Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 2 за 2012 г.

В последние полтора года внимание всего мира приковано к Ближнему Востоку и к Северной Африке. Эти регионы стали ключевыми точками, в которых сошлись глобальные политические и экономические интересы ведущих мировых держав. Западные страны, используя в основном спецслужбы, довольно долго готовили в Ливии то, что в цивилизованном мире принято считать государственным переворотом. Ливия «должна» была повторить относительно малокровные сценарии «арабской весны» в других странах региона. И провал на начальной стадии ливийского конфликта так называемых «повстанцев» стал для организаторов событий в определенной мере неожиданным (что, собственно говоря, и повлекло за собой проведение военной операции силами НАТО).

Операция «Одиссея. Рассвет» проводилась США и их союзниками по ­НАТО с 19 марта по 31 октября 2011 г. Санкционированная Советом Безопасности ООН, эта операция предусматривала меры, необходимые для защиты мирного населения Ливии в ходе противостояния повстанцев и центральной власти М. Каддафи, в том числе боевые действия, за исключением ввода оккупационных войск, недопущение гуманитарной катастрофы в Ливии и нейтрализацию угрозы для международной безопасности.

Военно-политические и военно-технические аспекты войны НАТО в Ливии

Необходимо отметить, что Запад уже может не полагаться исключительно на лидерство США. Хотя Соединённые Штаты продолжают во многом оставаться «незаменимой державой», чем они были все последние 60 лет, этого уже недостаточно, чтобы международные инициативы стали успешными.

Страны с быстро развивающимися экономиками, в первую очередь БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), которые, как ожидается, способны бросить в нынешнем веке экономический вызов Западу, не демонстрируют сейчас способности к политическому и дипломатическому лидерству. Так, из пяти государств, которые воздержались во время голосования в Совете Безопасности ООН по резолюции номер 1976 в отношении Ливии, четыре являются лидерами в группе государств с новой экономикой: Бразилия, Россия, Индия, Китай.

В планировании операции фактор стратегической внезапности, с точки зрения времени начала боевых действий, по сути, не играл особой роли вследствие подавляющего превосходства сил коалиции. Планирование операции проводилось штабом Объединенного командования вооруженных сил США в зоне Африки, во главе с генералом Кэтри Хэмом. В штабе руководства операции для координации совместных действий были направлены офицеры ВС Великобритании, Франции и других стран коалиции. Главной задачей, по-видимому, ставилось не проведение воздушной операции по блокированию и изоляции воздушного пространства Ливии, не уничтожение или разгром ливийских ВС, как это было в ходе операции в Югословии, Иране, а уничтожение высшего руководства Ливии.

Высокая результативность ударов средств воздушного нападения при практически полном отсутствии противодействия со стороны сил ПВО Ливии. Точность определения координат целей, оперативность нанесения ударов, эффективное целеуказание не могли быть реализованы лишь исключительно одними космическими и авиационными средствами разведки. Поэтому значительный объем задач по обеспечению ракетно-авиационных ударов, особенно в ходе непосредственной авиационной поддержки был выполнен с участием авианаводчиков из подразделений Сил Специальных операций (ССО), поэтому России необходимо создать свои силы .

Следует учесть опыт НАТО по обучению повстанцев. Если в начале конфликта они представляли собой фактически сборища не обученных и слабо вооруженных людей, которые в основном сотрясали воздух демонстративной стрельбой и непрерывно отступали, то уже через пару месяцев они смогли переломить ситуацию в другую сторону. Имеющаяся информация позволяет утверждать, что одну из главных ролей роль в таких «превращениях» сыграли спецнацовци Великобритании, Франция и Италии, США.

Система вооружений, задействованная коалиционными войсками США и Великобритании в Ливии, включала проверенные в ходе предшествующих военных конфликтов типы и образцы ВВТ. Для обеспечения взаимодействия средств разведки целей и систем их уничтожения широко использовались новейшие средства связи, навигации и целеуказания. Высокую эффективность показали новые средства радиосвязи, используемые в сетях обмена разведывательной информацией тактического звена, позволившие впервые в ходе реальных боевых действий продемонстрировать эффективность автоматизированного формирования электронной карты тактической обстановки, единой для различных звеньев управления. В частности, впервые были применены в звене «взвод-рота» и разведывательно-поисковыми группами единые тактические терминалы JTT-B, которые позволяют в реальном масштабе времени отображать получаемые по спутниковым и наземным каналам связи данные на электронной карте, выводимой либо непосредственно на собственный терминал, либо на экран подключенного к нему портативного компьютера.

Одной из особенностей ведения боевых действий в Ливии стало масштабное использование систем управляемого оружия, применение которых основывалось на данных, получаемых по каналам связи в реальном масштабе времени от КРНС НАВСТАР, средств радиоэлектронной и оптической разведки.

Была создана мощная американская авиационная группировка разведывательной авиации и радиоэлектронной борьбы, включавшая самолеты Lockheed U-2; RC-135 Rivet Joint , EC-130Y, EC-130J, EA-18G, самолеты электронной разведки ЕР-3Е, Boeig E-3 F Sentry, Grumman E −2 Hawkeye; EC-130J «Коммандо Соло», Tornado ECR; Transall C-130 JSTARS и БЛА Glodal Hawk, самолеты базовой патрульной авиации Р-3 «Орион» и самолеты-заправщики КС-135Р и КС-10А. Последние базировались на базах: Рота (Испания), Суда-Бей и Мидденхолл (Великобритания).

По состоянию на 19 марта авиагруппа была представлена 42 тактическими истребителями F-15C Блок 50, F-15Е и F-16Е, которые базировались на военно-воздушных базах Суда-Бей (Крит) и Сиганела (Сицилия). Ударная авиация также была представлена штурмовиками AV-8В «Харриер II», которые действовали с палубы универсального десантного корабля (УДК) «Кирсардж» и баз Суда-бей и Авиано (север Италии). Высокая точность целеуказания позволила повысить долю применения управляемых боеприпасов до 85%. Для обеспечения взаимодействия средств разведки целей и систем их уничтожения широко использовались новейшие средства связи, навигации и целеуказания. Высокую эффективность показали новые средства радиосвязи, используемые в сетях обмена разведывательной информацией тактического звена, позволившие впервые в ходе реальных боевых действий продемонстрировать эффективность автоматизированного формирования электронной карты тактической обстановки, для спецназа ВМС США, Англии и Франции.

Следует отметить, что в ходе боевых действий нашла практическое подтверждение концепция сопряжения информационных систем стран НАТО и американского командования в зоне Африки. Было реализовано взаимодействие между американскими, английскими, итальянскими информационными системами, в частности реализован прием разведывательных данных от самолетов GR-4A Tornado (Великобритания), оснащенных контейнерной разведывательной станцией RAPTOR, американскими средствами приема и обработки развединформации.

Основные виды ВВТ, использованные вооруженными силами НАТО

ВМФ НАТО:

  • флагманский (штабной) корабль «Маунт Уитни»;
  • американский авианосец «Энтерпрайз», французский авианосец «Шарль де Голь»; итальянский авианосец «Гарибальди»;
  • американские эсминцы УРО класса «Арли Берк» DDG55 «Стаут» и DDG52 «Барри», французский эсминцы «Фарбен», «Жан-Барт», «Дюпле»; два итальянских эсминца типа «Андре Дориа»;
  • АПЛ типа «Лос-Анджелес» SSN719 «Провиденс, SSN756 «Скрэнтон», подводный ракетоносец АПЛ SSGN728 Florida типа Ohio ВМС США;
  • подводные лодки — английская «Trafalgar»; испанская; турецкая TCG Yıldıray, лодка типа 209; итальянская;
  • фрегаты — канадский HMCS Charlottetown (FFH 339); английские HMS Westminster (F237) и HMS Cumberland (F85); греческий HS Limnos, типа Elli; турецкие типа G TCG Giresun (F-491), TCG Gemlik (F-492), Yavuz Yıldırım; болгарский BGS Drazki, УРО типа Вилинген; румынский типа 22 Regele Ferdinand; итальянский «Берсальере»;
  • универсальный десантный корабль типа «Уосп» LHD3 «Кирсейдж» и десантный корабль-док LPD15 «Понсе»; итальянский десантный корабль «Сан Джоржио»;
  • транспорт-док типа «Остин»;
  • французский вертолетоносец «Mistral»; вертолетоносец «Тоннер»;
  • минный тральщик Бельгии BNS Narcis (M923), типа «Tripartite»
  • турецкое вспомогательное судно TCG Akar;
  • вспомогательное судно-танкер Италии Etna;
  • танкер Meuse (A607).

ВВС НАТО, самолеты:

  • AV-8B Harrier II штурмовик вертикального взлёта и посадки базирующиеся на борту USS «Kearsarge»;
  • транспортной конвертоплан Bell V-22 Osprey, базирующиеся на борту USS «Kearsarge»;
  • палубный самолет EF-18AM Hornet Испании; канадский CF-188/CF-18A;
  • палубный самолет радиоэлектронной борьбы EA-18G Growler ВМС США;
  • лёгкий турбовинтовой военно-транспортный самолёт морского патрулированияCN-235 MPA Испании;
  • высотный самолёт-разведчик Lockheed U-2; британской самолет-разведчик «Ниморд» R.1; французский самолет-разведчик С-160;
  • тактический командный пункт и пункт целенаведения EC-130H;
  • самолёты радиоэлектронной борьбы — американский EC-130J «Коммандо Соло», итальянский, Tornado ECR; американский электронной разведки RC-135 Rivet Joint; французский Transall C-130;
  • самолеты дальнего радиолокационного обнаружения Франции Boeing E-3F Sentry, Grumman E-2 Hawkeye;
  • самолет ДРЛО и управления E-3 Sentry Awacs; американский самолет EC-130J Commando Solo;
  • тяжёловооруженный поддержки сухопутных подразделений AC-130U;
  • стратегический бомбардировщик B-2 Spirit;
  • истребители — американский F-15E Eagle, , морской пехоты AV-8B Harrier II; французский Rafale B/C, Mirage 2000-5; Mirage 2000-D , королевских ВВС Tornado GR4; многоцелевой королевских ВВС Eurofighter EF-2000 Typhoon; датский F-16C: испанский F-18; бельгийский и норвежский F-16; канадский CF-18; ОАЭ Mirage 2000-9 и F-16 ; катарский Dassault Mirage 2000- 5 ЕDА; шведские Saab JAS 39 Gripen;
  • истребители-бомбардировщики — канадский CF-188/CF-18A; английский F-15E «Страйк Игл»; итальянский Tornado IDS;
  • многофункциональные лёгкие истребители — американский F-16C Fighting, норвежский, датский, бельгийский F-16AM 15MLU Falcon;
  • итальянский истребитель-бомбардировщик, многофункциональный лёгкий истребитель для сопровожденияF-16A 15ADF Falcon;
  • штурмовик A-10 Thurderbolt; итальянский штурмовик AV8 Plus и штурмовик AV-8В «Харриер II»;
  • самолет базовой патрульной авиации P-3C; американский патрульный самолет Lockheed P- 3 Orion BM;
  • высотный беспилотник Global Hawk;
  • специальные воздушные суда JSTARS;
  • самолеты-заправщики — французских ВВ С Boeing KC-135 Stratotanker, С-135FR; американские C-135; испанский Boeing 707-331B(KC) , британские Vickers VC10 и Lockheed TriStar (RAF);
  • самолет для психологической войны EC-130J ;
  • военно-транспортный самолёт Дании C-130J-30.
  • вертолеты НАТО Aerospatiale AS.365 Dauphin; Sud Aviation Alouette III ; Eurocopter EC725: Aviation SA.330 Puma, SA 342 «Газель», WAH-64D «Апач» AH.
  • Беспилотный вертолет Northrop Grumman MQ-8B Fire Scout.(США).
  • БЛА Predator; «Глобал Хоук».

Вооружение и боеприпасы:

  • тактическая крылатая ракета BGM-109 «Томагавк», новая крылатая ракета Tomahawk Block IV (TLAM-E); КР авиационного базирования Storm Shadow, бомбы Enhanced Paveway III, управляемые ракеты «Бримстоун»;
  • ракеты класса «воздух — воздух» (AIM-9 Sidewinder, AIM-132 ASRAAM, AIM-120 AMRAAM, IRIS-T);
  • ракеты класса «воздух — поверхность» (A2SM,AGM-84 Harpoon, AGM-88 HARM, ALARM, Storm Shadow, Brimstone, Taurus, Penguin);
  • ракета «воздух —земля» AGM-65F Maverick; бомбы (Paveway 2, Paveway 3, Enhanced Paveway, JDAM, HOPE/HOSBO;
  • авиабомбы УАБ AASM, американская бомба с лазерным наведением AG M-123; 2000-фунтовые бомбы (GBU-24) Enhanced Paveway III, GBU-31B/JDAM, 500-фунтовые авиабомбы «Пейвуэй» с лазерным наведением;
  • ракеты Hellfire AMG-114N.

Армия Каддафи:

  • Танки Т-55, Т-62, Т-72, Т-90;
  • БТР — БТР-50, БТР-60, БМП-1, БРДМ-2, американский M113, южноафриканский EE-9, EE-11, 67 чешский OT-64SKOT;
  • Артиллерия — 120-миллиметровая самоходная артиллерийская установка 2С1 «Гвоздика», 152-миллиметровая 2С3 «Акация», буксируемая 122-миллиметровая гаубица Д-30, Д-74, 130-миллиметровая полевая пушка М1954 и 152-миллиметровая гаубица МЛ-20, чешская самоходная гаубиц vz.77 Dana калибра 152 миллиметра, американская M109 калибра 155 миллиметров и M101 калибра 105 миллиметров, итальянская 155-миллиметровая самоходная артиллерийская установка Palmaria;
  • Минометы: калибров 82 и 160 миллиметров;
  • Реактивные системы залпового огня: Type 63 (китайского производства), БМ-11, 9К51 «Град» (советского производства) и RM-70 (чешского производства).
  • Противотанковое вооружение: ракетные комплексы «Малютка», «Фагот», РПГ-7 (советского производства), MILAN (итальянско-немецкого).

Некоторые типы вооружения ВС стран Запада впервые применены в боевых условиях в Ливии. В Ливии переоборудованная ПЛАРК Florida (подводная лодка атомная с ракетами крылатыми) впервые участвовала в боевых действиях. Тактическая крылатая ракета Tomahawk Block IV (TLAM-E) также впервые опробована против реальной цели.

Впервые в реальных условиях использование усовершенствованных средств доставки боевых пловцов — «Advanced SEAL Delivery System» («ASDS»).

Впервые в боевых действиях в Ливии опробован один из самых совершенных самолетов ВВС стран Запада — многоцелевой истребитель Eurofighter Typhoon ВВС Великобритании.

EF-2000 Typhoon — многоцелевой истребитель с передним горизонтальным оперением. Боевой радиус действия: в режиме истребителя 1.389 км, в режиме ударного самолёта 601 км. Вооружение включает в себя 27-мм пушку «маузер», установленную в корневой части правого полукрыла, ракеты класса «воздух — воздух» (AIM-9 Sidewinder, AIM-132 ASRAAM, AIM-120 AMRAAM, IRIS-T), ракеты класса «воздух — поверхность» (AGM-84 Harpoon, AGM-88 HARM, ALARM, Storm Shadow, Brimstone, Taurus, Penguin), бомбы (Paveway 2, Paveway 3, Enhanced Paveway, JDAM, HOPE/HOSBO. На самолёт устанавливается также лазерная система целеуказания. ВВС Tornado наносили удар крылатыми ракетами Storm Shadow. Самолеты преодолели расстояние в 3000 миль туда и обратно, действуя с баз в Великобритании, таким образом, рейд британских самолетов по своей протяженности стал самым длинным со времен войны с Аргентиной из-за Фолклендских островов в 1982 году.

С 29 марта впервые применены в боевых условиях тяжёловооруженный самолет поддержки сухопутных подразделений AC-130U.

Вооруженные силы США и НАТО использовали боеприпасы с поражающими элементами из обедненного урана. Боеприпасы с обедненным ураном применялись в основном в первые сутки операции в Ливии. Тогда американцы сбросили 45 бомб и выпустили более 110 ракет по ключевым ливийским городам. В условиях высокой температуры урановый материал превращается в пар. Этот пар — ядовитый, он способен вызывать рак. Определить реальные масштабы ущерба экологии Ливии пока невозможно После использования НАТО бетонобойных урановых бомб на территории северней Ливии возникли территории с повышенным (в разы) радиоактивным фоном. Это будет иметь самые серьезные последствия для местного населения.

На Триполи 1 мая были сброшены объемно-детонирующие бомбы, как минимум 8 единиц. По всей видимости, речь идет о применении в Ливии термобарического, или «вакуумного», оружия, применение которого в населенных пунктах ограничено международными конвенциями. Эти боеприпасы не предназначены для уничтожения глубоких бункеров и хорошо защищенных объектов; они эффективно уничтожают лишь мирное население и открыто расположенные войска. Но парадокс в том, что вакуумные бомбы против солдат регулярной армии почти не применяли.

