производивший танки.

Государственный Комитет Обороны вынужден был принять специальное решение по усилению системы ПВО Центрального промышленного района и городов Поволжья. В результате резкого повышения эффективности советских ПВО немецкая авиация отказалась от дальнейшей борьбы за захват стратегической инициативы, ее мощь была сильно ослаблена и она вынуждена была сосредоточить свои усилия только на поддержке войск.

Мощные удары наша авиация наносила силами Дальней авиации по крупным узлам, таким, как Брянск, Орел, Гомель, Смоленск, Орша, Вязьма, Новозыбков. С 1 января по 5 июля Дальняя авиация совершила 15 тыс. самолето-вылетов. В апреле-мае 1943 г. она наносила массированные удары по Кенигсбергу, Истенбургу, Данцигу, Тильзиту с применением бомб весом от 2 до 5 тонн. Всего за три месяца до начала Курской битвы авиация произвела 42 тыс. самолетовылетов.

В результате воздушной операции к началу Курской битвы было завоевано господство в воздухе, которое удерживалось не только в ходе этой битвы, но и до конца войны. Все это не могло не сказаться на ходе и исходе битвы под Курском.

Ход битвы был таким. Используя глубокоэшелонированную оборону, хорошую подготовку войск к отражению ударов, прежде всего танков, мощную систему огня и высокую плотность инженерных заграждений, наши войска на рассвете 5 июля 1943 г. развернули по всему фронту Курской дуги напряженные оборонительные бои и сражения по отражению ударов немцев, проведя перед этим мощную артиллерийскую контрподготовку.

С начала сражения в воздухе развернулись напряженные воздушные бои. Были моменты, когда над полем боя одновременно находилось до 400 самолетов. За 5 и 6 июля только в полосе Центрального фронта было произведено 3500 самолето-пролетов, при этом сбито 219 вражеских самолетов.

В полосе Центрального фронта в первый день боя противник сосредоточил свои усилия на ольховатском направлении. 6 июля войска Центрального фронта нанесли контрудар силами 17-го гв. стрелкового корпуса 13-й армии, 16-го танкового корпуса 2-й танковой армии и 19-го танкового корпуса из резерва фронта.

В результате они не только остановили врага, но и потеснили на 1,5-2 км, надежно сковав его действия.

За два дня боев в полосе Центрального фронта на ольховатском направлении противник потерял более 25 тысяч солдат и офицеров и большое количество техники. Настойчивые попытки гитлеровского командования вбить танковые клинья на стыках между 48, 13-й и 70-й армиями Центрального фронта окончились провалом. Лишь в результате пятой атаки ему удалось ворваться на передний край обороны 13-й армии и продвинуться на сравнительно узком участке ее обороны на глубину не более чем 6–8 км.

Немецкое командование вынуждено было 7 июля перенести свои главные усилия на Поныри. Эта попытка также была успешно отражена. В этих боях отличились воины 307-й стрелковой дивизии 13-й армии.

Продвижению немецких войск активно противодействовали войска, занимавшие оборонительные рубежи, минные поля, мощный артиллерийский огонь ствольной и реактивной артиллерии, удары с воздуха и сильные контратаки наших наземных сил. 8 июля северо-западнее Ольховатки при отражении около 300 немецких танков совместно с пехотой отличились бойцы и командиры 3-й истребительной бригады полковника В.Н. Рукосуева. Враг, понесший значительные потери, на этом направлении был остановлен.

К 9 июля немецкое командование группы армий «Центр» ввело в сражение почти всю ударную группировку 9-й полевой армии — семь пехотных и пять танковых дивизий. Но героическим сопротивлением сил Центрального фронта наступательные возможности немецких войск были подорваны.

Командование «Центр» было вынуждено приступить к перегруппировке своих сил в направлении на Фатеж — в стык наших 13-й и 70-й армий. Становилось реальностью, что вермахт теряет инициативу. Наступление немцев возобновилось лишь 9 июля, но и оно окончилось, несмотря на мощную поддержку с воздуха, неудачей. Ни 10-го, ни 11 июля группировка 9-й полевой армии немцев не смогла продвинуться в глубь обороны советских войск.

