Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 4 (36) за 2018 г.

 

Дмитрий Дрозденко

Говорят, что лучшим средством борьбы с танками являются сами танки. Этот постулат справедлив для самолетов и вертолетов. Сейчас вертолет является неотъемлемой частью любой армии,  это мощное и универсальное оружие.

Кто, зачем и почему

Современные винтокрылые машины выполняют множество самых разнообразных боевых задач. Сопровождение, высадка и огневая поддержка десанта, перевозка войск, грузов и боевой техники, ведение воздушной разведки, осуществление радиоэлектронной борьбы, патрулирование, эвакуация и наиболее обсуждаемая функция — борьба с танками и другими бронированными и защищенными целями. Вертолет — очень многоплановая машина.
Логично предположить, что противник будет использовать вертолеты и БПЛА  для аналогичных целей, и с этими вертолетами и БПЛА необходимо как-то бороться. Конечно, наличие в пехотных частях систем ПЗРК и эшелонированная система ПВО — вещи хорошие, но они совсем не панацея от атак современных вертолетов.
Кстати, первыми о воздушных вертолетных боях задумались американцы, которые на тот момент имели большой и очень разнообразный вертолетный парк  и накопили колоссальный боевой опыт по их применению.   
Первоначально для борьбы с советскими вертолетами предполагалось использовать штурмовики и истребители. Но тут американских стратегов постигло разочарование — самолет оказался неэффективным против малоскоростной и малозаметной цели, которая движется на предельно малой высоте да еще и на тепловом и радиолокационном фоне местности. А вот сами самолеты, которые по умолчанию летят выше, оказались хорошо видны на фоне неба во всех диапазонах.
К сложности обнаружения вертолета добавляется и сложность уничтожения. Практически любая подстилающая поверхность, рельеф  местности скрадывает тепловой след от двигателей, а наличие различных построек и сооружений уменьшает радиолокационную заметность вертолета.
Фактически у самолета для борьбы с вертушками остается пушка и НАР, которыми можно «площадью», на опережение движения накрыть траекторию полета вертолета, правда, для этого надо быть особым искусником в выполнении таких задач, а суперснайперы и просто счастливчики, как мы знаем, — достаточная редкость, хотя такие случаи бывали.
Кроме всего прочего, сам по себе вертолет давно уже не беззащитная мишень — ракета класса «воздух — воздух», как и «товарищ Кольт», сравнивает шансы в воздушном бою. Добавим к этому более высокую маневренность вертолета в пространстве и наличие подвижных пулеметов и пушек. Помните, самолет увидеть несколько проще, нежели вертолет. После проведения множества учебных боев и различных ситуационных моделирований стало понятно, что с вертолетами противника должны бороться вертолеты.

Мысли НАТОвских генералов

В вооруженных силах НАТО утвердилась концепция «вертолет против вертолета». Для ее осуществления первоначально планировалось привлекать вооруженные вертолеты всех типов. Затем предпочтение стали отдавать специально модернизированным для этого машинам. А что? Бюджет-то им позволяет.
В США было решено приспособить для воздушного боя легкие и маневренные разведывательные вертолеты Bell OH-58 Kiowa и Hughes OH-6 Cayuse (финальная версия серии — вертолет Boeing AH-6). Машины получили на свои пилоны самонаводящиеся ракеты FIM-92 Stinger ATAS с тепловой головкой самонаведения.
Модификация ATAS (Air-to-Air Stinger) — это ракета малой дальности класса «воздух—воздух», разработанная General Dynamics в сотрудничестве с компанией McDonnell Douglas Helicopter специально для вооружения лёгких разведывательных вертолётов, самолётов и разведывательно-ударных БПЛА. Также эти вертолеты могут иметь стрелково-пушечное вооружение, которое располагается в специальных контейнерах, т.е. неподвижное.

Нюансы вооружения

Парадоксально, но основной американский ударный вертолет AH-64D Apache Longbow не имеет в составе своего вооружения ракет класса «воздух — воздух» и для воздушного боя будет вынужден использовать ПТРК Hellfire (что очень непросто) и 30-мм пушку на носовой подвижной турели.
А вот вертолеты Корпуса морской пехоты США Bell AH-1J Sea Cobra и AH-1W Super Cobra вооружаются ракетами класса «воздух — воздух». На пилоны «Суперкобры» можно подвесить два стареньких, но хорошо себя зарекомендовавших AIM-9L Sidewinder. Не забыли американцы и «Черный ястреб», UH-60 Black Hawk вооружается ракетами FIM-92 Stinger.
Но все равно, согласно «штатовским» учебникам, приоритет наступательного воздушного боя отдан в руки легких вертолетов, которые, подобно жалящим осам, должны атаковать противника. Более тяжелые вертолеты класса AH-64 или UH-60, согласно пентагоновским регламентам, следуют оборонительной тактике воздушного боя.
У наших вертолетчиков несколько другой подход к воздушному бою. Российские машины в этом плане гораздо более универсальны. Все современные ударные вертолеты (Ми-35М, Ми-28Н и Ка-52) имеют подвижные пушечные установки, которые по своим параметрам (дальность и точность) превышают параметры американских и европейских орудий.  
Кроме пушек, в состав вооружения вертолетов нового поколения Ми-28Н и Ка-52 входят ракеты класса «воздух — воздух» «Игла-В», которые по своим характеристикам примерно одинаковы с основным НАТОвским комплексом FIM-92 Stinger, а в составе противотанкового комплекса «Атака», входит ракета 9М220О, предназначенная для поражения летательных аппаратов. Она снабжена неконтактным взрывателем, способным реагировать на воздушную цель при пролете от нее на расстоянии менее 4 м и осколочной боевой частью.
Российская тактика воздушного вертолетного боя в отличие от американской универсальна и включает в себя как атакующий, так и оборонительный виды. Хотя все мы прекрасно понимаем, что теория теорией, а реальный и скоротечный воздушный бой диктует свои правила.

Самолет против вертолета

Опыт испытаний и учений показал, что действия самолетов против вертолетов оказались недостаточно эффективными. Основными причинами являются сложность поиска, опознавания и атаки малоскоростных целей, совершающих полет непосредственно у земли, а также невозможность таких действий в сложных метеорологических условиях, так как существует существенное отличие по метеорологическому уровню между самолетами и вертолетами, причем не в пользу первых.
Вертолеты летают очень низко, на предельно малых высотах, используя для скрытности подстилающую поверхность, складки местности  и различные площадные и промышленные объекты. Например, вертолет может, используя свои маневренные возможности выполнять полет на предельно-малых высотах — окраина площадного объекта, лес, береговая черта ,сильно пересеченная местность. Самолету, который априори летит выше, сложно, а точнее практически невозможно осуществить ракетную атаку по такой малозаметной цели. Радиолокационная атака не даст эффекта из-за того, что на земле множество промышленных (площадных) объектов, контрастная подстилающая поверхность которые создадут помехи устойчивому наведению ракеты, и даже если местность пустынная, то при первом же облучении со стороны РЛС противника экипаж сразу понимает, где находится источник, и предпринимает маневры для срыва атаки. Например, вертолет может уменьшить скорость вплоть до  зависания и используя подстилающую поверхность спрятаться за складкой местности. Стать недоступным со стороны систем наблюдения и целеуказания самолета противника.
При атаке с помощью ракет с тепловой ГСН вертолет может использовать различные средства обнаружения противника и постановки помех. Например, на новых российских машинах стоит комплекс «Витебск», кстати, лучший в мире в своем классе, или «Липа», которая стоит на стареньких Ми-24, отстрел тепловых ловушек тоже снижает вероятность попадания ракеты. Также «видимость» вертолета в ИК диапазоне снижается за счет применения экранно-выхлопных устройств, которые смешивают горячие выхлопные газы с более холодным воздухом, тем самым снижая общую температуру выхлопа.
Вертолет может довернуться на встречный курс с самолетом, тем самым сократив до минимума время на подготовку и проведение атаки со стороны пилота самолета, просто сорвав этим атаку, а затем, выполнив боевой разворот, осуществить контратаку самолета своими ракетами с тепловой ГСН.
Первая часть такого боя очень вероятна, вторая — проблематична, т.к. пилот самолета, не попав в вертолет, немедленно должен «дать по газам», уходя от атаки. Пилоту вертолета для устойчивого пуска необходимо в течение нескольких секунд удерживать цель в прицеле, а грамотный истребитель такого не позволит.
Получается, что в воздушном бою «самолет против вертолета» со стороны первого в основном будут использоваться пушки, и тут преимущество получает вертолетная подвижная пушечная установка, которая позволит вести огонь под разными ракурсами и наличие ракет класса воздух-воздух. В принципе можно сказать, что самолет малоэффективен в борьбе с вертолетом, конечно, при условии, что обе машины современные.