Аспекты информационной войны

Анализ мероприятий информационной войны позволяет выделить ряд ее характерных черт и особенностей. Информационную войну союзных сил против Ливии можно разделить на пять этапов. Главное событие — влияние информационной войны на замысел и стратегию в условиях штурма Триполи.

Во время первого этапа, еще до фазы открытых вооруженных столкновений, складывались и укреплялись образы «мы» и «они», акцентировалось внимание на идеологические символы, оправдывающие прямое воздействие. На этом этапе пропагандировалась возможность мирного решения проблемы, в реальности неприемлемая для обеих сторон, чтобы привлечь на свою сторону общественное мнение. Психологические операции проводились с высокой интенсивностью как в интересах формирования нужного общественного мнения у населения Ливии, так и обработки личного состава ливийских ВС.

31 октября 2011 в интервью на Радио Канада, генерал-лейтенант Чарльз Бушар, возглавлявший операцию «Объединенный защитник» в Ливии, рассказал, что в штаб-квартире НАТО в Неаполе было создано аналитическое подразделение. Его миссия заключалась в изучении и расшифровке, всего что происходит на земле, то есть слежение как за движениями ливийской армии, так и «повстанцев».

Для усиления этого подразделения было создано несколько информационных сетей. «Разведданные поступали из многих источников, включая средства массовой информации, которые были на земле и давали нам много информации о намерениях и расположениях сухопутных войск». Впервые НАТО признало, что официальные иностранные журналисты в Ливии были агентами Атлантического альянса. Незадолго до падения Триполи, Тьерри Мейсан открыто заявил, что большинство западных журналистов, остановившихся в отеле Rixos были агентами НАТО. В частности, он указал на группы, работающие на AP(Associated Press), BBC, CNN и Fox News.

Инцидентом, который предположительно спровоцировал ливийский «мятеж», стал арест адвокат-активиста 15 февраля 2011. Это разожгло волну протестов, которые перетекли в интернет пространство и СМИ. Но необычно большое количество видео на ЮТУБЕ и сообщений в ТВИТТЕРЕ оказались необыкновенно схожи и выглядели как очередной неприкрытый проект Пентагона по развитию программного обеспечения, которое позволяет тайно управлять общественными информационными сайтами, чтобы влиять на интернет-беседы и распространять пропаганду.

Несмотря на их сомнительное происхождение, профессиональные группы таких СМИ, как Си-Эн-Эн, Би-би-си, NBC, Си-Би-Эс, ABC, Канал «Fox News», и Аль-Джазира приняли эти анонимные и неподтвержденные видео, как легитимные источники новостей.

На втором этапе с началом ракетно-бомбовых ударов основной акцент информационной войны был перенесен на оперативно-тактический уровень. Основными компонентами информационной войны на данном этапе являлись информационно-пропагандистские акции, радиоэлектронная, борьба, вывод из строя элементов гражданской и военной инфраструктур. С борта самолета EC-130J «Коммандо Соло», предназначенного для «психологической войны», начали транслировать сообщения на английском и арабском языках для ливийских военных: «Ливийские моряки, немедленно покиньте корабль. Бросайте оружие, возвращайтесь домой, к семьям. Войска, верные режиму Каддафи, нарушают резолюцию ООН, требующую прекратить военные действия в вашей стране». Таких примеров можно привести много. И каждый из них является свидетельством того, что стороны «сливали» в средствa массовой информацию сведения с противоположным значением, стремясь к максимальной дискредитации своего противника. Однако армия Каддафи ни разу не поделилась с аудиторией своими успехами, не искала сочувствия по поводу потерь и не дала ни единого повода приподнять завесу секретности в отношении своего состояния.

Когда конфликт перешел в длительную фазу (более месяца с 1 апреля до июля), начался третий этап, меняющий формы ведения информационной войны, Задача этого этапа — уличить противника в морально- неприемлемых формах ведения конфликта, а также привлечь на свою сторону новых союзников.

В незначительной степени натовской стороной отрабатывалась технология борьбы с компьютерными сетями. Нередко противоборствующие стороны (НАТО и Ливия) использовали одни и те же приемы: приуменьшали свои потери и преувеличивали масштабы ущерба противника. В свою очередь ливийская сторона завышала цифры утрат среди местного населения.