12 июля с переходом войск Западного и Брянского фронтов в наступление гитлеровское командование вынуждено было принять решение о переходе 9-й полевой армии к обороне севернее Курска.

С 15 июля 1943 г. войска правого крыла Центрального фронта, используя мощный удар Западного и Брянского фронтов, нанесенный 12 июля, приняли активное участие в разгроме орловско-болховской группировки и освобождении многих крупных городов, в том числе г. Орел (5 августа).

Наши войска на этом направлении за 37 суток боев, преодолевая подготовленные оборонительные рубежи противника, продвинулись в глубину на 150 км и разгромили 15 вражеских дивизий. В дальнейшем приступили к перегруппировке и подготовке новых наступательных операций, приведших к форсированию Днепра.

5 июля в 6 часов после артиллерийской подготовки и массированных налетов авиации гитлеровские войска перешли в. наступление и против войск Воронежского фронта. Главный удар наносился пятью танковыми, одной моторизованной, двумя пехотными дивизиями, двумя батальонами тяжелых танков и дивизионом штурмовых орудий в направлении Обояни по 6-й гв. армии генерала И.М. Чистякова. Второй удар тремя танковыми и тремя пехотными дивизиями — в направлении Короча по 7-й гв. армии генерала М.С. Шумилова. Таким образом, командование группы армий «Юг» уже в первый день наступления ввело в сражение пять пехотных, восемь танковых и одну моторизованную дивизию.

С величайшей стойкостью оборонялись советские воины, проявляя массовый героизм и отвагу. Беспримерный подвиг совершили бойцы и командиры 214-го полка 73-й гв. стрелковой дивизии 6-й гв. армии. Они мужественно отразили наступление 120 танков, в том числе 35 «тигров», уничтожив при этом 39 танков и до тысячи гитлеровцев. С обеих сторон в полосе Воронежского фронта действовало более 2 тыс. самолетов. 5 июля совершил свой подвиг лейтенант А.К. Горовец, сбив в одном воздушном бою девять самолетов противника.

Немецким войскам, хотя и удалось за первый день продвинуться на некоторых направлениях до 10 км, но прорвать главную полосу обороны они не смогли. На второй день, т.е. 6 июля немецкое командование пыталось прорвать вторую полосу в районе Яковлеве, создав плотность до 100 танков на 1 км фронта. Но силами двух танковых корпусов 1-й танковой армии генерала М.Е. Катукова, вы/двинутых в полосу обороны 6-й гв. армии на рубеж Меловое, Яковлеве, совместно с введенными в сражение с утра 6 июля из второго эшелона фронта 69-й армией генерала В.Д. Крюченкина и 35-м гв. стрелковым корпусом генерала С.Г. Горячева наши войска не допустили прорыва противника в северо-восточном направлении. Весь день 6 июля на Обоянском направлении велись ожесточенные танковые сражения, тем более что в борьбу вступили основные силы 1-й танковой армии. В течение нескольких часов сотни танков превратились в металлический лом. Земля стонала от разрывов снарядов, авиационных бомб и грохота танков. В небе находились сотни самолетов, шли ожесточенные воздушные бои. От дыма и гари исчезла линия горизонта, скрылось солнце во мгле дыма и гари.

Учитывая, что противник наращивает свои силы, Ставка ВГК к исходу 6 июля приняла решение для усиления Воронежского фронта выдвинуть из состава Степного фронта 5-ю гв. танковую армию генерала П.А. Ротмистрова, которая, совершив за трое суток 300-километровый марш, к утру 8 июля сосредоточилась в районе, юго-западнее г. Старый Оскол. Кроме того, Воронежскому фронту были переданы два танковых корпуса: один из состава 5-й гв. армии и один из состава Юго-западного фронта.

Несмотря на большие потери, противник силами 4-й танковой армии и группы «Кемпф» продолжал 7 и 8 июля отчаянные атаки. Ожесточенные бои одновременно продолжались как на обояньском, так и на корочанском направлении. В ходе этих боев противник хотя и продвинулся еще на 10–18 км, но перед второй полосой был остановлен, и лишь на участке Яковлево — Лузники ему удалось частично вклиниться силами одного танкового корпуса во вторую полосу нашей обороны.

9 июля, пытаясь развить успех на обояньском и корочанском направлениях, фашистские войска, сосредоточив до 500 танков, при поддержке авиации, вышли к тыловой полосе 6-й гв. армии. Но продвижение противника было остановлено встречным ударом выдвинутых на эти направления сил 4-й гв., 27-й и 53-й армий Степного фронта и переданных из этого фронта на усиление Воронежского фронта 5-й гв. и 5-й гв. танковой армий.

Встретив упорное сопротивление, немецкое командование 10 и 11 июля перенесло главные усилия на прохоровское направление. Стянув сюда лучшие свои соединения: танковые дивизии «Рейх», «Мертвая голова», «Адольф Гитлер» и основные силы 2-го танкового корпуса СС. Наличие в их составе значительного количества танков «Тигр» и САУ «Фердинанд», создали угрозу для дальнейшего продвижения в глубину оперативной обороны советских войск на этом направлении.

С учетом сложившейся обстановки Воронежский фронт, усиленный стратегическими резервами, получил задачу нанести мощный контрудар и разгромить вклинившегося противника. К контрудару привлекались 6-я гв. и 1-я танковая армии с рубежа Меловое, Круглик в направлении на Яковлево. Главный удар наносился из района Прохоровки 5-й гв. танковой армией генерала П.А. Ротмистрова и 5-й гв. армией генерала A.C. Жадова, а также тремя стрелковыми дивизиями 7-й гв. армии генерала М.С. Шумилова.

Особенно ожесточенные встречные бои в ходе контрудара 5-й танковой и 5-й гв. армий развернулись под Прохоровкой 12 июля. Советские танкисты знали, что немецкие танки «Тигр» превосходят их по мощи огня и защитным свойствам на больших расстояниях. Поэтому наши танкисты решительно пошли на сближение с противником. Они врезались в боевые порядки немецкой танковой группировки, что явилось полной для них неожиданностью, а также непредвиденным для врага было и сражение с участием такого количества танков, когда с обеих сторон одновременно в нем участвовало до 1200 танков и САУ. Это было самое крупное танковое сражение Второй мировой вой­ны.

Одновременно шли ожесточенные воздушные бои с участием большого количества самолетов. Несмотря на значительные потери, понесенные обеими сторонами, танковое сражение осталось за нами.

Не достигнув цели, войска Манштейна стали отходить. Войска Воронежского фронта перешли в преследование. С вводом в сражение Степного фронта 19 июля темп продвижения наших войск усилился. К исходу 23 июля советские войска вышли на рубежи, которые они занимали до начала оборонительного сражения. На этом завершился первый этап Курской битвы.

По указанию Ставки ВГК, войска приступили к подготовке удара на белгородско-харьковском направлении, который начался 3 августа 1943 г. (операция «Полководец Румянцев»). Войска Степного фронта в ходе развернувшегося наступления освободили 5 августа г. Белгород, а 23 августа — г. Харьков, со взятием которого фактически окончилась Курская битва. На этом этапе успешное контрнаступление войск Воронежского и Степного фронтов было завершено.

В ходе контрнаступления было разгромлено 15 дивизий противника, после чего, войска этих фронтов приступили к подготовке новой наступательной операции с целью разгрома вражеских группировок на Левобережной Украине, освобождения столицы Украины г. Киев и освобождения Донбасса совместно с Южным фронтом.

Достигнутые результаты советских войск убедительно опровергают попытки фальсификаторов доказать, что в Курской битве де не было победителей. Последовавшее после нее освобождение левобережной Украины и ее столицы — г. Киев явилось непосредственным результатом сокрушительного разгрома немецко-фашистских войск в Великой битве под Курском.

Каковы же основные итоги этой битвы?

Курская битва стоит в ряду крупнейших сражений Второй мировой войны. В этом сражении советские войска сорвали планы гитлеровцев на активное продолжение войны наступательными действиями. Никогда еще до этого их стратегия не терпела такого краха в столь короткий срок. Стремление взять реванш за поражение под Сталинградом было подавлено мощью обороны и неудержимым порывом советских войск к полному разгрому группировок противника.

Стратегия немецкого командования, рассчитанная на мощный первоначальный удар, на этот раз не сработала. В кризисной ситуации в ходе сражения у них не оказалось в достатке резервов для развития успеха.

В ходе Курской битвы советские войс­ка разгромили 30 дивизий противника. Вермахт потерял 500 тысяч солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и минометов, более 3,7 тыс. самолетов. Из 20 танковых и моторизованных дивизий семь были полностью разгромлены, остальные понесли такие потери, которые не удалось восполнить до конца войны.

Гудериан признал, что в Курской битве немецкие танковые войска были фактически выведены из строя, а инициатива полностью перешла к советской стороне.

Большую цену за победу в Курской битве заплатили советские войска. Так, безвозвратные потери только за оборонительный период битвы составили 70 330 человек, за период контрнаступательных действий в операциях «Кутузов» и «Румянцев» эти потери составили 184 134, всего безвозвратные потери в личном составе в сумме составили 254 464 человек.

Выход из строя боевой техники советских войск только в оборонительный период Курской битвы составил: танков и САУ — 1614, орудий и минометов — 3929, самолетов — 459, а в ходе осуществления наступательных операций «Кутузов» и «Румянцев» выход техники из строя составил: танков и САУ — 4450, орудий и минометов — 1315, самолетов — 1167.

Провал операции «Цитадель» стал началом конца третьего рейха. Германский фронт на всем его протяжении больше не смог стабилизироваться. В битве под Курском окончательно потерпела крах наступательная стратегия вермахта, провалилась его попытка повернуть ход войны в свою пользу. Советское командование полностью закрепило за собой стратегическую инициативу и не упускало ее до окончания войны.

В этой битве Советские Вооруженные силы проявили в полной мере свою мощь, основанную на гармоничном сочетании боевых возможностей всех видов и родов войск.

Благодаря успехам советской военной экономики и целенаправленным организационным мероприятиям по подготовке резервов Советские Вооруженные силы не только успешно отразили мощнейший удар противника, но и осуществили стратегическое контрнаступление в составе пяти фронтов, приведшее к решительному разгрому его противостоящих группировок. На фронтах войны войска постоянно ощущали надежную поддержку тыла. Ратный подвиг солдат сливался с самоотверженной работой тружеников тыла. Единение фронта и тыла создавало незыблемый фундамент боевых успехов.

Эта победа еще выше подняла авторитет Советского Союза. Весь мир смотрел на него как на силу, способную сокрушить фашизм. Президент США Рузвельт писал тогда: «Советский Союз может справедливо гордиться своими героическими победами». Такие же отзывы поступали и от руководителей многих других государств, входивших в антигитлеровскую коалицию.

Битва под Курском обогатила во многом наше военное искусство, подтвердила правильность взглядов на способы ведения боевых действий с сильным и коварным противником, обоснованность проведенной реорганизации войск по повышению их боевой мощи и маневренности.

Со стороны всех командных звеньев от Ставки ВГК до боевых войск наиболее ярко в период подготовки и осуществления операций проявилось умение руководить подчиненными силами и средствами на творческой и эффективной основе, позволяющей превосходить противника по всем позициям боевого противоборства.

В Курской битве во всем величии проявились высокие морально-боевые качества советских воинов, их беззаветный патриотизм и стойкость в борьбе с ненавистным врагом.

Каждый день боев давал множество примеров массового героизма солдат, сержантов и офицеров. В борьбе с танками противника они осознанно жертвовали собой, стремясь не допустить их прохода через свой участок обороны, подвигами отвечая на призыв «Ни шагу назад без приказа командира, самоотверженно отстаивать каждую пядь Советской земли».

За подвиги в сражении под Курском 132 соединения и части получили гвардейские звания, 26 соединений получили почетные наименования, более 100 тысяч воинов награждены орденами и медалями, 180 удостоены звания Героя Советского Союза.

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru