Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 5 (37) за 2018 г.

Леонид Алексеев

В современном общевойсковом бое за господство в воздухе сражаются самолёты и комплексы противовоздушной обороны, совместно или друг против друга. Впервые это противостояние возникло в годы Первой мировой войны и продолжилось во время Второй мировой. Итоги  Второй мировой войны показали, что за все время боевых действий ВВС СССР, США, Великобритании, Германии и Японии потеряли около 240 000 самолётов. При этом доля потерь от действия зенитной артиллерии составила лишь 15%. Скромный вклад комплексов ПВО в деле поражения воздушных объектов стал меняться с приходом на вооружение зенитных управляемых ракет (ЗУР), которые по показателям скорости и допустимой перегрузки превзошли сверхзвуковые самолёты.

От зениток к ракетам

После Второй мировой войны основу войсковой ПВО СССР составляли зенитные артиллерийские комплексы: С-60 — зенитное орудие калибра 57-мм, КС-19 — зенитное орудие калибра 100-мм и КС-130 — зенитное орудие калибра 130-мм. С появлением реактивной авиации скорости целей выросли, а возможности зенитной артиллерии достигли своего предела.
Первым зенитно-ракетным комплексом, пришедшим в Сухопутные войска, стал ЗРК средней дальности СА-75 «Двина», армейский вариант комплекса С-75 «Десна», который для сопровождения войск получил шасси — полуприцеп КЗУ-16 с тягачом ЗиС-151. Также были приняты на вооружение и мобильные комплексы — ЗРК малой дальности 9К33 «Оса», ЗРК большой дальности 2К11 «Круг» и ЗРК средней дальности 2К12 «Куб».
Опыт применения ЗРК С-75 во Вьетнамской войне в 1965 году, показал эффективность этой системы против передовых по тому времени сверхзвуковых самолётов тактической и палубной авиации США. Командование ВВС США по итогам этой войны немедленно приступило к поиску и реализации эффективных мер противодействия радиолокационным средствам обнаружения, управления и наведения ЗУР. В самое короткое время ударные самолеты стали оснащаться устройствами оповещения о входе самолета в зону облучения радиолокационными станциями ЗРК и старте ЗУР, станциями постановки радиоэлектронных помех, воздействующими на РЛС и системы наведения ЗУР. Позднее авиация получила противорадиолокационные ракеты различного назначения, которые наводились на излучение РЛС ЗРК.
Пока в США велись разработки мер против «советских систем» ПВО, наши комплексы продолжили подтверждать свою эффективность за рубежом.
Так ЗРК «Куб» в период войны Судного дня (четвёртая арабо-израильская война велась с 6-го по 24 октября 1973 года) сбили 64 израильских самолета, с расходом 95 ракет, а в период с 8 марта по 30 мая 1974 года для уничтожения шести самолетов израсходовали всего восемь ракет 3М9, которые спроектировали и изготовили на Машиностроительном заводе «Вымпел» (ныне АО «ГосМКБ «Вымпел» им. И. И. Торопова», входит в АО «КТРВ»), специализирующимся на разработках авиационного вооружения — ракетах класса «воздух-воздух». Кстати, электронную начинку для комплексов ПВО «Круг» и «Куб»: счётно-решающие приборы (аналоговый ЭВМ, управляющий работой комплекса) и блоки радиоуправления ЗУР для «Круга» и комплект электронной аппаратуры для «Куба» (системы синхронизации, система селекции целей, система индикации станции разведки и др.) сделали на Ижевском электромеханическом заводе (ныне АО «ИЭМЗ «Купол» входит в состав АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей»)
Ракета 3М9 была разработана по схеме «поворотное крыло», что позволяет ракете маневрировать, не теряя угла атаки на цель, тем самым обеспечивая устойчивый захват цели головкой самонаведения (ГСН). Появление ГСН в конструкции зенитных ракет, как наследие от ракет класса «воздух-воздух», стало предпосылкой для создания многоканальных ЗРК. При радиокомандном методе РЛС постоянно корректирует полет ракеты, таким образом, поражение цели происходило по схеме «одна ракета — одна цель», а ракеты с ГСН локатор станции сопровождения цели (ССЦ) доводил до зоны, в которой происходил захват головкой самонаведения цели. За то время пока одна ракета захватывала и шла к цели, РЛС ССЦ мог переключаться на другую цель и наводить на неё следующую ракету. При высоком уровне подготовки расчёта одной пусковой установки ЗРК в воздухе могло находиться до трёх зенитных ракет, одновременно атакующих с небольшой временной задержкой три цели. Именно этим объясняются потери израильской авиации во время войны Судного дня.

Но, как говориться ничто не вечно под Луной. США, как союзник Израиля, поделились с ним своими разработками, которые позволили эффективно бороться с „советскими ПВО“. Операция „Арцав-19“ проведенная с 9 по 11 июня 1982 года ВС Израиля против сирийских ПВО, размещённых в долине Бекаа, показала эффективность этих разработок. Как известно, после проведения радиотехнической разведки свою работу начали комплексы РЭБ, которые помехами очень высокой плотности во всём диапазоне частот фактически „ослепили“ РЛС зенитно-ракетных комплексов. Потом по позициям сирийских ПВО был нанесён удар тактическими ракетами класса „земля-земля“, затем 100 самолётов израильских ВВС применили против РЛС ПВО новые ракеты класса „воздух-РЛС“. Выбив все РЛС, они завершили разгром группировки сирийских ПВО, уничтожив 19 зенитно-ракетных дивизионов, не понеся потери среди своих самолётов.
Так как у советской промышленности не было мгновенного ответа на техническое перевооружение средств воздушного нападения, нашим союзником пришлось изменять тактику действий своих ЗРК. Тут своё преимущество показали как раз мобильные ЗРК, которые после облучения цели и пуска зенитной ракеты выключали свои РЛС и меняли позиции. С такой тактикой столкнулась группировка НАТО во время операции „Союзная сила“, которая проводилась против Сербии в 1990 году. Сербские зенитчики понимали, что количество сил ПВО во много уступает той группировке средств воздушного нападения, которую США и её союзники по НАТО стянули к границам Сербии. Именно из-за этой тактики так разнятся потери ВВС коалиции, приводимые источниками США и министерством обороны Сербии. Американцы заявляют о потерях двух беспилотников и двух самолётов (F-117 и F-16), сербы же сообщили о сбитых 40 самолётах, девяти беспилотниках и 45 крылатых ракетах.
Частично успеху сербских ПВО помогло грамотное использование технических возможностей, заложенных в каждый зенитно-ракетный комплекс. Например, ЗРК „Оса“ (сделан на АО „ИЭМЗ "Купол) стал первым комплексом, в котором было реализовано много новаторских конструктивных решений. Впервые в нём объединили РЛС обнаружения цели, РЛС сопровождения цели, систему наземного радиозапросчика, двухканальные радиолокационные станции визирования ракет и передачи команд, телевизионно-оптический визир, а также пусковую установку с четырьмя зенитными ракетами, затем их количество возросло до шести. Всё это было размещено на трёхосном шасси БАЗ-5937, которое помимо езды по пересечённой местности могло преодолевать самостоятельно водные преграды.
«Оса» неоднократно использовалась в боевых действиях в Анголе против ВВС Южной Африки. Так, в период 1987–1988 гг. подразделением ЗРК «Оса» были сбиты два беспилотника и один самолет. ЗРК «Оса» использовались Ливией при отражении воздушных ударов американских самолетов в апреле 1986 г.
В сложной обстановке при массированном огневом и радиоэлектронном противодействии ЗРК «Оса» показал себя одним из наиболее эффективных средств ПВО, особенно в борьбе с крылатыми ракетами «Томагавк». В 1991 году во время операции «Буря в пустыне» ЗРК «Оса» сбил американскую крылатую ракету. Комплекс был настолько хорош, что спецподразделение многонациональных сил, проведя спецоперацию, проникло на территорию Кувейта и похитило его вместе с техдокументацией и иранским боевым расчётом, для дальнейшего изучения и выработки мер борьбы с ним.
Новаторские решения, использованные в ЗРК «Оса», получили своё развитие в другом комплексе — ЗРК ближнего действия 9К330 «Тор», первый комплекс ближнего действия, в котором зенитные ракеты стартовали вертикально.

«Тор» громовержец и его ракеты

После Вьетнамской войны ВВС стран НАТО всё чаще стали использовать малоразмерные высокоточные средства поражения наземных объектов без входа в зону огня ПВО. Анализ конфликтов показал, что из всей совокупности средств воздушного нападения, наносящих удары по наземным группировкам сухопутных войск, примерно до 30% составляли малоразмерные воздушные цели — крылатые ракеты, беспилотники, управляемые авиационные бомбы, управляемые ракеты класса «воздух-земля», противорадиолокационные ракеты и др. Таким образом, успешно противостоять такой грозной силе могли лишь самые современные зенитные средства, одним из которых должна была стать разрабатываемый в этот период ЗРК «Тор».
Зенитный ракетный комплекс «Тор» (производится АО «ИЭМЗ «Купол» входит в состав АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей») представлял собой третье поколение зенитной ракетной техники в истории развития этого вида вооружения. Разработка эскизного проекта ЗРК «Тор» для войсковой ПВО началась в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР в феврале 1975 года.
Естественно, советские инженеры и конструкторы знали, что противник быстро адаптируется к работе наших ПВО, регистрирует сигнатуры работы РЛС ЗРК и может подавлять её рабочие частоты. Необходимо было создавать новые РЛС устойчивые к помехам и способные обнаружить одновременно и самолёты, и малоразмерные цели — ракеты. Конструкторы столкнулись с дилеммой — для противодействия помехам РЭБ надо было увеличить энерговооруженность РЛС, что влекло за собой увеличение масса-габаритных размеров антенн, снижая их подвижность и мобильность. В то же время для обнаружения малоразмерных целей надо было повысить чувствительность РЛС, которая при этом теряла свою помехоустойчивость. В итоге баланс был найден в виде многоканальной станции с когерентно-импульсной радиолокацией сантиметрового диапазона волн, имеющую пассивную фазированную антенную решетку (ПФАР). Первую такую РЛС с ПФАР получили зенитно-ракетные системы С-300. В комплект радиолокационной станции входила радиоэлектронная аппаратура, средства передачи данных, связи и автономным источником питания общей массой около 20–25 тонн. Понятно, что для ЗРК малой дальности такой вес был не приемлем.

Поэтому неудивительно, что переход к многоканальным ЗРК малой дальности занял продолжительное время. В конце-концов компромисс нашли.
Первоначально ЗРК «Тор» получил восемь ракет 9М330 производства «МКБ «Факел». Ракета 9М330 выполнена по схеме "утка" и оснащена устройством, обеспечивающим газодинамическое склонение, так называется возможность изменения угла атаки ракеты при помощи специальных газодинамических устройств. Зенитная ракеты выстреливалась из пусковой установки минометным способом, набирая при этом скорость до 25 м/с. После выхода ракеты из транспортно-пускового контейнера включался газогенератор, который через четыре двухсопловых блока газораспределителя, установленны у основания аэродинамического руля, задавал нужный угол атаки. После того как требуемый угол был достигнут включался основной двигатель ракеты. Вся эта операция происходила за несколько секунд, тем самым позволяя наводить ракеты на любую цель и любой азимут по окружности. Таким образом, комплекс ПВО не тратил время на поворот пусковой установки в сторону цели, т. е. время реакции ЗРК на вновь появившуюся цель сократилось. Но как быть, если противник применит большее количество разнообразных средств воздушного нападения, превышающее существующий арсенал зенитно-ракетного дивизиона?

В начале 1993 года Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ) Министерства обороны РФ объявило конкурс на разработку новой ракеты для комплекса войсковой ПВО малой дальности. На конкурс были приглашены МКБ «Вымпел», имевший опыт разработки ракеты 3М9 для ЗРК «Круг», МКБ «Факел» и КБМ (г. Коломна).
По тактико-техническим требованиям, указанным заказчиком, ЗРК должен иметь на борту ракету со следующими, увеличенными по сравнению с прототипом, характеристиками:

  • боекомплект в 2 раза;
  • дальность в 1,5 раза;
  • высота в 2 раза;
  • боковой параметр в 2 раза;
  • средняя скорость на дальней границе поражения ВТО в 1,3 раза;
  • боевая часть в 1,1 раза;
  • максимальная перегрузка в 1,2 раза.

Конкурсанты на суд представили свои эскизные проекты. Каждый из представленных проектов имел свою «изюминку», которая подчеркивала новизну разработки. МКБ «Факел» применил ДПУ (двигатель поперечного управления) для решения задачи высокой эффективности, а КБМ предложило изделие с прямоточным двигателем и лобовым воздухозаборником. МКБ «Вымпел» предложил в своем варианте ряд новшеств, которые были опробованы в изделиях класса «воздух-воздух», а именно:

  • отказался от катапульты при вертикальном старте, заменив ее системой газодинамических устройств;
  • предложил использовать электрический привод вместо приводов на горячем газе;
  • предложил использовать для создания перегрузки не большие несущие поверхности, а большие углы атаки (как в ракете 3М9), что давало выигрыш в весе конструкции и ее габаритах.

Выигрыш в масса-габаритных параметрах позволял разместить на находящейся в эксплуатации боевой машине ПВО малой дальности увеличенный боекомплект при неизменном объеме и грузоподъемности. Конкурсная комиссия объявила МКБ «Вымпел» победителем, пожелав перенести опыт, наработанный для авиации, на новую зенитную ракету. Так начался отсчет времени разработки ракеты 9М338К, которая вошла в состав ЗРК «Тор-М2»
Сам период разработки новой зенитной ракеты занял почти 20 лет. Такой «долгострой» был вызван переходом от плановой экономики к рыночной, который начался в «лихие девяностые» новой истории России. Этот переход больно ударил по многим отраслям, в том числе и по оборонно-промышленному комплексу. Главный конструктор проекта Виктор Константинович Елецкий поделил период создания ракеты 9М338К на три этапа: первый с 1993 по 2001 год, второй — с 2001 по 2006 год и третий — с 2007 по 2012 год.
Второй этап разработки новой зенитной ракеты считается самым драматичным. Дело в том, что 3 апреля 2006 года из Управления заказов и поставок вооружения Министерства обороны России пришло письмо, в котором было сказано: «Актом Комиссии Министерства обороны РФ по детальному анализу Гособоронзаказа на 2006 г., утвержденного начальником генерального штаба Вооруженных сил 1 марта 2006 года, предусмотрено исключение из ГОЗ-2006 ОКР по теме «ТорМ2–1». Это был удар «ниже пояса», и что надо было делать, чтобы отменить ошибочное решение, никто не мог сказать. Руководитель работ, главный конструктор ЗРК «Тор» Вениамин Павлович Ефремов, академик РАН, предложил подготовить письменное обращение к руководству Военно-промышленной комиссии и не отправлять его по почте, а привезти и вручить дежурному эксперту для передачи руководству. Такое обращение было подготовлено 25 апреля и доставлено по адресу.
Вот как об этом вспоминает главный конструктор ракеты 9М338К Виктор Константинович Елецкий: «Уже 5 мая (2006 года) нас пригласили на совещание в управление вооружений Генерального штаба, где объявили о продолжении работ по изделию 9М338К. Что случилось за 10 дней (с 25 апреля по 5 мая), я не знаю до сих пор, но это был счастливый день в моей жизни»
По сравнению со своим предшественником (ЗРК «Тор-М1») комплекс «Тор-М2» с новой ракетой 9М338К обладает значительным тактическим превосходством, сохраняя при этом возможность дальнейших модернизаций. Для наглядности сравнения характеристики этих комплексов сведены в одну таблицу.
Главной отличительной характеристикой ЗРК «Тор-М2» стала возможность обстрела средств воздушного нападения с хода на скорости до 45 км/ч. ЗРК «Тор-М1» для обстрела целей на марше вынужден был делать кратковременную остановку. Поэтому можно утверждать, что разработка ракеты 9М338 заложила фундамент для внедрения передовых технических решений в области компоновки и информационного взаимодействия с зенитно-ракетным комплексом, которая найдет отражение в перспективных разработках на ближайшие десятилетия.
Фактически ЗРК «Тор-М2» в своем классе до сих пор не имеет аналогов в мире и остается один из немногих средств, обеспечивающих высокоэффективную борьбу с любыми воздушными объектами на поле боя. 

Партнёры

Реклама

Журнал онлайн

Редакция журнала

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru 

Подписка на журнал

Журнал «Арсенал Отечества» продолжает подписку на 2018 год. Издание выходит с 2012 года с периодичностью 6 раз в год.

Стоимость годовой подписки — 9 000 руб.

По вопросам подписки или приобретения журнала в розницу обращайтесь к С.А. Бугаеву (sbuga1960@yandex.ru+7 (916) 337-14-17)