Воздушная цель

Дальность обнаружения воздушной цели (ВЦ) зависит от целого ряда факторов, таких, как полётная видимость, наличие облачности, положение солнца, яркости окраски и размеров цели, яркости фона подстилающей поверхности или неба, использования соответствующей оптики.
Так, дальность обнаружения малоразмерных БПЛА без использования оптических средств составляет 500 - 2500 м. Легкомоторные самолёты и вертолёты на фоне различной подстилающей поверхности могут быть обнаружены на дальностях 1 – 6 км. При этом, максимальная дальность обнаружения при прочих равных условиях обеспечивается в случае поиска воздушной цели на фоне светлого неба или облачности, что достигается при полётах с принижением относительно ожидаемой высоты полёта цели. В отдельных случаях целесообразно периодически кратковременно набирать высоту полёта 100 – 150 м, чтобы расширить границы просматриваемого пространства.
При самостоятельном поиске цели и при отсутствии информации о ней, наибольшая эффективность обнаружения достигается при ведении поиска на встречнопересекающихся с целью курсах. В этом случае пара вертолётов способна с вероятностью 0,8 обнаружить ВЦ в полосе шириной до 10 км.
Режим сближения с целью в основном характеризуются вероятностью выхода в атаку, под которой следует понимать способность экипажей и подразделений вертолётов выйти в область применения бортового оружия:

  • область возможных пусков (ОВП) при применении ракет;
  • область возможной стрельбы (ОВС) при применении НАР и СПО.

Вертолет против вертолета

Теперь рассмотрим тактику «вертолет против вертолета». Воздушные бои можно разделить по дальности стрельбы, по количеству участников и по характеру боя. По дальности стрельбы в зависимости от установленного на вертолетах оружия, БРЭО и возможностей экипажа по визуальному или техническому обнаружению противника различаются бои на большой, средней дистанции и ближний маневровый бой.
Скоротечность. В НАТО считают, что в случае боевого столкновения вертолетов с вертолетами они, главным образом, будут вести ближние маневренные бои, и экипажи в большинстве случаев будут находиться на зрительной связи. Поэтому их основным оружием должны быть ракеты малой дальности стрельбы и пушки. С этим мнением согласны и наши летчики, хотя есть определенные вопросы, в которых они не согласны с американцами, но об этом чуть позже. Вообще авиационный бой очень скоротечен, а бой на ближней дистанции «сжимает время в точку».    
Количество и характер. По количеству участников воздушные бои бывают групповые и одиночные. В процессе групповой бой, как правило, распадается на одиночные схватки. Поэтому основное внимание при обучении летчиков вертолетов воздушному бою уделяется отработке именно одиночных боев. Ну а выбор вида боя — наступательный или оборонительный — зависит от поставленных перед экипажем задач, характера действий противника и других условий. Тут уж как кривая судьбы и опыт пилотов выведут.

Кто первым встал, того и тапки

Идеальным является случай, когда экипажу, первым обнаружившему противника, удается скрытно выйти в заднюю полусферу противника и осуществить пуск ракеты с тепловой ГСН.  Здорово, но в реальном бою на идеал лучше не рассчитывать, иначе долго летать не будешь. Если противник замечает атакующего до выхода последнего на рубеж эффективного применения оружия, то выполняется маневр для срыва атаки, и бой становится ближним и маневренным — лицом к лицу. Вертолеты начинают энергично маневрировать, чтобы выйти в безопасную зону и занять выгодное положение для атаки.
Определяющее влияние на вероятность выхода в атаку оказывают направления и способ сближения с целью, выбор дальности начала атаки и скорости атакующего. По мнению российских пилотов целесообразно сближение с противником осуществлять по кривой погони с направлений, близких к встречному и попутному, а также выбирать максимальную дальность пуска ракет и скорость атакующего в целях сокращения времени сближения.
Различие в выходах в атаку с применением ПТУР и УР типа «воздух – воздух» заключается в том, что сближение с целью с применением УР типа «воздух – воздух» целесообразно выполнять и задней полусферы противника или бод большими ракурсами, где обеспечивается большая дальность захвата воздушной цели головкой самонаведения. Низкая вероятность выхода в атаку с передней полусферы объясняется тем, что выход на дальность пуска ракет будет происходить в условиях обнаружения противником атакующих боевых вертолётов.
Это позволяет противнику оказать эффективное противодействие пуском ракеты с максимальной дальности, чем вынудит экипаж атакующего отказаться от атаки. В тоже время вероятность выхода в атаку с применением ПТУР и УР типа «воздух – воздух» на транспортно-десантные вертолёты и легкомоторные самолёты, не имеющие ракетного вооружения, практически равна 1,0.
У атакующего, конечно, есть потенциальное преимущество, но только в самом начале, и его главная задача — не дать противнику перехватить инициативу. Сближение с противником до дальностей эффективного применения экипажами вертолётов стрелково-пушечного вооружения следует считать успешным, если оно осуществляется в области возможной стрельбы (ОВС). Размеры и положение ОВС относительно цели, как известно, зависят от исходного положения и маневренных возможностей атакующего к цели. При этом также следует учитывать возможности цели по обстрелу атакующего. Наиболее благоприятными направлениями, при выходе в атаку с применением СПО по маневрирующим вертолётам противника, являются направления сближения при начальных курсовых углах цели менее 50-60 град. и более 110-120 град.
Подобные ближние маневренные бои вели истребители в Первой и Второй мировых войнах, а также в локальных конфликтах 50–70-х годов, и основным оружием в них были пулеметы и пушки.
Поэтому и у них, и у нас при разработке боевой тактики для вертолетов широко использовался опыт истребителей тех давних лет. У самолетов заимствовали основные, типовые маневры как группового, так и одиночного воздушного боя.

Учиться, учиться и еще раз учиться…

Обучение воздушному бою экипажи вертолетов военной авиации начинают с отработки наступательных и оборонительных боевых маневров сначала одиночно, а затем в составе пары. По мнению специалистов, «пушечный» бой, который наиболее вероятен в схватке, возвращает летчика к тактике истребителей периода Второй мировой войны и обязывает четко знать принципы, сформулированные опытом прошлого. К главным принципам боя можно отнести стремление иметь преимущество по высоте и скорости полета, а также занятие выгодного пространственного положения относительно противника.
Вертолет должен выйти в область возможных атак, находящуюся в задней полусфере и имеющую ограниченные размеры, которые обусловливаются дальностью и ракурсом эффективной стрельбы. Применение ракет с тепловой ГСН накладывает свою специфику на область атак, ведь атакуемый вертолет должен представлять собой контрастную цель, что означает, что атакующая машина должна быть или на одной с ним высоте, или ниже и это должно происходить в течение нескольких (5–6) секунд, чтобы ГСН ракеты могла устойчиво захватить цель. Согласитесь, такое возможно, если экипаж атакуемого вертолета не подозревает, что ему зашли в хвост и наводят ракету.
Согласно нашей тактики, наиболее эффективными являются атаки на догонном курсе, по касательной с ракурса 1/3 справа или слева, на сближающихся параллелях. Еще одним вариант возможен, когда в бою участвует еще одно воздушное судно, которое осуществляет целеуказание и подсвечивает цель. Тогда получается, что ведет цель одна машина, а пуск ракеты осуществляет другая. В этой ситуации ракетная атака может проводиться сверху вниз, но такой способ требует плотного взаимодействия экипажей в бою. Все остальное, как говорят специалисты, — «от лукавого», хотя и имеет право на жизнь.

О, опыт, сын ошибок трудных…

Для завоевания выгодной для атаки позиции вертолеты выполняют самые различные маневры, главной целью которых является выход в заднюю полусферу противника. Вариантов атак достаточно много, но все они сводятся к следующим постулатам: Выйти в заднюю полусферу противника, не дать ему сорвать атаку за счет резкого снижения скорости или разворота с выходом на встречный курс. Для этого применяются самые разнообразные маневры как по горизонтали, так и по вертикали: боевой и форсированный развороты (когда расстояние между противниками минимально), горка и поворот на горке, косая петля и т.д.   
Как показывает опыт боев, количество типовых маневров исчисляется парой десятков. Поэтому действия экипажа должны быть качественно отработаны на практике, чтобы в боевой обстановке летчики могли их быстро и четко выполнять, не задумываясь и не сомневаясь. Цель — выработать своеобразный рефлекс на действия противника.

Виражи, горки и прочие прелести воздушного пилотажа

В НАТО для экипажей ударных и транспортных вертолетов наиболее характерным считается оборонительный воздушный бой, для легких — наступательный. Для обороны у них выработаны четкие правила, главное из которых — разворот не «от», а «на» противника, чтобы быстрее вывести последнего из области возможных атак своего вертолета. Так, если противник находится на дальности, превышающей величину двух радиусов разворота, то необходимо выполнять установившийся разворот с постоянной скоростью. Если расстояние до атакующего вертолета минимально, то выполняется форсированный разворот с интенсивным гашением скорости и уменьшением радиуса. Конечно, потеря скорости в воздушном бою — это плохо, но выход из области возможных атак существенно важнее. Наши вертолетчики применяют точно такую же тактику боя, хотя есть и различия в подходах. Прежде всего, у нас нет настолько ярко выраженной специализации вертолетов для воздушного боя, и связано это не только с тем, что у нас отсутствует отдельный класс легких разведывательных вертолетов, но и с самой спецификой атакующих машин.

Раз, два, три

Во-первых, все наши ударные вертолеты Ми-35, Ми-28Н «Ночной охотник» и Ка-52 «Аллигатор» вооружены не только мощными, подвижными пушечными установками, но и ракетами класса «воздух — воздух» с тепловой ГСН, в отличие от основных американских вертолетов AH-64D Apache Longbow . Естественно, в боекомплект входят ПТУР как с радиокомандной системой наведения, так и с лазерной ГСН.
Во-вторых, БРЭО вертолетов полностью соответствует возможностям НАТОвских машин, а это говорит об одинаковых, в принципе, возможностях экипажей по техническому обнаружению вертолетов противника, в том числе и в сложных метеоусловиях. Конечно, тепловые матрицы у американцев более качественные и обладают большим разрешением, но разница не очень существенна, чтобы оказывать решающее значение в бою.
В-третьих, несмотря на большую взлетную массу, наши новейшие вертолеты маневреннее аналогичных американских на средних и малых скоростях. Как пример можно сравнить одноклассников: AH-64D Apache Longbow  и Ми-28Н «Ночной охотник». Российский вертолет на средних и малых скоростях, несмотря на большую массу, легче маневрирует, благодаря большему разносу горизонтальных шарниров втулки несущего винта. Плечо между шарнирами работает, как рычаг, создавая более сильный управляющий момент по отношению к общей массе машины.
С Ка-52 «Аллигатор» и вовсе сравнивать бессмысленно — наш вертолет построен по соосной схеме, что дает ему особые аэродинамические качества по маневрированию. Из-за отсутствия рулевого винта повышается общая энерговооруженность вертолета и увеличивается запас путевого управления. Благодаря этому машина может выполнять полет на недоступных для одновинтовых вертолетов режимах: боком (боковое скольжение) до скорости  120 км/ч и хвостом вперед до скорости до 150 км/ч. Это дает вертолету особые возможности по сопровождению и атаке цели.
Конечно, российские тяжелые боевые вертолеты не сравнятся с маневренностью маленьких и легких небронированных «Кайов», «Кайусов» и «Боингов», но «надавать по шее» могут легко. На стороне российских вертолетов мощные и дальнобойные поворотные пушки и серьезная броня, продвинутое БРЭО и превосходная электронно-оптическая защита, ну и, конечно, ракеты для воздушного боя.      

Дела минувших лет

Все, что мы обсуждали до этого момента, по большей части теория, конечно, основанная на боевом опыте. Но ведь вертолеты уже воевали до этого и между собой, и даже с самолетами. Какие были результаты?
Настоящим «вертолётным ристалищем» стал ирано-иракский военный конфликт. Со стороны Ирака в боевых действиях участвовали советские Ми-24, Ми-8 и французская «Газель», а иранская сторона была представлена линейкой вертолетов производства американской компании Bell Helicopter: ударный АН-1J  Sea Cobra, наследники знаменитого «ирокеза» AB-214 и AB-412. В процессе боев применялись все виды вооружения от пушек до ПТУРов и противовоздушных ракет, причем в основном ракеты. Итог боев примерно равный.
К слову о защите. В феврале 1986 г. иракский Ми-24Д «в хлам» расстрелял из ЯкБ 12,7 новенькую иранскую Sea Cobra. Ответная очередь из трёхствольной 20-мм пушки оставила только вмятины на броне Ми-24Д.
В том же 1986 г. советский Ми-24В при проведении спецоперации по спасению захваченных душманами советских военнослужащих ракетой «Стрела» уничтожил пакистанскую AH-1W Super Cobra.
1992 г., территория бывшего СССР. В небе Абхазии сразились три практически одинаковых вертолёта. Вертолёт Ми-24ВП российского миротворческого контингента ответил на атаку пары грузинских Ми-24В и сбил один из них противовоздушной ракетой 9М220О комплекса «Атака».
В 1999 г. старенький югославский Ми-24В ракетой 9М114М2 комплекса «Штурм» сбил новейший американский ударный вертолет АН-64D Apache Longbow и транспортный UH-60 Black Hawk. Как ни странно, американцев подвел именно локатор системы Longbow, по пассивному пеленгу на который скрытно вышел югославский пилот.  Простейшая система предупреждения об облучении СПО-17 скрытно вывела югославский экипаж на дистанцию стрельбы. Когда пилот Apache увидел на своем радаре Ми-24, было уже поздно, ракета была в пути.
Таких историй много, и большинство из них говорит, что обычно удача на стороне того, кто первым обнаружил цель, что управляемые ракеты применяются чаще, чем стрелково-пушечное вооружение, и что опыт и хладнокровие пилота — главное оружие в бою.

Вопрос — ответ

Когда я спросил одного заслуженного военного вертолетчика, который «побывал и поучаствовал»,  является ли в воздушном бою универсальность наших ударных  вертолетов преимуществом или это недостаток по сравнению со специализацией, принятой в ВВС США, прозвучал четкий и лаконичный ответ: «Наш подход правильный и эффективный».
Я полковнику поверил.

Партнёры

Реклама

Журнал онлайн

Редакция журнала

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru 

Подписка на журнал

Журнал «Арсенал Отечества» продолжает подписку на 2018 год. Издание выходит с 2012 года с периодичностью 6 раз в год.

Стоимость годовой подписки — 9 000 руб.

По вопросам подписки или приобретения журнала в розницу обращайтесь к С.А. Бугаеву (sbuga1960@yandex.ru+7 (916) 337-14-17)