В то же время разрушение Ливии не помешало НАТО полтора месяца использовать радио и телевидение для передачи своих пропагандистских материалов. В рамках информационно-пропагандистских акций осуществлялось радио- и телевещание на Ливию с территории сопредельных стран. Для увеличения доходчивости этих радиопередач над территорией Ливии разбрасывались УКВ-радиоприемники с фиксированной частотой приема. Кроме того, постоянно разбрасывались с воздуха пропагандистские листовки, в связи с общей малограмотностью населения Ливии, листовки в основном носили графический характер (комиксы, плакаты, рисунки, игральные карты с портретами ливийских лидеров). Обе стороны прибегали к дезинформации, стараясь посеять панику.

Стратегия информационной войны допускала на втором и третьем этапах даже использование провокаций или подтасовки фактов. Неудивительно, что телевидение стало главной атакующей силой информационных войн как на уровне международных отношений, так и собственно во время проведения «шоссейной войны» Так, перед началом боевых действий президенты Франции и Англии обратились с призывом к журналистам не публиковать в прессе подробности подготовки натовских вооруженных сил к боевым действиям и вообще постараться относиться к освещению планов НАТО, Евросоюза «для поддержки гуманитарной миссии в помощь населению этой страны». Телевидение в очередной раз доказало, что оно значительно лучше других СМИ справляется с интерпретацией действительности, формированием картины мира, и чем сильнее брэнд телевизионного канала, чем больше его аудитория, тем выше и доверие к нему, а чем больше каналов подают сходную трактовку событий, тем большую силу обретает смоделированный ими образ действительности.

Четвертый этап (август—сентябрь ) — штурм Триполи. Главным событием в информационной войне при штурме Триполи считается показ «Аль-Джазира» и CNN кадров «победы» повстанцев, снятых в Катаре. Эти кадры и были сигналом к атаке для мятежников и диверсантов. Сразу после этих передач по всему городу «спящие ячейки» повстанцев начали устанавливать блокпосты, врываться в командные пункты и квартиры офицеров, не предавших Каддафи.

Следует считать, что в ходе четвертого этапа реальный вооруженный конфликт завершается, а информационная война переходит в новую пятую фазу (октябрь — декабрь) для выгодной трактовки случившегося.

Самый простой способ манипулирования информацией — не подпускать журналистов к самим событиям, подкармливая прессу официальными сообщениями и видеохроникой, полученной от военных , вооруженных ноутбуками и мобильными телефонами со встроенными фото и видеокамерами. Другой прием основан на использовании изобразительных средств кино и телевидения: среди отобранных военными оперативных съемок или снимков с разведывательных самолетов и спутников, демонстрировавшихся на брифингах для прессы в пресс-центре во время войны в Ливии, где, естественно, не было «неудачных» кадров.

Кадры «армии оппозиции» в Бенгази были любезно предоставлены телезрителям спецкором 1-го канала в Бенгази Ирадой Зейналовой. На плацу пыталось маршировать несколько десятков разношерстно одетых юношей (несмотря на все усилия оператора так скомпоновать кадр, чтобы число «марширующих» казалось значительным, больше 2-3 десятков человек поместить в кадр таким образом, чтобы не было видно флангов, ему не удалось). Еще человек 20 постарше бегали вокруг зенитной установки (постоянный персонаж всех фото/телесъемок «сил оппозиции»), показывали пулеметную ленту и рассказывали, что у них есть не только показанное старое (и ржавое) оружие, но и новейшая техника: Еще был продемонстрирован один невзрачный полковник, названный главнокомандующим повстанцев (число которых, судя по репортажу, никак не может превышать сотни) и главный противник «полковника Каддафи». В том же стиле выступала и спецгруппа РТР. Евгений Попов в утреннем выпуске (05.03.11, 11:00) показал «армию повстанцев», отправляющихся штурмовать Рас-Лануф. На общей молитве перед боем в ее рядах оказалось десятка два человек.

В первые дни войны представитель Римско-католической церкви заявил, что не менее 40 гражданских лиц погибли в Триполи в результате авиаударов коалиционных сил в Ливии. Но представитель Объединенного комитета начальников штабов американских вооруженных сил вице-адмирал Уильям Гортни заявлял, что никаких сведений о жертвах среди мирного населения у коалиции нет.

Новым направлением информационной войны явилось следующее: фрегаты НАТО сбросили глубинные бомбы на оптоволоконный кабель, проложенный в 15 морских милях от побережья Ливии, с тем, чтобы нарушить телекоммуникационную связь между Сиртом, родным городом Каддафи, и Рас-Лануфом, где находится один из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов страны. В Джамахирии наблюдались значительные перебои со связью и работой телекоммуникаций.

Провокационная роль современных СМИ. С 90-х годов прошлого века с концентрацией СМИ в руках нескольких медийных групп, они быстро превратились из каналов информации и отражения общественного мнения в каналы зомбирования и манипуляции. И не так уж важно, чем они при этом руководствуются — выполняют ли социальный заказ, элементарно зарабатывая на хлеб с маслом, делают это по недомыслию или в силу своего идеализма, — объективно они раскачивают ситуацию и ослабляют общество.

Журналисты утратили даже видимость объективности в ливийских событиях. В связи с этим Бенджамин Барбер из Huffington Post задался вопросом: «Западные СМИ в Ливии — журналисты или пропагандистский инструмент восстания?». Изображение сборной солянки из монархистов, исламских фундаменталистов, лондонских и вашингтонских изгнанников и перебежчиков из стана Каддафи в качестве «восставшего народа» есть чистой воды пропаганда. С самого начала «повстанцы» целиком и полностью зависели от военной, политической, дипломатической и медийной поддержки держав НАТО. Без этой поддержки запертые в Бенгази наемники не продержались бы и месяца.

НАТО организовал интенсивную пропагандистскую кампанию. Срежессированная кампания в СМИ вышла далеко за пределы обычно задействованных в подобных акциях либеральных кругов, убедив «прогрессивных» журналистов и их издания, а также «левых» интеллектуалов, представлять наемников в качестве «революционеров». Пропаганда распространяла аляповатые образы правительственных войск (часто изображая их как «чернокожих наемников»), рисуя их насильниками, принимающими огромные дозы «виагры». Между тем Amnesty International и Human Rights Watch свидетельствуют, что до начала бомбардировок НАТО в восточной Ливии никаких массовых изнасилований, никаких вертолетных атак или бомбежек мирных демонстрантов не было со стороны сил Каддафи. Что точно было, так это 110 погибших с обеих сторон в ходе беспорядков в Бенгази. Как видим, все эти истории были сфабрикованными, но именно они стали поводом для установления бесполетной зоны и нападения НАТО на Ливию.

Основные уроки войны в Ливии для России

Ливийская война вновь показала, что международное право будет нарушено в любой момент, если ведущие государства Запада сочтут для себя целесообразным пойти на подобный шаг. В международной политике стали правилом двойные стандарты, принцип силы. Военная агрессия против России возможна в случае максимального ослабления ее экономического, военного и морального потенциала, отсутствия готовности у граждан РФ встать на защиту своей Родины. США и НАТО обладают «узкой специализацией» разрешать, бомбить, угадать решать сложные международных вопросов методом их усложнения. Восстанавливать их ,по убеждениям США и НАТО, должны другие.

Выводы из ливийских событий следующие.

Скорость развития неблагоприятной военно-политической обстановки может значительно опережать скорость создания новой российской армии и современных средств поражения.

События на Ближнем Востоке показали, что главным принципом международного права становится принцип силы. Поэтому любая страна должна думать о своей безопасности.

Франция вернулось в военную организацию НАТО, вновь создав систему франко-британского привилегированного партнерства, а Германия поставила себя вне атлантического контекста.

В воздушно—космической операции США и НАТО не в состояние решить проблемы наземных операций мятежников, войну вели «аборигены», а альянс ограничился воздушными операциями

Применение НАТО широкомасштабных информационно-психологических операций и других мероприятий информационной борьбы против Ливии, причем не только на стратегическом, но и на оперативном и тактическом уровнях. Роль информационно-психологических операций не менее важна, чем ведение воздушных и специальных операции

Военные действия показали, что армия М. Каддафи была в состоянии в течение девяти месяцев вести борьбу против США и НАТО, с мятежниками из «Аль-каиды», российским оружием. Это стимул для продажи российского вооружения .

Главные уроки ливийской кампании для строительство вооруженных сил России

Первый. Требует коренного пересмотра теория использования современных ВВС, флота и сил специальных, информационно-психологических, киберопераций в будущих вооруженных конфликтах.

Второй. Следует учитывать мнение западных экспертов, что комбинированное применение воздушной операции и ограниченного числа спецназовцев станет основой военных действий, на ближайшие десять лет. Видимо решением президента необходимо создать как род войск отдельное Командование Специальных Операций (КСО). Командование специальных операций будет включать войска специального назначения, информационно-психологические войска, части и подразделения кибервойск.

Такие возможности есть. В ОСК «Юг», «Запад», «Центр», «Восток» нужно создать условия к ведению боевых действий на отдельных направлениях. К сожалению, часть бригад специального назначения, подводных диверсионных сил или упразднили, или планируют упразднить. Требуют пересмотра ранее принятые на сей счет решения Министерства обороны. Надо вновь сформировать бригады, отряды, роты специального назначения ГРУ, подразделения подводных диверсантов во флотах.

Необходима возродить подготовку кадров для ведения информационно-психологических операций на стратегическим уровне в Генеральном штабе, на оперативном уровне в оперативно—стратегических командованиях, на тактическом уровне в дивизиях и бригадах.

Третий. Опыт боевых действий в Ливии в очередной раз показал, что итоговые результаты, достигнутые на поле боя, были полностью искажены в информационных войнах.

Очевидно, решением Президента РФ должны быть образованы специальные организационно-управленческие и аналитические структуры для противодействия информационной агрессии. Необходимо иметь информационные войска, в составе которых будут государственные и военные СМИ. Цель деятельности Информационных войск — формирование нужной России информационной картины реальности. Информационные войска работают как на внешнюю, так и на внутреннюю аудитории. Персонал Информационных войск подбирается из числа дипломатов, экспертов, журналистов, операторов, писателей, публицистов, хакеров, переводчиков, сотрудников связи, веб-дизайнеров и т.д. Они на популярном в мире языке доходчиво объясняют мировому сообществу суть российских действий и формируют лояльное общественное мнение.

Информационные войска должны решать три основные задачи. Первая — стратегический анализ, вторая — информационное воздействие, третья — информационное противодействие. Они могли бы включить в себя основные составляющие, ныне находящиеся в различных Министерствах, Советах, Комитетах. Действия во внешнеполитическом медиа-пространстве должны быть скоординированы.

Для решения первой задачи необходимо создать центр стратегического анализа сетей управления (вхождение в сети и возможность их подавления), контрразведку, разработать мероприятия по оперативной маскировке, обеспечению безопасности собственных сил и средств, обеспечению безопасности информации.

Для решение второй задачи необходимо создать антикризисный центр, государственный медиа-холдинг по связям с телеканалами и информационными агентствами для решения главной задачи — поставки на телеканалы и в информационные агентства нужной России информации В них задействуются государственные СМИ, структуры по связи с общественностью, по подготовке журналистов для прикладной журналистики, военной печати, журналистов-международников, журналистов радио и телевидения;

Для решения третьей задачи необходимо создать центр определения критически важных информационных структур противника и методов борьбы с ними, включая физическое уничтожение, радиоэлектронную борьбу, психологические операции, сетевые операции с участием «хакеров».

Четвертый. России больше не следует проводить военные учения только по борьбе с террором. Думается, надо организовывать маневры с вооруженными силами приграничных стран. Учить войска действовать в обстановке, которая реально может сложиться в этих государствах.

Пятый. Учитывая, что НАТО применяли в войне против Ливии новое оружие на новых физических принципах, что привело к радиоактивному заражению ураном территории, Россия в качестве ядерной державы должна инициировать принятие решения ООН навсегда наложить запрет на применения оружия с использованием урана, а также других новых видов вооружений, которые не были в свое время запрещены международными договорами по той причине, что в ту пору не существовали.

Шестой. Один из важных выводов из анализа воздушно-наземной операции НАТО — беспилотные летательные аппараты должны вести постоянное наблюдение за полем боя, обеспечивать разведку целей и наведение авиации.

Война в Ливии, в очередной раз показала, что абсолютизация военной силы не отменяет необходимость решения политических проблем, а напротив, отодвигает их по времени и обостряет их в новых противоречиях. Практически везде, где США и НАТО применяют военную силу, проблемы не решаются, а создаются. Таким образом, военную акцию США и НАТО против Ливии следует рассматривать, с одной стороны, как наиболее четкое за последние годы проявление военно-политического курса США и НАТО, выражающееся в силовом, с нарушением всех норм международного права, подчинении «взбунтовавшегося» Ливии.

Цыганок Анатолий Дмитриевич, руководитель Центра военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук

Мы на Facebook

 

Партнёры

Журнал онлайн

Реклама

Дизайн и разработка

Студия дизайна «Леовинг»

Контакты

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru